Хроники Пустошей. Часть 1: Встреча

  1. Хроники Пустошей. Часть 1: Встреча
  2. Хроники Пустошей. Часть 2: Чистилище
  3. Хроники Пустошей. Часть 3: В пути
  4. Хроники Пустошей. Часть 6: Жажда жизни
  5. Хроники Пустошей. Часть 7: Откровение
  6. Хроники Пустошей. Часть 8: Необратимость

Страница: 4 из 7

постукивая пятернёй по ширинке.

Девчонка скривилась, засунула свою маленькую ручонку в расстёгнутую ширинку, и вытащила мой член на свет божий. Скривившись, Эмма стала водить ладошкой по члену медленно и нерешительно, будто боясь обжечься. Когда же я потребовал перейти к более решительным действиям, рыжая приблизила лицо к моему члену, закрыла глаза, и взяла головку в рот. Вместо того чтобы задействовать свой язык, и попробовать моего дружка на вкус, Эмма прижала язык к нижней челюсти, стараясь не касаться им члена. Водила головой она медленно, словно неживая, и даже не пыталась продвинуться дальше головки. Такого халтурного минета мне ещё никогда не делали!

— Всё хватит! Прекрати! — раздражённо бросил я, и отступил назад на один шаг, вытащив член изо рта Эммы.

— Что-то не так? — спросила она с искренним изумлением.

— Всё не так! Даже если упырю выбить зубы, и приставить член ко рту, он всё сделает во много раз лучше тебя! Ты вообще хоть раз минет делала?

— Представь себе, нет, козёл старый! — яростно выпалила она.

Я удивлённо вытаращил глаза. Подобный вариант даже не приходил мне в голову.

— Чего уставился? Сам что ли кому-то отсасывал? — совсем завелась Эмма.

К счастью, отсасывать никому мне не пришлось, но такая возможность у меня была. Случилось это через час после того как я сошёл с тюремного автобуса, и получил свою робу. На меня положил глаз двухметровый латинос, которого все называли Малыш Энрике. На обеде он подсел ко мне за столик, и открытым текстом заявил, что с молчаливого согласия охраны этой ночью сделает меня своей сеньоритой. Чуть позже я узнал, что Малыш Энрике, отбывающий пожизненный срок, за проведённый в тюрьме год успел оприходовать семерых новичков. Я непременно бы стал восьмым, если бы за ужином сосед Энрике по столику не пырнул его десять раз заточенной ложкой, причем три удара он нанёс латиносу между ног.

— Успокойся. Раз такое дело, помогу чем смогу. Попробуй ещё раз. Для начала немного поработай языком, — посоветовал я.

Вновь закрыв глаза, Эмма коснулась кончиком языка головки члена.

— Не только головку. Попробуй ствол целиком, — снова подсказал я.

Дело наконец-то сдвинулось с мёртвой точки, хотя Эмме, конечно, было далеко до Синтии. Поводив языком по моему члену, и не оставив на нём сухого места, девчонка, опять же, лишь после моей подсказки, вновь взяла его в рот, и принялась сосать. На этот раз она продвинулась намного дальше головки, дойдя почти до середины. Тогда я положил руки ей на плечи, и начал водить членом вперёд-назад. Делал я это медленно, потому что с непривычки девчонку могло и стошнить. Загонять член в раскрытый пошире рот на всю длину я не стал по той же причине. К тому моменту мой дружок достаточно окреп, и был готов к большему. Однако я решил опробовать киску Эммы в другой раз, а потому слегка отстранился.

— Доделай дело рукой, и на сегодня можешь быть свободна, — дал я последнее указание.

С этой задачей Эмма справилась намного лучше, и без каких либо советов. Взяв член в руку, девчонка начала очень быстро водить по нему рукой, желая поскорее от меня отделаться. Когда же мой дружок запульсировал, Эмма тут же выпустила его из рук, и резко отскочила в сторону. Длинная белая струя хлынула на землю. Когда поток иссяк, я подошёл к ванне, зачерпнул воды, и принялся очищать своего дружка от выделений.

— Завтра нам предстоит кое-что сделать, так что ложись спать пораньше, — посоветовал я Эмме, а когда обернулся, то увидел что в сарае её уже нет.

Рыжая отсутствовала до поздней ночи. Взволнованная Синтия просила меня отправиться на поиски своей ненаглядной пустоголовой дочурки, но я наотрез отказался. Если у девчонки в башке завелись тараканы, пусть справляется с ними сама. С этими мыслями я благополучно отошёл ко сну. Встав с утра пораньше и быстренько подкрепившись, я принялся готовиться к дороге. Заполнив рюкзак, и повесив на плечо винтовку СВД, я спустился на первый этаж. Эмма и Синтия всё ещё спали. Девчонка во сне выглядела такой умиротворённой, что будить её было как-то неловко. Присев на корточки, я собирался дотронуться до её плеча, однако Эмма тут же открыла глаза.

— Поднимайся, рыжая. Мы идём на пикник, — возвестил я.

— Чего? Какой ещё пикник? — проговорила Эмма сонным голосом, а затем зевнула.

— На месте узнаешь. Поднимайся.

— Отвали. Никуда я с тобой не пойду.

— Ты будешь делать всё что я скажу, или твоя мамочка не получит лекарства, — напомнил я.

Упоминание о болезни Синтии подействовало на Эмму как ведро холодной воды. Бросив встревоженный взгляд на спящую мать, девчонка медленно поднялась на ноги.

— Вот так бы сразу, — сказал я, вручая девчонке рюкзак.

На то чтобы позавтракать я дал ей три минуты. Спешно прожевав чёрствые сухари, и запив их холодные чаем, Эмма поинтересовалась когда мы вернёмся.

— Точно не знаю, но скорее всего к обеду, — ответил я без раздумья.

— А как же мама? Мы не можем оставить её одну! — возразила рыжая.

— Можем и оставим. Таблетки и оружие на втором этаже. Ничего с ней не случится.

— Какой толк от оружия без патронов?

Успела, значит, уже везде полазить. Впрочем, ничего удивительного в этом не было. Я был процентов на 90 уверен, что такой вопрос последует, а потому прихватил с собой серебристый револьвер. Вытащив оружие из-за пояса, и продемонстрировав Эмме полный барабан, я положил пистолет рядом со спящей Синтией.

— Всё, выходим, — объявил я, и пошёл к выходу.

Эмма повесила на спину рюкзак и последовала за мной. Вдвоём нам предстояло преодолеть 8 километров, и это только в один конец. В идеале выдвинуться в путь следовали ещё раньше, т. к. день обещал быть жарким. К тому моменту, когда мы отошли от моей берлоги на значительное расстояние, солнце светило очень ярко. Шагая по песчаным барханам, я то и дело поглядывал на плетущуюся за мной Эмму. Поначалу она не отставала от меня ни на шаг, но потом начала уставать. Я чувствовал себя намного лучше, т. к. подобные переходы совершал не раз. Достав с пояса фляжку с водой, я сделал оттуда пару глотков, и бросил её своей спутнице. Девчонка с трудом поймала флягу, и быстро открутила крышку.

— Расходуй экономно. Это на всю дорогу, — предупредил я Эмму.

— И сколько нам ещё идти? — спросил девчонка хриплым голосом.

— Почти столько же.

Эмма коротко кивнула, сделала из фляжки несколько глотков, и плеснула себе немного воды на голову. К тому моменту, когда мы поднялись на вершину высокого бархана, и добрались до пункта назначения, Эмма с трудом держалась на ногах.

— Дай мне рюкзак, — приказал я, и протянул девчонке руку.

Эмма отдала мне ранец, и опустилась на корточки. Достав из рюкзака кусок ткани, я намочил его водой, и отдал Эмме вместе с ранцем. Использовав рюкзак вместо стула, девчонка набросила себя на голову мокрую ткань вместо платка.

— Ради чего мы сюда пришли? — спросила она уставшим голосом.

— Скоро узнаешь, — ответил я, и отправился осматривать низину.

Заметив несколько палаток, я снял с плеча СВД, и начал осматривать лагерь через прицел винтовки. Всего я насчитал 11 человек, и все они были вооружены. О существовании банды, устроившей лагерь в Пустошах, я узнал от моего приятеля Джеффа, когда договаривался с ним насчёт лекарства для Синтии. С его слов выходило, что этот отряд шёл прямиком к Клоаке, и помыслы их едва ли можно было назвать чистыми. Атаковать город без предварительной разведки эти чудики не стали, а потому и разбили лагерь в пустыне. А поскольку Джефф был далеко не самым последним человеком в Клоаке, честь устроить бандитам диверсию, а под шумок вынести что-нибудь ценное из их лагеря, он возложил на меня. 1 мародёр против 11 вооруженных мордоворотов. Приятно, когда в тебя верят до такой степени.

— Эй, рыжая! Бегом ко мне! — приказал я, откладывая винтовку в сторону.

Эмма нехотя поднялась с рюкзака, и побрела ко мне, во ...  Читать дальше →

Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх