Заложник. Глава 3

  1. Заложник. Глава 3
  2. Заложник. Глава 4
  3. Заложник. Глава 5

Страница: 1 из 5

Время стремительно близилось к полуночи. На улице, в своём яростном стремлении завладеть городом, отчаянно бушевала непогода. Находясь фактически в изоляции и не имея возможности наблюдать за происходящим, а покидать своё насиженное место мне не очень-то хотелось, я мог лишь догадываться о том, что творилось снаружи в это время. Сквозь дверь подсобки я мог лишь слышать плотный, мягкий шум дождя, доносившийся будто издалека, да неистовый стук капель, бегущих по крышам и водостокам домов. Всю эту монотонную, расслабляющую симфонию сопровождали внезапные, неистовые раскаты грома, вполне ясно намекавшие на то, что здесь мне придётся провести ещё немало времени. Но меня они не пугали, как не пугал и этот чудовищный ливень. Все мои страхи и тревоги теперь были позади. Я был рад почувствовать себя наконец в безопасности, хоть и слегка замёрзшим, но укрытым от беспощадной стихии, слушая лишь как неистовствует снаружи дождь и оставаясь для него в полной недосягаемости.

Я же, тем временем, всё ещё находился в подсобке закрытого магазина в ожидании Марины, находясь в тёплых объятиях болоньевой куртки и всей прочей одежды, которую она великодушно дала мне поносить.

Своё положение, в котором мне, к счастью или к сожалению, пришлось оказаться, я уже не находил таким глупым и нелепым, как раньше. Я уже вполне вжился в свой новый образ и не видел в нём для себя ничего постыдного или чего-то такого, о чём потом буду жалеть. Для меня это был скорее новый опыт. Под давлением неминуемой опасности я испытал неизведанные ранее, приятные ощущения, которые в обычной жизни испытать мне не хватило бы смелости. И это меня слегка заводило. Мне пришлось надеть женский пуховик и колготки не потому, что я просто захотел попробовать, а потому, что теперь в этом был смысл. Раньше я бы стыдился себя за такой грязный поступок, но теперь это был вынужденный поступок. Мне просто не оставалось ничего другого, мне было нужно надеть женские вещи, чтобы согреться. И это приятное чувство нужды в этих вещах согревало меня ещё больше.

Раньше я мог лишь питать страстное желание тайком одеться как девушка и покрасоваться перед зеркалом, а даже если бы и решился, то страх и стыд всё равно возобладали бы надо мной и я отбросил бы эти пошлые фантазии прочь. Но в тот вечер судьба предоставила мне уникальную возможность. Я был одет, как одеваются девушки каждый день, но для меня это были удивительные ощущения. Я ощущал, что был одет во что-то, во что мне одеваться нельзя и не чувствовал при этом стыда. Я чувствовал, что эти трусики, эти колготки, эта кофта, этот пуховик — это всё моё, настолько моё тело привыкло ко всему этому, настолько оно приняло мой новый образ. Если раньше все эти вещи были для меня под запретом, то теперь же я имел на них полное право, потому что мне они были необходимы. Я находился в них на законных основаниях, чувствуя себя смело и уверенно, но в то же время втайне наслаждаясь этими приятными ощущениями, и никто не мог меня упрекнуть в том, что я какой-то грязный извращенец. Мне, фактически, подарили эту одежду, подарив вместе с этим полное одобрение и признание моих тайных желаний. Теперь мне не нужно было стесняться Марину оттого, что я оказался под её пристальным взором вместе с объектами своего вожделения, теперь я мог вполне раскованно и даже смело находиться в её присутствии, не волнуясь и не боясь её порицания. «В конце концов, она ведь не знает, что у меня на уме, и не узнает», — подумал я облегчённо, выпрямив свои «румяные», глянцевые ноги и с удовольствием рассмотрев их.

За всеми этими размышлениями я совсем забыл, что Марина вышла позвонить минут пять тому назад и так до сих пор и не вернулась. Тревожные чувства охватили меня и я лишь мог догадываться, кому и зачем она так долго может звонить. Мне хотелось как можно дольше побыть в её вещах, к которым я уже успел приноровиться, поэтому я искренне надеялся на то, что она в этот момент не вызывает такси и не собирается прогнать меня в дождь, а разрешит мне побыть здесь ещё какое-то время и может даже переночевать. Всё же, несмотря на её спесивый нрав, мне было интересно узнать свою «спасительницу» немного получше.

