Darevskia Arribas

Страница: 1 из 3

От автора: Пробую новое направление в творчестве. За основу взять текст одного из местных авторов, что не пожелал продолжать хорошую идею.

Не могу сказать со стопроцентной уверенностью, но мне кажется, что моя мачеха — ведьма. Почему я так решил? Да все просто — от нее одна мистика, а сама она весьма странная. Моя родная мать умерла, когда мне было десять, не стану на этом останавливаться, ибо это было девять лет назад, и мы с отцом это пережили. Папа обещал и клялся, что ни одной женщины в нашем доме не будет. Но прошло семь лет, и у нас в квартире поселилась Вера. С первых же дней она жила у нас словно всю свою жизнь так и жила. Отец на меня строжился и требовал ее уважать, а за что? Она охмурила единственного родного мне человека, а я это должен схвать? Ага, счаз! Но у меня ничего не выходило. Она вала меня сыночком, отец смотрел на нее как на самый ценный приз, а меня позже просто перестал замечать.

После поступления в университет я начал уже к ней привыкать. Ну, как к неизбежному злу. Как она вообще, будучи лет тридцати, смогла окрутить моего отца, который старше нее лет на пятнадцать. Но он стал словно шелковый. Начал больше работать, карьера его пошла в рост. Дома тоже был полный порядок. Можно привыкнуть, если ему так легче.

Так вот. Два года я привыкал к ней и смотрел на довольного отца. Вера ко мне относилась как к домашнему животному — покормить, нагрузить заботами, проверить состояние и если надо отвезти к ветеринару. Глупо и тупо. А вот когда я попытался привезти свою знакомую домой, она, словно с цепи сорвалась и устроила такую сцену, что знакомая ко мне даже на километр больше не подходила. Тварь, в тот момент я ее ненавидел. Я молодой и здоровый парень, а мне вот так мешают. Жалоба отцу результатов не принесла, он сказал просто — съезжай и делай что хочешь. Добрый он... Хотя это все из-за нее. Что мне оставалось? Верно — порно и хорошая шутка: Опишите свой секс названием фильма — «Один дома». Это жутко, все мои знакомые трахаются как кролики, мне тоже хочется, но, как и когда? Деньги я собираю, девушки меня замечают редко, а я их даже домой привести не могу. Сложно и нудно.

Вот в таком режиме я и жил. Приходил с учебы, разогревал еду, шел за комп и пока не наступит вечер, предавался пороку. Вечером приходила Вера и Отец, что уже крутились и всячески мне мешали. Но иногда было иначе — отец все чаще уезжал в командировки — новая должность, новые возможности и больше времени на работе. Вот на этом я немного и спалился. Как говориться — чистая история браузера, это грязная история браузера. Я вернулся домой и без задней мысли пошел есть и далее к себе. Занялся привычным делом, просматривая порно из всевозможных разделов, в том числе и «смешное» и «трансы». Бурно кончив я стер следы преступления салфеткой и пошел ее выкидывать в унитаз, а по возвращению заметил что моя комната закрыта. Постучав в комнату отца, только услышал голос Веры, которая спрашивала что мне надо. Тут-то я и остолбенел, она все видела? Краска покрыла мое лицо, и я сразу кинулся к себе, вычищая следы разврата и порока, но задней мыслью я понимал, что если она хотела посмотреть — уже посмотрела, ведь в туалете я был минут пять. До конца дня я с Верой не пересекался.

На следующий день началась мистика. Я пришел домой как обычно, разогрел поесть, увидел записку о необходимости пропылесосить, пошел на уборку и убедился, что ее дома нет. Затем сел за свой комп и попытался сделать все как каждый день, но у меня это выходило не как обычно. После получаса вебсерфинга по порносайтам, я понял, что меня все больше тянет к видео типа Трансы, я все чаще забиваю запросы — симпатичный молодой транс, и именно это видео меня заводит. От чего кончать мне, по сути, всегда было без разницы, но после оргазма я начал задумываться, чего это меня так переклинило? И что самое страшное, мистика на этом не кончилась. Шли дни, отец приезжал и уезжал снова, Вера меня ни о чем не спрашивала, но странная апатия и смена интересов была все ощутимее. Я все чаще смотрел именно порно с трансами, в запросах поиска я искал не «сочные киски», а «толстые члены». Вечерние и ночные фантазии сводились к моим представлениям, что я девочка, что у меня пухлая попка и славная грудка, а меня ебут трансы. Странные фантазии на рубеже двадцатого дня рождения, но от них я кончал так славно, что меня это особо не заботило.

Спустя примерно два месяца, когда я сдал сессию, и впереди были каникулы, отец выдал мне премиальные и вновь уехал за Урал в какой-то филиал по работе, и минимум на неделю. Норма жизни, я уже к такому привык. Прогулявшись с друзьями и отметив закрытие сессии, я вернулся домой, где была только Вера. Она ходила по дому как обычно, в длинной футболке отца, что подчеркивала ее крупные сиськи, а когда она наклонялась, можно было заметить ее белые кружевные трусики. К этому я тоже привык, но сегодня было все как-то иначе. Эта картина меня почему-то сильно завела. Возможно, я был пьян, возможно, я никогда раньше не думал о ней в таком ключе. Но она меня встретила, отчитала за пьянство, накормила и попросила помочь ей убрать паутину с углов. Едва я встал на вторую ступень лесенки, как всем стало понятно — помощник из меня никакой.

— Слезай скалолаз. — сказал она мне и сама начала взбираться на стремянку. Потолки у нас высокие, стула не достаточно. — Держи хоть лестницу.

Я взялся руками за стремянку и попытался придать своему телу максимальную устойчивость. Когда результат был достигнут, я поднял голову вверх, дабы убедиться что там все нормально. Глаза скользнули по стройным ножкам мачехи, затем глаза уперлись в ее промежность под футболкой. Весь мир сжался до этого места — между двумя крепкими ножками, светлым пятном светились ее плотные трусики, трусики, что обхватывали пухлые булки. Попа, тем не менее, стала крутиться и постоянно норовила уйти от взгляда. Очевидно, Вера перестала дотягиваться до уделённых мест, и все время пыталась вытянуться в сторону. Вот на одном из таких действия, ее нижнее белья вытянулось и выпустило из себя нечто. Крупный полуэрегированный член вывалился из края трусиков и провис буквально перед моим лицом, так как я был на уровне той самой попки. Край члена уже был слегка влажным, он качнулся и вздрогнул, на свет выле край головки. Я стоял как завороженный и не верил своим глазам. Что это? Мое собственное состояние сбойнуло и у меня самого началась эрекция.

— Нравиться? — услышал я голос Веры сверху. Я поднял глаза и заметил ее улыбку. — Лизни его, он не кусается. — добавила она и я неожиданно для самого себя опустил голову к ее круглой попке и лизнул этот член.

После этого действия меня словно пробила током — что я делаю? Я отпустил стремянку и сделал шаг назад, ощущая солоноватый привкус на языке. Алкоголь как рукой сняло, я видел Веру, что спускалась со ступенек, а ее богатырский член уже поднимался и топорщил футболку.

— Ну чего ты замер, вставай на коленки, сделай маме приятно. — лилейным голосом произнесла она подходя ко мне ближе. Ноги мои подкосились, я встал на колени, не понимая, зачем я это делаю. — Молодец. Я тебя никогда не трогала, но заметив твои новые интересы, решила, что это будет даже интересно. Любишь члены? Но все еще веришь, что ты любишь женщин. Члены и сиськи слились в твоем сознании. Бедный мальчик, ты так запутался...

Говоря все это, она прилизалась ко мне, взяла мой подбородок, а затем подняла свою футболку и сняла ее через голову, выпуская наружу свои спелые дыньки. Затем она стянула свои трусики, вываливая из них большие яйца и торчащий ствол с крупной фиолетовой залупой. Капля смазки на конце члена меня завораживала, а рука Веры легла мне на затылок и приблизила мою голову ближе. Не соображая, что я делаю и кому, я открыл рот и заглотил этот агрегат до середины ротовой полости.

— Да... Да мой хороший, соси его. Будь моей шлюхой, моей соской. Тебе это нравиться, я же ощущаю это... — говорила она, мягко всаживая мне свой член в рот и поглаживая мою голову. — Тебе ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх