Дрю. Шпионские страсти. Миссия в Дубаи

  1. Дрю. Шпионские страсти. Миссия в Дубаи
  2. Дрю. Шпионские страсти. Миссия в Турции

Страница: 1 из 3

Ксения Валерьевна была шпионкой по призванию и обучению. Ее внедрили, как супер яйцеклетку в матку жены известного профессора Колчака, посулив в будущем продвижение по карьерной лестнице и ему, и жене. В утробе Ксения Валерьевна питалась через пуповину экологически чистыми продуктами, доставленными утренними самолетами из Женевы и музыкой Шуберта, рекомендованной врачами матери, в послеобеденную дрёму.

Всасывая в себя альпийские витамины, она училась быть быстрой и проникновенной, как шум ветра в луговых травах. Слушая умные речи профессорского состава, и суча ножками в живот матери, она училась быть умной, лаконичной и отличать дилемму от теоремы.

Музыка великих композиторов приучала к такту и умению держать паузу.

Выйдя из чрева днем в четверг, и мяукнув на свет красным сморщенным личиком, начался отсчет синусоиды ее жизни.

Появилась в профессорском доме нянька Клава, которая обучала ее выдержке и выносливости, ставя в угол за проказы на горох. Ксения училась быть хитрой и продумывать ходы на несколько шагов вперед, дабы не получать затрещин и ремня.

Мать занималась собой, тренировала голос, перескакивая с октавы на октаву, при этом выпячивала грудь и подбирала живот, любуясь сановней статью в зеркало шкафа.

Примеряла на себя новый имидж; рассматривая иностранные журналы мод, тайком подброшенные в почтовый ящик сотрудниками внешней разведки, прибывших с визитом в город инкогнито.

Отец ораторствовал с кафедры, обучая мажоров и прощелыг азам дипломатии.

В шесть лет ее отдали в закрытую школу, где она обучала иностранные языки в количестве шести штук, именно столько завещал вождь, философию и психологию, поведенческие инстинкты людей в экстремальных ситуациях и муай-тай.

Она была хорошей девочкой — ответственной, вдумчивой и маниакально целеустремленной, злой; могла показать мелкие зубы как чихуахуа и загрызть на смерть за идею. Годы обучения наложили отпечаток на ее характер, она стала закоренелой стервой. А как иначе? В кругах разведки только такие агенты и ценятся. И внешность. Все бы ничего, вроде и фигура есть, а сисек нет, но лицо подводило девушку, ой как подводило. Позже с годами, накопив немалую сумму денег усиленным шпионским трудом, она сядет в самолет и бизнес классом рванет в Америку к прекрасным носовым хирургам, которые сделают все, что бы она и говорить могла не в нос.

А пока этот цветок набухал, впитывая в себя знания, как Лилу информацию с компьютера пастора, от начала земных войн и до торжества планеты зла в « Пятом элементе». Пройденный материал запивался второпях диетической Кока-Колой и заедался куриной грудкой.

В классе ее звали — Ксю. Имя, которое она пронесет через годы падения и расцвета.

Директор школы, вызвал ее на ковер перед выпускным балом. Ранее он служил Родине, гордо нося звание засланца, или консула, косил под парижанина, надевая на воскресную мессу кашемировое пальто и, обвязавшись шарфом от BURBERRY, сливал инфу батюшке, каясь в грехах. В школе он преподавал физику, задумчиво излагая трактат, что скорость тела не зависит от его массы в безвоздушном пространстве. При этом он почесывал лысину сухими тонкими пальцами интеллигента, и в душе, видимо, недоумевал, как сие может происходить.

— Колчак, вы являетесь гордостью нашей школы. Безусловно, во всех видах обучения. Я до сих пор не могу придти в себя, как ловко вы в Куршавеле, на чемпионате Европы среди юниоров, двумя пулями срезали двух агентов иностранной разведки с сосны, умудрившись при этом прострелить и мишени в десяточку, — он задумчиво потер подбородок.

— Так вот, сразу после окончания школы, я порекомендовал вас в высшую школу шпионов, с грифом секретно. Это значит, что вам не надо проходить рутинное мероприятие по сдаче экзаменов. Да, еще совет великих шпионов-массонов выделил вам энную сумму денег. Фанфары, моя дорогая!!! Инкогнито мы поместим вас в Швейцарскую клинику, где вам сделают ментопластику. Это наш вклад в ваше будущее. Аплодисментов и цветов не надо. Таково решение высочайшего совета, — и он поднял указательный палец вверх, закатив при этом глаза так, что бельмо правого засияло снежной белизной. — Ваше кодовое имя отныне — Дрю. Засим прощаюсь, если нужна будет помощь, связи, явки и пароли старых миллиардеров, прозябающих на дискотеке на Ибице и Бали, пишите по факсу и факту. Я всегда рад помочь вам и вашей семье.

Дрю пала на колено, и положив ладонь правой руки на сердце, прокричала в пыльную подворотню кабинета директора:

— Клянусь беспристрастно служить делу шпионов и Родине, философски обосновывая КСЕнофобию!

— Встань дитя, оттряхни коленки, подтяни гольфы, поправь косички и беги в новый мир. Ступай, — и скупая мужская слеза скатилась со старческого глаза, пораженного катарактой.

Профессор Колчак, порулив некоторое время пароходом и отдавая приказы с капитанского мостика, умер. Семья и толпы знакомых погоревали и забыли сие недоразумение. Но, Дрю, даже в такой ситуации не растерялась и выжала максимум, раздав всем боссам большой игры визитки, начав поэтапное восхождение к вершине славы.

Вдова заламывала руки и губы, показывала глазами на малютку Дрю, одетую в комбинезон цвета хаки от Хьюго Босс, громко причитая в слив алюминиевой ванны:

— А как же мы? Вы обещали. Не для того я носила в своем чреве дитя, чтобы бесславно сгинуть в анналах Родины и космоса.

При этом она так натурально подвывала, подражая Иерихонской трубе, что глас был услышан и ей дали должность, хорошую и денежную.

Она поправила макияж и, сменив гардероб и прическу, отправилась гребсти бабло шуфлей.

У Дрю развязались руки. Она внедрилась в светские тусовки, и начала вести ночной образ жизни, тренируя свое мастерство обольщения и оттачивая психологические эксперименты на знакомых, чем доводила их до бешенства и белого каления, хотя в результате этого каления они плавились в ее руках. Заведя множество папочек синего и красного цвета, составляла досье на чиновников и артистов, любовно выводя фамилии на корешках.

Так сказать практика первого года обучения на шпиона. Занятия по теории она посещала пунктуально и тренировалась, изучая новые виды боевых искусств.

По окончании первого курса, члены коллегии шпионов решили дать ей первое задание, пока девушка еще юна, мила и щеки цвета персика. Когда утром можно проснуться без косметики, и это не вызовет гримасу ужаса и падения на пол партнера, а пробудит в нем нежность и очарование юностью.

Ее вызвали на ковер, показали фото цели и объяснили аспекты миссии:

— Дрю, совет выбрал вас, как самую хладнокровную, расчетливую и беспринципно открывающую двери правой ногой, даже если задание провалено и, казалось бы, выхода нет. Вы мгновенно оцениваете обстановку, как Виндоус 10 и действуете решительно. Но, еще и наличие пункта девственница, играет нам на руку. Задание является специфическим, но таковы ставки в этой игре.

— Ваш куратор Ефим.

Ефим был поджарым полковником, лет под сорок, щеточка седых усов топорщилась под римским носом и голубые холодные глаза коварного шпиона, под кустистыми бровями сияли северными водами, омывающие родину.

Ефим встал, и, махнув рукой на дверь, поспешил ретироваться, приглашая на тайное совещание группы, Дрю.

Дрю зашла следом за Ефимом в кабинет, где их ждали члены группы в полном составе. Ефим начал представлять девушке агентов:

— Эван и Дэмиан — специалисты по сейфам, в простонародье медвежатники и эксперты по взрывчатым веществам.

Военная выправка, широкие плечи и мускулистые руки говорили о хорошей спортивной подготовке. Одеты они были в камуфляжную форму цвета хаки, штаны заправлены в черные берцы. Оба подстрижены налысо, создавалось впечатление, что это два удальца из одного ларца. Но, сука, красивые до безумия. Они улыбались ей, посверкивая белоснежными зубами без кариеса.

« Чистят зубы «лакалютом» и, видимо, подрабатывают на полставки, изображая геев, или метросексуалов,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (12)

Последние рассказы автора

наверх