Хроники Пустошей. Часть 7: Откровение

  1. Хроники Пустошей. Часть 1: Встреча
  2. Хроники Пустошей. Часть 2: Чистилище
  3. Хроники Пустошей. Часть 3: В пути
  4. Хроники Пустошей. Часть 6: Жажда жизни
  5. Хроники Пустошей. Часть 7: Откровение
  6. Хроники Пустошей. Часть 8: Необратимость

Страница: 5 из 9

которым меня наградила Элис.

— Это она тебя полоснула? — спросила Эмма, и немного замялась. — Та ненормальная, с которой...

— Нет. Во время побега я налетел на здоровяка с кухонным ножом, — соврал я, дабы пресечь дальнейшие расспросы, поскольку возвращаться к этой теме мне не хотелось.

Судя по недоверию в глазах Эммы, в здоровяка с ножом она не слишком поверила, но предпочла не заострять на этом внимание, и сменила тему.

— Твоего отца убили на твоих глазах? — спросила она.

Я коротко кивнул, мысленно возвращаясь в прошлое. Теперь я ни капли не сомневался, что отец действительно сожалел о том, что пытался сделать с Эммой. Вдвойне обидно было от того, что даже если бы я каким-то чудом смог бы повернуть время вспять, спасти отца мне всё равно бы не удалось. Не потому что Элис выбрала его в качестве очередной туши на убой, а потому что сам отец к тому моменту поставил на себе крест.

— Мне жаль что так вышло. Когда с близким человеком делают что-то плохое, да ещё и на твоих глазах... — Эмма ненадолго замолчала, подбирая нужные слова. — Это очень неприятно. Особенно если сам в этот момент не можешь ни на что повлиять.

В голосе Эммы слышалось искреннее сочувствие, но жалела она не моего отца, а меня. Это было не слишком приятно, но зато честно. Мне оставалось лишь надеяться, что Эмма проживёт ещё много лет, и когда-нибудь всё же простит моего отца за то что он сделал. Молча прожевав хлеб, я вышел из погреба, и поднялся наверх. Подняв крышку люка, я внимательно посмотрел по сторонам. На дворе уже стояло утро. Никого не заметив рядом с машиной, я вернулся обратно в погреб.

— Пока всё спокойно. Хотя что-то мне подсказывает, что Мясники не прекратили наши поиски, — поделился я с Эммой своими подозрениями.

— Пусть ищут и дальше. Когда они поймут что к чему, мы будем уже далеко отсюда.

— Может и нет.

Эмма нахмурилась.

— Ты о чём?

— Мясники держат в трюме пленников. Каждый день они убивают и съедают нескольких из них. Если мы ничего не предпримем...

— Мы? Ты что, совсем рехнулся? — резко перебила меня Эмма.

— Кто-то должен им помочь! Ты бы видела в каких условиях содержат этих людей! — продолжал я стоять на своём.

— Мы ничем не сможем им помочь. Их там целая банда, а у нас одно ружьё на двоих. Не проще ли связаться с твоими армейскими приятелями, и позволить им разворошить это осиное гнездо?

— К сожалению, не проще. Для того чтобы найти тебя, я самовольно покинул базу. Очень сомневаюсь, что теперь меня там примут с распростёртыми объятиями.

Боевой запал во взгляде Эммы заметно поубавился.

— Извини. Я ничего этого не знала.

— А теперь знаешь. Я понимаю, что моя затея кажется тебе опасной...

— Не просто опасной. Это чистой воды самоубийство, — перебила меня Эмма.

— ... и заставлять тебя помогать мне я не стану, — как ни в чём ни бывало продолжил я.

Эмма принялась массировать виски, а затем подобрала рюкзак.

— Поступай как хочешь. Если тебе жить надоело, кто я такая чтобы тебя отговаривать? — отрешённо проговорила она, застёгивая молнию.

Быстрым шагом я приблизился к Эмме, и взял девушку за плечи.

— А если бы на корабле держали в плену твою мать? Ты бы тоже просто ушла, даже не попытавшись ничего предпринять? — спросил я, глядя Эмме в глаза.

Эмма грубо оттолкнула меня от себя. Достав из сумки полбатона белого хлеба, девушка положила его на край стола.

— Желаю удачи. Она тебе пригодится, — равнодушно сказала она, и быстрым шагом направилась к двери.

И тогда я вспылил. Вместо того чтобы просто позволить Эмме уйти, я схватил её за руку, и развернул лицом к себе.

— Да что с тобой происходит? Как так вышло, что милая и заботливая девушка превратилась в эгоистичную стерву? — повысил голос я.

Эмма напряжённо посмотрела на меня, а затем засмеялась. Только смех её был не добрым, а каким-то истеричным.

— Серьёзно? Ты действительно хочешь знать что стало с милой и заботливой девушкой? — спросила она, перестав смеяться.

Успев пожалеть о сказанном, я покачал головой, и отпустил руку Эммы. Однако Эмма не стала давать задний ход.

— Она встретила другого мужчину, который был старше её на 15 лет, напилась в хлам и переспала с ним как последняя потаскушка! — выпалила она на одном дыхании.

Я остолбенел, отказываясь верить в услышанное.

— Удивлён? Подожди, ты ещё не знаешь, что было дальше, — продолжила Эмма с каким-то злорадством.

— Замолчи! — процедил я сквозь зубы.

— А дальше милая и заботливая девушка подстрелила своего нового кабеля, и оставила его умирать, несмотря на то, что ранее он спас ей жизнь! — закончила она своё признание.

Сам не знаю как мне удалось сдержаться, и не ударить Эмму после этих слов. С трудом держа себя в руках, я отошёл назад, и сделал несколько глубоких вдохов, стараясь успокоиться.

— Военная база, на которую доставили Синтию, находится далеко на западе. Желаю тебе приятной дороги, — на удивление спокойно проговорил я, не узнавая свой собственный голос.

Эмма коротко кивнула, и вышла из подвала, оставив дверь открытой. Как только она выбралась наружу, и закрыла за собой люк, выдержка мне отказала, и я устроил в погребе погром. Перевернув вверх дном все полки, а следом за ними и кровать, я был готов завыть от отчаяния и несправедливости. Я проклинал себя за бессилие и невозможность что-либо изменить, проклинал проклятые Пустоши за то, что они сделали с моей девушкой, проклинал Эмму за то, в кого она превратилась. Мне хотелось добежать до корабля и прикончить чёртову банду каннибалов голыми руками. Однако в скором времени гнев начал остывать, уступая место грусти. Я не мог вернуть прежнюю Эмму, но мог попытаться помочь пленникам Мясников, или погибнуть, пытаясь это сделать. Поняв, что прошлого не изменить, и взяв себя в руки, я подошёл к столу. Покопавшись в ящике стола, и отыскав там пыльный бинокль, я подождал для верности ещё пару минут, на тот случай, если Эмма ещё не успела далеко уйти, и выбрался наружу.

Перед тем как пробовать незаметно пробраться на корабль, мне было необходимо понаблюдать за Мясниками с расстояния, и по возможности попробовать отыскать хоть малейшую брешь в их защите. Безопаснее всего было бы наблюдать за кораблём со стороны гор, однако я решил рискнуть и подобраться к «Королеве Морей» так близко, насколько это возможно. Передвигаться по ровной местности при свете дня, да ещё и в условиях отличной видимости, было намного рискованнее, нежели ночью, но к счастью, поблизости никого не было. Благополучно добравшись до грота, и попытавшись использовать его в качестве наблюдательного пункта, я понял, что переоценил возможности своего бинокля, но не спешил опускать руки. Сняв с себя всю одежду, кроме трусов, а заодно и обувь, я оставил свои вещи в пещере, повесил бинокль на шею, и направился к морю. Зайдя в воду по самую шею, я отплыл как можно дальше от берега, ушёл под воду, и поплыл по направлению к кораблю, не боясь, что кто-нибудь может меня заметить. Приблизительно рассчитав расстояние, которое мне надо было проплыть, я вынырнул на поверхность как раз напротив носовой части корабля, но при этом далеко от берега. Сняв с шеи бинокль, я принялся осматривать палубу.

По палубе разгуливали вооружённые головорезы, а рядом с гаубицей суетился какой-то низкорослый мужчина, явно не принадлежавший к кровожадной банде. Причина, по которой пленника допустили к осмотру пушки, могла быть только одна — с гаубицей было что-то не в порядке. Мою догадку подтвердила вышедшая на палубу Элис. Подойдя к возившемуся с гаубицей пленнику, Элис что-то у него спросила, а затем прижала его к колесу пушки, и приставила нож к горлу бедолаги. Читать по губам я не умел, но в общих чертах догадался, что Элис угрожает пленнику расправой, если тот не сумеет починить гаубицу. Закончив осмотр палубы, я стал более пристально осматривать окрестности, и совершенно случайно заметил ...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх