Свингеры поневоле

Страница: 1 из 3

Рассказ основан на реальных событиях. В силу ряда обстоятельств я был вынужден внести определенные коррективы (изменить место действия и некоторые второстепенные детали), поэтому данное произведение не вошло в серию рассказов «Реальные истории», где повествование идет без художественного вымысла. Имена героев изменены. События, которые имели место быть, подробно описаны в рассказе без купюр, но в этом составе действующих лиц имели лишь разовый характер.

Случилось это жарким летом 1990года, когда мы решили отправиться на уикенд на природу. Мы, это я, Алекс, и моя жена — Катерина: нам сорок лет на двоих, плюс-минус четыре года. Наши друзья-ровесники — Юлия и Влад — владели небольшим домиком на берегу озера, куда мы и отправились солнечным июльским утром, подурачиться и отдохнуть. Почему этот плохо сбитый коробок скромных габаритов Влад называл громким именем «фазенда» я не знаю, но, на безрыбье, как говорится, и сам раком станешь. Мы добрались до нашего пристанища, побросали вещи, и побежали купаться.

Наши женщины были превосходны! Словно соревнуясь друг с другом размерами своих прелестей, девчонки в выборе купальников достигли предельного минимализма: «верх» еле-еле прикрывал соски, а «низ», состоящий из веревочек и маленьких лоскутков, трусиками можно было назвать лишь с большой натяжкой. Прыгнув с мостков «солдатиком» в воду, наши жены окончательно потеряли «верх» купальников и всякий стыд: весь день они потом ходили топлесс, и мы с Владом чуть не свернули шеи, внимательно следя за торчащими сосками прыгающих при каждом шаге сочных грудей наших дам.

Влад был врачом — с накачанным телом и циничной головой — и сходу поставил диагноз нашим женщинам: «ябывдул». Не нужно быть профессионалом, чтобы придти к такому очевидному выводу: я бы тоже не отказался, причем, от обеих. Но, чужая жена, тем более друга — это табу, нарушать которое воспрещается. Так нам казалось до сегодняшнего вечера...

Накупавшись до одури, мы вернулись к фазенде, и я с сомнением оглядел единственную комнату нашего пристанища: домик дядюшки Тыквы из сказки про Чиполлино был куда просторнее. Мы сдвинули две полуторные кровати, иначе места за столом для всех нас просто бы не хватило. Пришлось застелить их поперек: так простыни хотя бы закрывали старые матрасы. Разводы на них напоминали контурные карты для пятого класса, и можно было только догадываться, что на этих матрасах вытворяли их хозяева в прошлом. Хорошо, что постельное белье оказалось новым и чистым.

Наши жены посчитали, что скромность в сложившейся ситуации не уместна, и, отказавшись от припасенного для них шампанского, присоединились к нашему выбору напитков. Мы вчетвером приняли на грудь больше литра водки, и я вдруг отчетливо осознал, что для дружной шведской семьи настало самое время.

От создания основной ячейки общества по скандинавскому типу наши жены категорически отказались, да и Влад, выйдя во двор, сокрушенно сообщил, что не сможет ступить на скользкий путь греха и порока: он никогда не занимался сексом при посторонних, и Юльке своей не изменял. Я предложил ему не заморачиваться по этому поводу, а просто лечь в кровать и расслабиться. Он не подозревал, что у меня есть пара козырей в рукаве, которые я надеялся в нужное время предъявить нетрезвой компании.

Мы с Владом вернулись в наш кукольный домик и разделись как ни в чем не бывало. Глядя на нас, Юлия и Катерина, смущенно хихикая стали стаскивать с себя одежду, стараясь не встречаться взглядом друг с другом. Оставшись в трусиках и маечках, они юркнули под одеяло и завели какой-то бестолковый «светский» разговор заплетающимися языками.

Я вставил в видеомагнитофон «козырную» кассету с невинной наклейкой «Клуб кинопутешественников», и мы заняли горизонтальное положение рядом со своими половинками. Никто не подозревал, что сейчас мы будем смотреть немецкий юмористический сериал под общим названием «Das ist Fantastish!».
Я с женой лег у стены, а Юлия, четко соблюдая демаркационную линию, легла посередине. Слева на краю кровати возлежал Влад, поставив одну ногу на пол: то ли потому что ему не хватало места на этом импровизированном брачном ложе, то ли чтобы иметь точку опоры в этот щекотливый момент.

На экране замелькали титры, и я, не откладывая тело в долгий ящик, постарался добраться до груди жены под одеялом, которым она тщательно укрыла себя до самого подбородка, забившись в приступе скромности и целомудрия. Она явно не хотела заниматься публичным прелюбодеянием, и я в тайне надеялся, что учебный видеофильм, действие которого на экране телевизора разворачивалось самым непристойным образом, поможет расположить мою супругу к наглядной агитации: рядом лежали напряженная Юлия и перепуганный Влад.

Я добрался до пульта управления грудями, и стал крутить кнопочки в разные стороны. Но путь к тайному проходу королевы оставался закрыт: преградой оказались трусы, плотно облегающие ее упругую попку, а сомкнутые ноги как тела сиамских близнецов не оставляли надежды на их разделение. Немецкий автомеханик уже вовсю орудовал ключом на «21», а я все никак не мог добраться до отверстий своей жены, чтобы прочистить их по полной программе. Катерина с таким интересом наблюдала за перверсиями на экране, как будто бы она смотрела порно первый раз в жизни.

Специалист из Баварии уже заканчивал диагностику хозяйки и ее авто, когда Катерина, наконец, обратила внимание на мои отчаянные попытки проникнуть в святая святых. С превеликим удовольствием я достал свой инструмент (не уступающий лучшим немецким образцам), и начал настойчиво тыкать в размякшую фрау Катерину. Я лежал на боку и пытался просунуть его между телом и трусами, сдвинув их в сторону. Наконец мне это удалось, и я с наслаждением задвинул ей на всю длину своего джанго освобожденного. Катерина забормотала мне в ухо одобрительные слова, как вдруг я увидел, что Юлия внимательно смотрит на мои потуги исследовать таинственные глубины непредсказуемой женской души через труднодоступное тело в трусах.

— Ты чего не смотришь телепередачу про э-э-э... гараж? — Испуганно зашептал я, на миг замерев в Катерине.

— Здесь у вас интереснее, — ответила Юлия, и уютно устроилась рядом: ей для полного удовольствия не хватало только ведра попкорна и диетической колы.

— У тебя муж под боком мается без дела! — Зашипела моя Катерина, обращаясь к подруге.

Юлия невозмутимо продолжала глазеть на нас, подперев голову кулаком, и внимательно наблюдала за шевелением нашего одеяла. Я чувствовал встречные движения жены, и стал руками стаскивать с нее последнюю преграду. Каждое мое движение контролировалось незваной созерцательницей, и я ощущал себя подопытным кроликом, неумело сдающим экзамен на профпригодность. Трусы были влажные от выделений и прилипали к телу, скатывались в трубочку и тормозили на Катькиных нетерпеливых ногах. Со стороны казалось, что я пытаюсь выдернуть конечности собственной жене, а не избавить ее от детали женского туалета.

«Вивисектор ты так себе», мелькнула тревожная мысль, и я, наконец, стащил с Катьки ненавистные трусы, вставшие на моем пути познания и просветления. Жена облегченно вздохнула и стала активно помогать мне добиться тесного контакта с ее внутренними органами. Успешно двигаясь в нужном направлении, я посмотрел на Юлию: наши взгляды встретились, и мне стало казаться, что я трахаю именно ее. Я смотрел на нее во время этой гонки на выживание, скользя лысым борцом за свободу по влажной лесополосе: бритые киски в те «лохматые годы» еще не вошли в моду.

Наконец я выпустил залп победоносного салюта, который отразился в глазах благодарной жены праздничным фейерверком. Откинувшись на подушку, я внезапно вспомнил о Владе: он выпал из поля моего зрения, пока я вел непримиримою борьбу с трусами моей благоверной за право посещения влажной пещеры, поскольку у меня был льготный билет. Замотавшись в простыню, аки мантию, я оставил Катерину наедине со спермой, и поступью великого Нерона потащил врача на волю, в ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (45)

Последние рассказы автора

наверх