БОРТ 556. Мистико-приключенческий триллер. Экранная версия. Серия 2 (Только для взрослых)

  1. БОРТ 556. Мистико-приключенческий триллер. Экранная версия. Серия 1 (Только для взрослых)
  2. БОРТ 556. Мистико-приключенческий триллер. Экранная версия. Серия 2 (Только для взрослых)

Страница: 19 из 20

пошевелится даже, раз мы уже были далеко от места катастрофы. Я встал аккуратно с Дэниела. И отодвинул в сторону с себя и его баллоны акваланга и, пройдя на коленях к корме летящего по волнам скутера, взял из рук моей заплаканной и смотрящей на меня одновременно виноватыми за своего убитого горем брата, но злобными полными личной обиды, глазами любовницы моей Джейн руль управления резиновой лодкой.

Она, смотря на меня напуганными и одновременно до боли злыми черными полными ненависти глазами, также на коленях перебралась на нос где, и лежал без движения ее брат Дэниел. Она села возле него. Сверкнув в мою сторону остервенелым мстительным взором как ведьма, с выражением презрения на своем лице, легла ему на грудь и прижалась, съежившись всем телом возле него.

— Дэниел молю тебя — пролепетала ему она очень тихо — Послушай меня твою сестренку, успокойся миленький. Давай вернемся на яхту и все обсудим вместе. В другой обстановке и по мирному.

Дэниел молчал. Он смотрел куда-то в сторону в борт лодки и молчал как немой. Он был в шоке. И ему, наверное, было жутко стыдно от того, что он, пытаясь быть взрослым и сильным, был теперь слабым и от того, что только что сделал.

Ночь последней любви

Дэниелу было жутко стыдно за свой срыв. Он заперся в своей каюте на всю ночь, и я его больше до утра не видел. Только свою милую красавицу Джейн. Я ей сказал быть с Дэниелом, по крайней мере, пока он окончательно не прейдет в себя и не успокоиться.

Я, посидев целый час в главной каюте Арабеллы, потягивая из горла пиво. Было уже двенадцать часов ночи, с того момента как мы забрались назад часов в девять на Арабеллу, когда начало уже темнеть. И до сих пор никто не выходил из своих кают. Я, осуждал себя за некоторые действия по отношению с Дэниелом. Может я был в чем-то не прав, в своих действиях, и тоже где-то сейчас была моя вина. Но я не мог поступить иначе. Если бы я не поступил так, то Денни мог просто прыгнуть за борт и погибнуть под водой на глубине.

Дэни не отдавал себе отчет в том, что делал, и его надо было остановить и спасти от глупости и отчаяния. Но надо было все равно извиниться перед ним за свои действия в лодке.

Джейн не разговаривала со мной. В ее каюте не играла музыка. Она проходила мимо из своей каюты в каюту Дэниела, смотрела на меня ненавидящим презрительным взглядом. Ясно, она не ожидала, что я поведу себя так по отношению к ее любимому брату. Но не сделай я, так попутно еще отругав саму Джейн, неизвестно что могло бы случиться тогда в резиновой лодке.

Я просто взял ситуацию в свои руки в нужный момент. Джейн это понимала, но обижалась за оскорбления мои в ее сторону.

— Любимая — я произнес, когда она мимо проходила в очередной раз, взяв с винного шкафа в главной каюте Арабеллы.

Она, глянув едко черным гневным взглядом черных своих глаз, прошла снова мимо в каюту к Дэниелу.

— Я не хотел вас обоих обидеть Джейн — крикнул я вдогонку ей — Милая моя. Я люблю тебя, как и Дэни.

Но в ответ была только тишина и ее шаги в сторону каюты Дэниела.

В это время моя Джейн была у Дэниела и как его родная сестра успокаивала парня, лаская его и уговаривая успокоиться после всего недавно пережитого.

Я хотел сегодня напиться, и было, тому вроде бы причина, и я чуть не сделал так, посматривая уже в легком опьянении на винный полированный из красного дерева шкаф Арабеллы. Я хотел взять водки или вина, но что-то меня остановило, и я решительно встал с дивана из-за столика стоящего в большой главной каюте, поплелся мимо кают моей Джейн и Дэниела.

Я остановился возле них, прислушиваясь к ним. Слышно было, как Джейн шепотом успокаивала Дэниела. Я даже хотел постучаться к обоим. Особенно в этот момент к другу Дэни, но передумал и поплелся дальше к себе. Дверь стояла открытая как я ее, и бросил, идя в главную каюту.

В это время моя Джейн была у Дэниела и как его родная сестра успокаивала парня, лаская его и уговаривая успокоиться после всего недавно пережитого.

Я открыл дверь в каюту Дэниела и встал на пороге.

— Прости меня Дэни — тихо произнес с виноватым видом я.

Дэниел дернулся и быстро отвернулся и смотрел тупо в прикроватный столик.

— Выйди вон! — крикнула Джейн — И дверь за собой закрой!

Я взбесился и захлопнул дверь в каюту Дэниела, крикнув им обоим — Ну и черт с вами! — ввалился под легким градусом в свою каюту и закрыл за собой тоже дверь. Нет, я захлопнул с грохотом дверь.

— Глупый мальчишка! Взрослый! Ведь должен понимать! — потом послал все и всех — Да пошли вы все! — я психанул, и ударил кулаком свой каютный из красного дерева шкаф. Да так, что проломил дверку и ушиб до крови правую руку. Я выругался и помню, на себя и все что вокруг было меня, и упал на расстеленную свою постель — Что мне теперь на коленях ползать, что ли! Просить прощение! Я не мог поступить иначе! — сказал громко я — Джейн тоже хороша. Нет, чтобы поддержать меня, ты ему потакаешь! Ведь он твой брат! — и уснул. И не помню, сколько проспал. Сказывались последствия еще той болезни. Сохранилась болезненная во мне усталость, и я отключился и спал без задних ног. А когда проснулся, то увидел свою Джейн. Она была снова в белом своем теплом махровом халате и сидела напротив меня в кресле, у моей постели в моей каюте в ночном уже полумраке. Было часа два ночи.

Она держала в своих миленьких женских загорелых ручках бокал с красным вином и смотрела на меня. Потом она отставила бокал в сторону на прикроватный столик и снова уселась в стоящее в моей каюте кресло. Она навалилась на спинку стула, изящно

выставив свою левую почти целиком голую загорелую до черноты ногу в мою сторону из-под своего того махрового теплого белого и длинного халата.

Она смотрела на меня с грустным видом. Как-то не так совсем как раньше. В ней была все та же страсть от любви ко мне, но была и некая грусть c чувством некоего беспокойства и сожаления.

— Джейн! — прошептал я, протирая свои заспанные глаза — Ты пришла любимая!

— Я еле успокоила брата Дэниела — сказала тихо она мне — Он в шоке и еле отошел и теперь спит.

— Милая моя прости меня за тот с Дэниелом поступок — я, было, произнес, помню своей милой Джейн.

— Не говори больше ни слова — тихо и спокойно произнесла она, не отрываясь, глядя на меня черными своими цыганскими глазами.

— Любимая! — произнес снова я, приподымаясь с постели — Прости меня!

— Молчи! — произнесла сердито моя Джейн.

Она встала с кресла и подошла быстро ко мне, сбросив свой тот белый махровый халат с обворожительной загоревшей до черноты девичьей полностью нагой фигуры. Без купальника. Сверкнув в какое-то мгновение, голым овалом крутых почти черных от загара овальными крутыми бедрами девичьи ног и голым выпяченным в мою сторону пупком девичьего загорелого до черноты живота в полумраке в слабом освещении моей каюты, повалила на постель. Сдирая буквально с диким остервенением с меня мои русского моряка летние брюки, а затем и плавки, бросая их в сторону на пол каюты.

— Я оскорбил тебя любовь моя! — я пролепетал нежно и тихо ей — Я, поверь, не хотел. Так вышло. Я...

— Молчи! — произнесла моя Джейн — Я простила тебя и молчи. Прошу молчи!

Я запнулся на новом полуслове, смотря на такую убийственную и только мою ночную красоту.

— Люби меня любимый — страстно произнесла, тяжело задышав, моя красавица Джейн, стоя передо мной в наготе морской русалки — Люби, как не любил еще никогда Володя.

Я встал и схватил ее за гибкую узкую женскую спину руками. Молча, прилип к ее полным сладким женским страждущим любви губам, своими мужскими губами.

— Я — произнес снова я, еле оторвавшись от ее взаимного цепкого поцелуя. Она обхватила меня за мужской торс своими полными красивыми загоревшими до черноты ножками, скрестив их маленькими своими ступнями с миленькими пальчиками на моей мускулистой спине — Я сказала, молчи! — громко приказала повелительным ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх