БОРТ 556. Мистико-приключенческий триллер. Экранная версия. Серия 2 (Только для взрослых)

  1. БОРТ 556. Мистико-приключенческий триллер. Экранная версия. Серия 1 (Только для взрослых)
  2. БОРТ 556. Мистико-приключенческий триллер. Экранная версия. Серия 2 (Только для взрослых)

Страница: 17 из 20

в стороне как брата. Вот двадцатисемилетний парень и нервничал. Особенно здесь в этом жутком месте. Плюс напряженная

постоянная обстановка с этой чертовой черной гангстерской яхтой мистера Джексон на хвосте, заставляла его дополнительно психовать.

Он был, конечно, не прав в своих вероятных суждениях о себе и обо мне с Джейн. Я чувствовал к нему уже некую родственную даже связь. Это все через его сестренку Джейн. Через ее ко мне безумную любовь. Я проникся к нему чуть ли не отцовским чувствами и старался быть ему словно старшим братом. Но он стал замыкаться в себе постепенно в этом плавании.

Я не рассказывал, наверное, вам, но мы с Дэни частенько болтали о том, о, сем, пока шли сюда на Арабелле, стоя у бортового перилл ограждения яхты и смотря на бушующие за бортом тихоокеанские волны.

Пока яхта шла на автомате, мы по-дружески беседовали о жизни и о любви к океану. Джейн даже не знала, о том, что мне Дэни рассказывал из своей личной жизни, и я вот вам поведал это сейчас, потому как не узнавал сейчас своего лучшего друга спасшего мне жизнь. Пока меня не свалила та непонятная болезнь, и я не очнулся уже здесь. И я не узнавал теперь своего друга Дэни.

Особенно по месту окончательного прибытия. Он, мало со мной разговаривал, даже здесь на палубе, только исключительно по делу и все. После того как я встал на ноги после болезни, я его уже не узнавал. Он порой теперь долго не выходил из своей каюты. С ним что-

то происходило. Если Джейн была почти всегда со мной, то Дэни был один. Он опять повытаскивал все необходимое оружие на палубу Арабеллы, и уже не убирал его в оружейную каюту яхты. Оно так и стояло на палубе, мешаясь под нашими ногами. Он все время смотрел

вдаль на горизонт. Он боялся. Боялся за себя и за сестренку. Именно теперь, здесь в этой конечной точке нашего маршрута. Там в океане, пока мы плыли сюда, этот страх был еще отдаленным, но теперь он был рядом.

Джейн тоже боялась и за себя и за своего брата и теперь даже за меня. Но со мной она была как-то спокойнее, чем с Дэниелом. Она тоже нервничала, и это по ней было видно, особенно в момент нашей с ней очередной постельной ночи. Но она как-то, все, же взяла себя в руки в отличие от Дэниела. Может по тому, что была старше Дэни, может еще из-за чего, но она гасила в себе свои умело страхи в отличие от Дэниела, хотя по ней было видно, как она тоже дико боялась сейчас

всего того что могло случиться с появлением у берегов этих островов той черной гангстерской яхты.

Я Джейн сказал, чтобы она как старшая его сестренка все же уделяла своему родному брату тоже больше времени, как уделяет мне. Чтобы он не стал чувствовать себя одиноким рядом с нами.

Джейн сказала мне в постели прошлой ночью, что его теперь лучше не трогать, и не лезть к нему в душу больше положенного.

Джейн это прекрасно понимала и ласкала как родная мать своего младшего братишку, переняв инициативу у своей покойной матери, общаясь с глазу, на глаз с ним в стороне от меня в свободное время, когда Дэниел был не занят ни чем. Но это место видно было давило на него как, ни на кого другого. Вот Дэниел и был постоянно на взводе сейчас. Он был один и не на что было спустить пар. Именно здесь и сейчас он стал вот таким, неузнаваемым. В этом жутковатом месте. После нашей с Джейн очередной проведенной вместе ночи.

Даже обед прошел в главной каюте как-то скомкано. Дэни не было покоя. Стояла вторая предвечерняя половина дня, и он раньше всех выскочил, из-за стола оттолкнув в сторону нервно тарелку с жареным омаром. Помню как он, выпив наскоро бокал белого вина, сорвался опять наверх готовить резиновый с водолазным оборудованием скутер.

Мы с Джейн, помню с крайним волнением за столом в главной каюте, переглянулись, наблюдая за его странным таким вот поведением.

***

Джейн шла первой. Проплывая над дном подводного кораллового обширного плата. Ее новый прорезиненный красивый гидрокостюм сине-черного цвета, красиво планировал в темной синеве второго подводного плато. Я шел за ней следом. Мы двигались медленно, делая виражи под водой, окруженные местной плавающей фауной и не спеша, рассматривая все вокруг. Благо видимость была хорошая.

Мы так дошли почти до края подводного кораллового плата. Это было, как оказалось, верхнее плато. Все заросшее кораллами и прочей растительностью.

Кругом были лишь заросли водорослей и кораллов горгонарий. Все дно было в морских ежах и звездах. Дно уходило куда-то вниз, почти как тогда там на том атолле, только в сторону под косогор к океану. Впереди была, словно, большая яма и все ее дно было где-то там внизу во мгле глубины. Сколько было там метров, я не знал, но как оказалось оно уходило к краю океанского обрыва. И Джейн подплыв ко мне, показала руками, что проверит одна. Она сказала, чтобы я ждал ее здесь. Взяв из моих рук фонарик, она пошла в глубину провала. Над самым дном, и скоро исчезла из виду.

Я тогда подумал, что может зря я ее отпустил туда одну, но так вышло, что я согласился со своей любимой.

Ее было долго не видно в той глубокой мутной водной мгле, и я начал беспокоится, как и тогда за Дэниела. Я с края провала не спускал взгляда через стекло маски в мутную пелену водной массы, кишащую мелкой рыбешкой, снующей возле моего лица и головы, глотающих углекислоту пузырей выходящих из моих фильтров над баллонами.

Я тогда же еще подумал, и предложил Дэниелу, что надо было применить с моторной лодки эхолот сонар с камерами, но у нас до темноты было в обрез уже времени. И надо было выбирать одно из двух. Или сканировать дно этого плата подводным аппаратом и потом только на следующее утро делать уже погружение на обследуемое место, но подавленный здешней обстановкой Дэниел в убитом настроении долго играл в молчанку, сидя закрывшись у себя в каюте и потом сказал, что будем нырять.

И его решение я принял как есть, глядя на него теперь мало узнаваемого.

— Нырять, так нырять — сказал, помню тогда я ему — Решено.

Вскоре показалась Джейн. Она уверено и быстро шла из глубины пустого синего провала, светя фонариком мне практически в лицо и распугивая светом кишащих вокруг нее рыб. Ее черно-синий акваланг, пуская большие пузыри отработанной кислородно-гелиевой смеси вырвался из глубины и летел прямо на меня. Я начал махать руками, чтобы она меня увидела и знала куда плыть. Разогнав большую стаю над верхним краем обрыва молодой макрели, Джейн приближалась ко мне и видно по всему очень спешила. Это было видно по тому, как она работала своими прелестными в гидрокостюме девичьими ногами и ластами, оставляя много пузырей отработанного воздуха за собой. Что-то ее либо встревожило, либо напугало, но она буквально летела как торпеда в мутноватой океанской воде.

А может...

Некогда было уже думать, и я подхватил буквально свою любимую на руки. Я смотрел в ее маску и видел ее в слезах черные девичьи

обворожительные как бездна океана глаза. Джейн показывала, что нашла то, что они все искали. Она жестами показывала туда в глубину мутного

провала на всю ширь подводной территории, что там были обломки самолета. И она не могла от волнения успокоиться.

Я ее, взяв за плечи, прижал к себе и старался под водой успокоить, как мог. Я показывал, что надо подыматься, что пора время на исходе и воздуха хватит только на подъем. Джейн была на срыве, хотя до этого была совершенно спокойна и решительна. Она нервно глубоко и очень тяжело дышала, и ей не хватало в акваланге уже гелиевой смеси. Такое ее состояние было крайне опасно и надо было срочно всплывать на поверхность с семидесяти метровой глубины, останавливаясь на некоторое время, выравнивая давление в своем и ее организме, чтобы перенести декомпрессию. Гелиевая смесь позволяла легче перенести это и почти не останавливаясь, позволяла всплыть к поверхности океана. Она покачала головой в знак согласия и первой ринулась наверх, а я за ней.

Ей от волнения уже не хватало воздуха, и Джейн устремилась ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх