БОРТ 556. Мистико-приключенческий триллер. Экранная версия. Серия 2 (Только для взрослых)

  1. БОРТ 556. Мистико-приключенческий триллер. Экранная версия. Серия 1 (Только для взрослых)
  2. БОРТ 556. Мистико-приключенческий триллер. Экранная версия. Серия 2 (Только для взрослых)

Страница: 11 из 20

немного легче, чем им. Мне лишь оставалось посочувствовать им и всего лишь.

Дэниел прижался щекой к своей сестренке Джейн, успокаивая свою расчувствовавшуюся до слез сестру, и я понял, что надо их оставить вдвоем. Оставить мою ненаглядную красавицу Джейн. Оставить их как брата и сестру. Что вот сейчас я буду здесь не совсем уместен и как друг ей и любовник. Я вышел к себе в каюту и лег на постель с грустными тоже мыслями о предстоящих вскоре поисках разбившегося самолета. Порой казалось, что лучше бы его никогда не найти. Оно было

бы действительно лучше, знай, я заранее, что нас всех троих ждет впереди.

Я лежал сейчас у себя в каюте, и думать старался о своем доме. Далеком Владивостоке. Я лежал, потушив полностью свет в своей каюте. В этот грустный момент я решил думать сейчас только о нем. О своей Родине. О Владивостоке. Откуда я был родом. О школе и бывших знакомых друзьях и подругах. Когда-то там знакомых, а теперь их уже нет. И я один одинешенек на весь этот свет. И только вот Джейн скрасила мои переживания о Родине. Я даже забыл о ней на время, находясь на яхте Арабелла. Яхте моей Джейн. Яхте моего нового

лучшего за всю жизнь друга Дэниела, с которым мы были знакомы всего ничего, но уже понимали с полуслова друг друга.

Джейн забросила куда-то свой кассетный магнитофон и больше его уже не включала. Мне оставалось только слушать крик альбатросов и чаек на местных островных скалах. Она как-то здесь, как и мой друг Дэниел сразу поменялись и были уже какими-то другими. Это место произвело на них давящее своей угрюмостью впечатление.

***

Джейн, как и Дэниел чувствовала приближение чего-то надвигающегося рокового на нас и страшного. И я это чувствовал вблизи с ней.

Единственное в чем я не ошибался, это в том, что она боялась за своего родного брата и теперь за меня.

Джейн была более ранима, чем я даже мог подумать или себе представить.

Моя девочка Джейн. Моя любимая Джейн. Ее боль от гибели отца выплеснулась вся наружу в момент нашей ночной очередной оргии, и я чувствовал это как никто другой в нашей близости.

Она этим безумством пыталась заглушить свою душевную боль. Пыталась забыться и убить страх перед будущим и перед предстоящей вероятной опасностью. Джейн чувствовала приближение чего-то надвигающегося рокового на нас и страшного. И я это чувствовал вблизи с ней. Единственное в чем я не ошибался, это в том, что она боялась за своего родного брата и теперь за меня.

Мы жили одним днем здесь в Тихом океане. Мире. Нашем мире. Мире на троих. Что будет завтра мы стали чувствовать только сейчас. Именно этой ночью. Последней нашей счастливой ночью. Мы не знали тогда, что черная яхта морских гангстеров мистера Смитта уже стояла за одним из скалистых обрывистых мертвых островов этого безымянного забытого Богом островного архипелага. И что вскоре все измениться для

нас троих. Что скоро я потеряю своего друга Денни и мою ненаглядную и любимую Джейн в водах Тихого океана.

Моя красавица Джейн. В твои двадцать девять лет, ты как настоящая взрослая уже женщина понимала этот страх за всех нас. Тебе было страшно сейчас этой ночью, и ты не могла быть сейчас одна. Здесь в этом жутком для тебя месте, месте, гибели вашего отца. И я грел тебя своим телом в своей постели, на этих вымаранных нами простынях, прижимая к своей мужской груди русского моряка.

Этот твой страх за всех нас я начал чувствовать еще с момента нашей встречи на этой яхте. Я чувствовал скорое расставание и потерю. Потерю вас обоих. Тебя и Дэниела.

Джейн часто в разговоре со мной упоминала свою родную мать. Стефанию Морган. Цыганку по происхождению.

— «Так вот откуда у моей красавицы Джейн такие красивые убийственной красоты черные как бездна океана глаза!» — подумал тогда я — «И такие же глаза, у ее брата Дэниела. И этот, такой, смуглый цвет кожи, дополненный плотным сильным солнечным тропическим загаром».

У Джейн и Дэниела были их матери обворожительной красоты глаза. И я не ошибся, когда сравнивал глаза моей девочки Джейн с глазами цыганки.

Джейн часто и больше говорила мне о своей матери, чем об своем отце. Оно и понятно она же женщина. Дэниел тот наоборот, но не суть.

Джейн говорила, что их мать заботилась о них двоих и все время очень переживала часто как и теперь сама Джейн переживает за своего родного брата.

И вот ты вновь пришла ко мне, открыв дверь моей каюты в полумраке затихающей ночи. Закрыв оконные иллюминаторы, раздевшись, тихо ты соскользнула нагая в мою постель и обняла меня, молча, прижавшись к моей голой груди. Моя красавица Джейн. Мы поцеловали друг друга и уснули. Уснули словно, уставшие, после долгого секса. Эта была тихая самая наша ночь. Мы просто грели друг друга телами как два неразлучных любовника, забыв обо всем этой ночью. Даже по близость.

Мы просто спали вдвоем до самого утра. До самого утра под шум и шорох набегающих на борта нашей яхты волн. Под проникающим в нашу каюту светом звезд и луны. Под тишину, охватившую все вокруг и эти скалистые гиблые острова, населенные только чайками и альбатросами.

Начало поисков

Мы проснулись, утром, прижавшись плотно голыми телами, друг к другу. Было на часах шесть и было уже светло. В закрытый оконный иллюминатор, сменив на посту звезды и Луну, светило тропическое Солнце. Я, обняв свою малышку Джейн, не хотел выпускать из своих рук. Сцепившись пальцами рук, мы так проснулись утром, мягко качаясь на волнах в новой скалистой неизвестной нам обоим бухте.

— Мне дышать тяжело — я услышал, тихое, из ее уст — Сдавил так, словно, боишься меня потерять любимый.

Я действительно прижал Джейн к себе очень сильно и не отпускал, обняв ее руками своими в постели со стороны спины вокруг ее девичьих рук и груди.

Джейн не спала и, наверное, уже давно.

— Боюсь — также тихо прошептал ей я в золоченое колечком маленькой сережкой девичье ушко — Я не знаю, как буду жить без тебя Джейн. Я уткнулся носом в ее голую гибкую как у кошки загорелую до черноты узкую женскую укрытую растрепанными длинными черными волосами спину. Я вдыхал запах ее тех смоляных чернотой волос и женского тела, мокрого от пота и жара. Я до сих пор чувствую этот жар и запах ее Джейн красивого девичьего тела. Тела жгучей моей и любвеобильной латиноамериканки.

— Пора вставать Володя — сказала она мне — Дэниел уже встал и работает наверху. Слышишь как он шобуршит там, на палубе чем-то и бегает по

ней туда и обратно. Скоро сам к нам прибежит. Давай вставать. Надо делом заниматься теперь, а не любовью.

Я отпустил свою мертвую в замке хватку вокруг ее голых загорелых рук и голой женской груди. Я поднялся с постели и оделся как обычно в то, что было на мне всегда. Я почему-то предпочитал все же свою

одежду моряка, чем то, что мне предложил сам Дэниел из своего мужского гардероба. Как всегда свои матросские потертые уже давно закатанные до колен брюки и майку, что дал мне Дэни.

Джейн соскочила с постели и, одевшись быстро в свой длинный белый махровый халат, сказала она мне — Иди наверх к Дэни. Ты сейчас нужен ему. Он ждет тебя. Я сама все здесь приберу, это моя сейчас забота милый. Дэниелу не обойтись без твоей помощи сейчас — Джейн сверкнула любящим меня взглядом черных цыганских глаз вышла со мной из моей каюты. Она пошла виляя задом по коридору в сторону главной каюты яхты.

— Хорошо любимая — ответил я ей, ответил вослед, быстренько одевшись и порывшись в платенном полированном шкафу, надев цветную рубашку,

подаренную мне Дэниелом и свои же моряка брюки, выскочил, надев пляжные сланцы на палубу Арабеллы.

Джейн ушла на камбуз Арабеллы и, приняв душ, занялась кухней. Запахло жареной рыбой и вкусными к ней приправами.

Дэниел, как всегда выключил все корабельное освещение и был на палубе, готовя резиновый скутер с мотором к рейду вокруг одного из островов и самой мелководной лагуны возле него по внешнему краю кораллового ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх