Попал в кадр

Страница: 2 из 7

даже отметил что он граничит с вульгарным, потому как дополняли её образ туфли на высокой платформе и ещё бОльшим каблуком. «Одета как порно-актриса», пронеслась ещё одна мысль в голове Гены.

— Проходи за ширму и раздевайся ниже пояса, — сказала девушка даже не представившись.

К раздеванию Гена уже был сегодня готов, поэтому без особого смущения снял с себя джинсы и плавки и вышел из-за ширмы.

— Садись в кресло, ноги в подставки, — со знанием дела командовала девушка, не смотря на её молодой возраст.

В подобном кресле Гене ещё не доводилось сидеть и смущение к нему снова вернулось, когда его член оказался прям перед лицом совсем молоденькой девушки, а ноги неприлично раздвинуты в стороны.

Но её, похоже, эта ситуация только радовала. Девушка для начала взяла какую-то металлическую медицинскую лопатку и, подойдя к Гене, сказала:

— Сейчас возьму у тебя анализы. Ты там всё равно ни с кем трахаться не будешь, но порядок есть для всех один. — «Судя по всему девушка в курсе событий», отметил Гена.

— Возьми член и откати, — сказала медсестра, после чего небрежно вставила металлический прибор в уретру и несколько раз больно провела им внутри члена.

От неожиданности и боли у Гены посыпались искры из глаз... Но, процедура быстро закончилась. Девушка отложила лопатку к микроскопу, а сама взяла пластмассовый чехол с замочком и умелыми движениями надела это приспособление на член, закрепив его кольцом на мошонке таким образом, что снять его было невозможно.

— Попрощайся с ним, теперь ты нескоро его потрогаешь, — довольная своей работой, она издевательски посмеялась над Геной, к которому снова вернулись страх, смущение и унижение.

В этом офисе настолько бесцеремонно с ним обращались, что он начал уже немного за себя бояться. А что же будет во время съёмок? Но, отступать уже было просто некуда, к тому же и откупиться штрафом тоже не было никакой возможности...

Одевшись, Гена вернулся в кабинет к Веронике Васильевне, в котором она оставила ему свою визитку на всякий случай и сказала:

— Теперь жди звонка. Я думаю в течении двух недель всё будет готово к съёмке и мы тебя наберём. Желаю удачи. И да... смотри не сломай дорогостоящий инвентарь, — издевательски с усмешкой добавила она в спину уходящему.

Гену переполняли эмоции. Он медленно шёл по улице и переваривал всё, что с ним сегодня произошло, тем более что о событиях сегодняшнего дня ему напоминала небольшая тяжесть между ног — тот самый злополучный пояс верности. «Вот ещё счастье на мою голову», — досадно подумал Гена. Ещё и эта штука выпирала слега из штанов, создавая впечатление, что член серьёзно набухший, привлекая взгляды прохожих. Гена думал сгорит со стыда, пока дойдёт домой.

Придя домой он разделся с целью внимательней осмотреть тот девайся, который на него надели.

«Снять его точно не получится, — после нескольких попыток подумал Гена, — что же, надо хотя бы брюки одевать не обтягивающие, а то засмеют меня совсем».

Тут парню захотелось справить малую нужду. Он долго пытался развернуть пластиковый чехол в надежде попасть дырочкой в унитаз, но, когда понял что это не удастся, принял решение писать сидя. Как только он начал это делать — резкая боль вызвала у него громкий стон, а лицо искривилось гримасой. Это были последствия сбора данных для анализа.

Прошло несколько дней... Гена начал забывать о постыдной ситуации, а к поясу верности немного привык. Но, ночью начались серьёзные проблемы: с постоянным ростом воздержания ночные эрекции появлялись всё чаще и протекали всё сильней. В такие минуты член пытался вырваться наружу, сильно до боли оттягивая пластиковым фиксатором яички, создавая тем самым большой дискомфорт. Бедняга не мог спать в такие минуты, а только держался за пластиковый чехол в надежде как-то его придавить, чтобы смягчить болевые ощущения.

К недосыпанию из-за постоянных болезненных эрекций прибавилось ещё и чувство серьёзного сексуального голода. Гена никогда до этого не воздерживался и недели, а сейчас прошло уже десять дней и это было невыносимо для непривыкшего организма. Все свободные мысли были заполнены только сексом. В голове крутились только женские тела, а если на улице Гене попадалась красивая девушка, то он жадно пожирал её глазами, добавляя себе болевых ощущений в паху. К концу второй недели он начал жадно пожирать глазами уже и некрасивых девушек, когда наконец-то раздался звонок на мобильный от Вероники Васильевны:

— Привет, есть новости. — сразу без прелюдий начала она, не дав Гене даже поздороваться, — Съёмки переносятся ещё на две недели, так что можешь считать, что получил ещё двухнедельный отпуск.

— А можно мне снять хотя бы пояс верности? — с надеждой на облегчение спросил Гена.

— Об этом не может быть и речи!

— Но у меня там всё болит и терпеть становится всё тяжелей!

— Так, не ври мне, ничего там болеть не может. — резко сказала Вероника Васильевна, — Да и это в твоих интересах — чем сильнее будешь возбуждён, тем легче тебе будет на съёмках. Так что не скули и жди звонка. Чао.

Гена был ошарашен... Ему от досады и от грубого наплевательского отношения к нему хотелось плакать. Вероника Васильевна же изначально знала что съёмки начнутся только через месяц, но решила, что дополнительный облом этому щенку не помешает. Она очень любила дразнить мужчин и не смогла отказать себе в удовольствии позвонить страдальцу и послушать его нюни.

К концу четвёртой недели Гена даже всплакнул пару раз ночью от дикого возбуждения, которое никак с себя не мог сбросить, и от жуткой боли в паху...

Но, наконец-то настал тот день, когда ему велели явиться на съёмки. Что говорить, Гена летел в офис, который по совместительству и студия, на всех парах и окрылённый.

Первым же делом его направили в уже знакомую ему процедурную. Помимо молодой девушки в этот раз там была женщина постарше. Как решил для себя Гена — это врач, а молодая девушка всё же наверно ассистент. Женщина была немного крупной, но толстой её не назовёшь. У неё была очень большая грудь, из-за которой явно было видно, что халат, который на ней, маловат. Впрочем, и на этой женщине халат был через чур коротким, а поэтому абсолютно не скрывал стройных её ног.

— Раздевайся полностью и садись в кресло, — сразу же с порога скомандовала женщина.

К этой процедуре Гена был абсолютно готов, поэтому разделся не моргнув глазом и неуклюже забрался на кресло, положив ноги на подставки. Молодая сразу же сняла с него пояс верности и некоторое время обе женщины абсолютно на него не обращали внимание, занимаясь своими делами. Гена же имел возможность понаблюдать за ними. На молодой был всё тот же вульгарный халат с очень глубоким вырезом как вверху, так и внизу. Та, что постарше тоже выглядела очень маняще... Длительное воздержание дало о себе знать и в присутствии двух красивых женщин член начал предательски наливаться кровью. К такому повороту событий Гена не был готов. Сначала пытался прикрыть его руками, потом понял, что бесполезно, хотел отвлечься и думать о чём-то нейтральном, но и это не привело к успеху. Член после длительного заточения полностью налился кровью и торчал колом, а лицо обладателя члена было пунцовым от стыда.

Тут женщина постарше отвлеклась от своих дел, посмотрела на Гену, увидела буйную эрекцию и возмущённо сказала:

— Ты что себе удумал?! Ты сюда развлекаться с нами пришёл? Кто тебе разрешал?

— Но я... — пытался робко оправдаться уже совсем подавленный Гена, однако его резко перебили.

— Что «я»? Может, ты ещё нас тут изнасиловать хочешь? А ну, Марина, — обратилась она к ассистенту, — надень на него смирительную рубашку, а то иди знай что от этого маньяка ждать.

Марина полезла в шкаф, а Гена готов был провалиться сквозь пол от стыда. Он никак не ожидал подобной реакции от доктора.

Марина же тем временем достала кожаный ошейник, к которому на коротких цепочках были прикреплены две манжеты ...  Читать дальше →

Показать комментарии (10)
наверх