И вот, наконец, в комнату вошла Марина.

— Ну как, тепло ли тебе, девица? — поинтересовалась она, взглянув на мой дополнившийся женский облик.

— Да, очень. Спасибо большое. Так гораздо теплее, — поблагодарил я её.

— Да пожалуйста. Чего не сделаешь для дорогого гостя, — усмехнулась она, присев рядом со мной. Я улыбнулся ей в ответ.

— А вы не замёрзнете? Здесь откуда-то дует.

— Да нет, я же в свитере, в джинсах. Плюс ещё колготки под низом... прям как у тебя, — вновь усмехнувшись, ответила хозяйка.

Я поборол смущение, накатившее было на меня, и сказал:

— Хорошо...

Она заварила очередную порцию чая на двоих.

— Просто очень неудобно получилось: вы мне свою одежду отдали..

— Ой, да расслабься ты, — перебила меня Марина. — Пустяки. Не хватало мне, чтоб ты тут ещё совсем замёрз.

Мне не очень нравилось слово «совсем» в таком контексте, поэтому я продолжил пить горячий чай, чувствуя, как новая волна тепла прошла по моему телу.

Обратив внимание на мои облачённые в нейлон ноги, девушка спросила:

— Ну как, нормально?

В своих мыслях я увидел её, уставившуюся на меня с любопытством и какой-то надменной ухмылкой, как на гнусного воришку, который пробрался в её шкаф и оказался застуканным в её колготках, спрашивающую «Ну и как, удобно тебе в моих колготках?», на что я ответил:

— Ну да, всё нормально. Вполне удобно, — добавил я вскользь.

— Нигде не жмёт? Ноги не чешутся? Ну, с непривычки. Ты же парень всё-таки, — допытывалась у меня Марина.

— Нет, я уже привык, — пояснил я. И по её лицу было видно, что её удовлетворил этот ответ.

Пока я сидел, Марина оценивающе рассматривала меня, как подопытного. Ей, казалось, было интересно, как же чувствует себя парень, оказавшись в её куртке и колготках. А чувствовал я себя прекрасно. Всё-таки мне было довольно приятно сидеть в одежде, которую мне дала поносить такая симпатичная девушка. Я чувствовал, что какая-то частичка тепла от Марины осталась в её вещах. И это тёплое чувство принадлежности к чьему-то трепетному телу, присущее всякой ношеной одежде, обдавало меня, подобно тёплому воздуху. Я знал, что эти колготки и эта куртка ещё совсем недавно были на Марине, они так нежно и плотно облегали её, наполняясь её сущностью и теплотой, чтобы перейдя в мои руки оставить немного её теплоты во мне.

В это время я чувствовал, что трусики, в которых я был, проникли между моих ягодиц, вполне удачно обосновавшись там, отчего теперь мне казалось, что я ношу стринги. Но, вопреки неудобству, я не хотел их оттуда доставать. «Буду носить их так, как нужно. Как носила она», — подумал я.

Она с умилением смотрела на меня и, казалось, была довольна тем, что её вещи так мне подошли. То ли от её пронзительного взгляда, то ли от осознания того, что я был во всём том, что носила Марина, член мой вновь пробудился, притом довольно неслабо. Но теперь мне, к счастью, бояться было уже нечего — толстый слой болоньи прикрывал его, не выдавая моего «интереса» к её вещам. «Забавно, — подумал я, — она сидит напротив меня и даже не подозревает о том, что у меня встал. Вот она бы удивилась. Интересно, какое у неё было бы лицо, когда бы она увидела, что в её трусиках расположился такой агрегат». Я не стал открывать Марине свой «секрет» и смело продолжил беседу, пытаясь показать ей, что меня нисколько не смущает мой внешний вид:

— Не знал, что в колготках может быть так тепло. Они же такие тонкие. Я думал, девушки их так, для красоты носят. Или под джинсы пододевают, например. А их, оказывается, и без джинсов носить можно. Так даже удобнее.

— Что, понравились? — ехидно спросила Марина.

— Да нет, я так просто, — чуть было не выдал я себя. — Не знал, что так бывает.

— Ну, теперь будешь знать. На будущее, — усмехнулась она....

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх