Почта

Страница: 1 из 4

Удалённая деревня. Маленькое почтовое отделение, всего в две комнаты. В одной отдают письма, переводы и посылки. Вторая является одновременно кабинетом начальника и складом почтовых отправлений. И всего два сотрудника. Сам начальник, Стас Федорович, одновременно и кладовщик, мужчина средних лет и молодая девушка Маша, которой в этот год не удалось поступить в университет, которая выдаёт и принимает почтовую корреспонденцию, а также разносит по домам письма и извещения. Объём пересылок не большой, но расстояния большие. Но до следующих вступительных экзаменов надо переждать год. Девчонка хороша собой, всегда носит короткие юбки, демонстрируя свои стройные ножки, обувь на высоком каблуке, топики, открывающие часть грудей, чем постоянно вызывает желание к ней приставать у начальника. Он пялится но руки пока не распускал. Хотя и времени пока для этого не было, она работала пока только два месяца.

Утро. Начало сентября. Как всегда, просидевшая всю ночь в Интернете, Маша проспала, опоздала, и придя на почту на тридцать минут позже. Всё равно никто из деревенских на почту так рано не приходил. К этому моменту, Стас Федорович уже сам себя завёл размышлениями о дисциплинированности его подчинённой.

— Машка! А ну-ка быстро зашла ко мне. — громко крикнул он из своего кабинета.

— Не Машка, а Мария. Уж Марией Викторовной меня называть вас я просить точно не попрошу. — бурча себе под нос, поплелась в комнату к начальнику пошла девушка

— Что? Что ты себе позволяешь? Мало того, что опаздываешь, так ещё и огрызаешься! — Стас Федорович, разъярённо встал из-за стола и направился на встречу девушки.

Но как только Маша зашла к нему в кабинет, и его глаза скользнули по её голым бёдрам, которые почти не прикрывал цветастый сарафан, по босоножкам на высокой платформе, по её ярко накрашенному лицу, он тут же осёкся. Его член в штанах, отреагировал, дёрнувшись.

— Что ты себе позволяешь, Ма... — он опять хотел сказать «Машка», но гордый взгляд девушки его остановил, — Мария. Почему ты всегда опаздываешь. Где твоя трудовая дисциплина? — чуть более спокойным тоном сказал начальник.

— Я подумала, что всё равно никого так рано не бывает, и чего тогда так рано переться сюда.

Это опять завело шефа. Он в ярости приблизился к подчинённой.

— Не тебе думать и решать, когда тебе приходить на работу. Есть время начала рабочего дня и ты должна его строго соблюдать, Машка! — почему-то Стасу Фёдоровичу, в порыве гнева, захотелось поднять руку, изображая замах.

Но только его рука поднялась на головой, как тут же, резкий удар коленкой пришёлся ему в пах. От резкой, тупой боли в животе, мужчина согнулся, застонал, но тут же получил по лицу бедром девушки. От удара по морде, Стас, хотел разогнутся, но Маша схватила его сзади за шею коготками. Она приподняла ногу опять и теперь её коленка угрожающе приблизилась к лицу мужчину.

— Ещё? — пригрозила Маша.

— Нет, нет. Перестань сучка. — боль не давала мужчине быстро думать.

— Я правильно услышала своё имя? Мария Викторовна! И никак иначе! — резкий удар коленом в лоб, а потом, разогнув ногу, голеностопным суставом резко по яйцам.

Даже сквозь руки, которыми мужчина попытался защититься, удар пришёлся в цель. Мужчина, застонав, опустился на пол коленями. А девушка, не давая ему опомниться, резко завела его руки ему за спину и схватив с полки моток верёвки, замотала ему запястья. Опять, согнув ногу в колене, девушка приподняла её и приставила коленку к его лицу.

— Продолжить?

— Стой, стой. Перестань. — осознал своё положение Стас.

Близость бёдер девушки, так до сих пор желанных им, возможность заглянуть ей снизу немного глубже обычного, вернула мужчине способность соображать. Он прижался губами к коленке, легонько поцеловал нежную кожу. И начал поднимать взгляд, чтоб посмотреть на промежность Маши, но глаза самопроизвольно встретились с глазами девушки, надменно смотревшей вниз.

— Прости. Прости Мария. Не сдержался.

— То-то. Будешь знать сучёнок, как на меня орать и руку поднимать. Целуй ногу. Ещё, ещё. — девушка подставила коленку.

Несколько демонстративных поцелуев, легли на коленку Маши. Мужчина и без извинений был бы рад целовать ножки этой девушки. Он был дико возбуждён, не совсем понимая, что с ним творится, но явно унижения и боль доставляемые ему этой девушкой возбуждали его.

— Так, встал. Быстро! — девушка помогла мужчине встать с колен.

Когда Стас, неуклюже, с завязанными за спиной руками встал, Маша, надавив ему ладонью на грудь, прижала его спиной к стене. Осмотрела его, проведя взглядом сверху вниз. Вдруг заметила, как вздыбились у мужчины штаны.

— Однако. Кажется кто-то возбудился. — девушка положила ладонь на штаны в области паха. — Ого! Сдаётся мне, что у тебя встал. Такой твёрдый, такой толстенький. — прощупала она член мужчины, чуть потёрла через штаны. — А ну-ка, посмотрим что у тебя там.

Маша расстегнула штаны и резким движением опустила их до пола. Высвободившийся член мужчины, стоял напрягшись и болтался из стороны в сторону. Головка была залуплена и вся обильно смочена преякулянтом. Девушка ладонью обволокла его за ствол и начала медленно двигать кожицу взад-вперёд, то залупляя, то пряча головку.

— Мммм. Какой хороший. Как напрягся то. И какой твёрдый. И как дрожит весь от желания. Стасик, а кого это он так сильно захотел? Отчего он встал? На кого встал? — шипела Маша прямо в лицо мужчине, прижимая его за плечо к стене и дрочила член всё быстрее и быстрее, всё сильнее и сильнее, сдавливая его в своей ладони.

Начальник почты сопел, кряхтел, ему нравилось, как ему дрочит девушка и в то же время старается причинить ему боль. А она, стиснув в злости зубы, наслаждалась тем, что полностью контролирует сейчас своего босса, и мучает его, мстя за ту ругань, которую в свой адрес раньше слышала. Задрочив до красноты член мужчине, она отпустила ствол члена и обхватив всей ладошкой головку члена и резко, со всей своей силой сдавив её. Дикая боль пронизала мужчину. Он завыл:

— Перестань Маша, умоляю тебя.

Девушка отпустила. Мужчина расслабившись выдохнул. А Маша подняла свою ладонь, внутренняя сторона которой была обильно смазана мужской течкой.

— Что это? Кто теперь это вытрет? А сучёнок? — Маша всё больше и больше заводилась властью над своим начальником. Она поднесла ладонь к лицу мужчины, дала ему обнюхать его же смазку, а потом прижала свою ладонь к его губам, — Лижи! Сам обмазал, сам и вылижи. Быстро!

От резкого крика на него, Стас начал послушно вылизывать девушке ладонь. Как только он всё слизал, девушка опять опустила руку вниз и начала пальцами перебирать его яйца. Она немного перекатывала их, потом взяла всей ладошкой и начала медленно сдавливать. Опять на её лице стала проявляться гримаса злости. Боль в яйцах становилась всё больше и больше. Мужчина уже остановил дыхание и всё громче и громче стонал от боли.

— Стой! Прошу тебя! — процедил он.

Маша усмехнувшись отпустила.

— Уффффф.

— Болит? Теперь понимаешь, сколько боли ты мне доставил?

— Понимаю Машенька. Но если бы я знал, какой сладкой болью отомстишь мне ты, я бы может больше кричал на тебя. — борясь с уходящей болью, но при этом тая в сладком состоянии возбуждения и кайфа, пытался пошутить мужчина.

— Даже так? Ух ты! Тогда продолжим, раз тебе мало.

Опять хмыкнув, девушка прижала к стене мужчину, надавливая руками сразу на его оба плеча, и, смотря с явной злобой прямо в его глаза с близкого расстояния. Она прижала к его яйцам своё бедро. Потерев немного яйца мужчины о свой бедро, Маша легонько стукнула им по ним. Стас даже не дёрнулся. Второй удар, уже сильнее. Опять никакой реакции. Третий, более сильный удар коленкой по яйцам, уже заставил мужчину дёрнуться и всхлипнуть. Видя, что он терпит, Маша влепила ему коленкой по яйцам серию из пяти ударов, от которых мужчина закатил глаза и застонал. Девушка чуть подождала, дав ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх