Житие лейтенанта Зуева. Часть 16: Визит генерала

  1. Житие лейтенанта Зуева. Часть 1: Прибытие
  2. Житие лейтенанта Зуева. Часть 2: Первое задание
  3. Житие лейтенанта Зуева. Часть 3: Боевые будни
  4. Житие лейтенанта Зуева. Часть 4: Коля Баранец — молодец
  5. Житие лейтенанта Зуева. Часть 5: Эмансипированные жены
  6. Житие лейтенанта Зуева. Часть 6: Секс-символ гарнизона
  7. Житие лейтенанта Зуева. Часть 7: Шепот тайги
  8. Житие лейтенанта Зуева. Часть 8: Обустройство в глухом поселке
  9. Житие лейтенанта Зуева. Часть 9: По долинам и по взгорьям
  10. Житие лейтенанта Зуева. Часть 10: Женский заговор
  11. Житие лейтенанта Зуева. Часть 11: Когда копия лучше оригинала
  12. Житие лейтенанта Зуева. Часть 12: Женщины, согревающие душу мужчины, и ее охлаждающие
  13. Житие лейтенанта Зуева. Часть 13: Целина...
  14. Житие лейтенанта Зуева. Часть 14: Боевые будни на целине
  15. Житие лейтенанта Зуева. Часть15: Деревенская свадьба
  16. Житие лейтенанта Зуева. Часть 16: Визит генерала
  17. Житие лейтенанта Зуева. Часть 17: Возвращение

Страница: 1 из 2

«Незваный гость хуже татарина»
(народная поговорка)

К началу сентября уборочная компания подошла к своему завершению. Рота Зуева оказалась первой по вывозу зерна и сдачей его на элеватор. Остальные роты тоже далеко не отстали от выполнения планов. Но вот беда: остальные выполняли план по отработке тонно-километров, а Зуеву считали только в тоннах, т. к. элеватор был рядом. Зуев иногда задумывался над дикостью планирования, т. к. считал, что стране нужны не тонно-километры, а фактически засыпанные тонны зерна в закрома Родины. А его комбат упивался тонно-километрами и был на хорошем счету у начальника нашей опергруппы, а Зуев со своими тоннами сданного хлеба был замыкающим. Вот так-то и считали «мудрецы» и оценивали целинников по разному: кому — хлеб, а кому-то тонно-километры.

Зуев продолжал встречаться с женой Беказарова и все чаще замечал у нее заплаканными глаза.

— Что с тобой, Фая? — спрашивал он, целуя ее в эти горемычные глаза, которые, казалось, молили остаться с ней здесь навсегда.

— Ты уедешь и забудешь меня, мой дорогой морячок. Ты же не останешься здесь?

— То, что уеду, это обязательно. Мы же люди военные, а то, что забуду тебя, то вряд ли. Такие женщины не забываются... Но у меня есть жена и тоже двое детей, я их бросить не могу. Да и ты своих — тоже. Не так ли?

— Это так, милый, но все же я тебя без памяти люблю... Не знаю, как я теперь буду жить без тебя...

На очередной планерке Беказаров отметил отличные показатели роты и пообещал ходатайствовать перед начальством Зуева о представлении его к награде орденом. Но, получив это представление, командир батальона подполковник Березняк всполошился:

— Как?! Зуеву орден?! Это свыше полученной разнарядки. Нам на батальон выделили только пять орденов. Четыре — комротам, и один — нашему штабу...

— Правильно! Но у нас пять рот. Правда, у Зуева было «ЧП». Чуть матрос не погиб под машиной, но следствие Зуева оправдало...

— Зато я не оправдываю! Ему просто повезло, что его не сняли с должности! — гремел комбат, рассчитывая сам получить еще один орден.

— Ну, а что же Зуеву? — не сдавался замполит батальона.

— Медалью перебьется. Первый раз на целине и сразу орден?!

— Хорошо! Уговорил! Но и его замполиту медальку выдадим. Чтобы ему не обидно было... Таныгин тоже ее заработал...

Но тем и таинственно хороша военная служба, что она полна неожиданностями. На следующий день, едва открыв дверь в свой штаб, Зуев был остановлен дежурным.

— Товарищ капитан третьего ранга! К нам едет генерал, — едва выговорил он, чуть не подавившись собственной слюной. Зуев взял книгу телефонограмм и прочитал:

«Командиру 4-ой роты. 10-го сентября с 10—00 до 16—00 ожидайте прибытия в вашу роту начальника АБТС флота генерал-майора Лемушок. О прибытии генерала доложить немедленно. Командир батальона подполковник Березняк». Зуев прочитал, задумался и написал ниже текста телефонограммы. «Немедленно сообщить по взводам. Готовность к встрече генерала доложить лично мне. Командир 4-ой роты капитан 3-го ранга Зуев». И тут, как в Гоголевском «Ревизоре», все закрутилось в роте и куда-то поехало. Раздались звонки взводных о том, что будет проверять генерал? Дежурный хрипел в ответ в трубку: «Все! Начиная с порядка в кубриках до автопарка». Зуев тут же позвонил Беказарову и сообщил об этой новости. В ответ услышал: «Зайди!».

Войдя в кабинет директора совхоза, Зуев увидел, как Беказаров тихо говорил в трубку; «Да! Да! Генерал. Срочно побелить камушки на дорожках к каждому дому от центральной дороги. Убрать с дороги всех, вплоть до гусей, накрыть стол на двадцать персон в столовой дома культуры, подобрать самых красивых баб человек пять, оркестру быть готовым к встрече самым веселым маршем», а тебе, моя милая, — повернулся он к жене, сидящей перед ним на другом краю стола: «Вывести на площадь перед памятником жертвам войны всех своих ребят, с красными галстуками, цветами и изобразить ликующую толпу встречающих. Ну, а тебе, дорогой, — посмотрел он на вошедшего Зуева, — одеть свой четвертый взвод во все новое и быть готовым пройти мимо трибуны с генералом под звуки торжественного марша во главе с тобой, замполитом и командиром взвода. Задача всем ясна? Тогда, вперед, по коням! — засиял директор и всем указал на дверь...

Зуев шел в свой штаб и дивился такой оперативности директора, который получил известие о прибытии генерала за час до того, как об этом узнал Зуев. «Мда! Если бы у нас на флоте так четко ставили задачи, как этот директор, то имеемого бардака никогда бы не было» — думал он, поняв, что он влюблен в манеру командования людьми своего директора совхоза. И жизнь завертелась колесом в совхозе вокруг одной фразы: «К нам едет генерал...»,

К полудню первый наблюдатель с центральной трассы доложил, что белая «Волга» только что свернула с центральной трассы на совхозную дорогу. За ней еще ехало три машины с районным начальством.

— Тэкс! Пора встречать незваного гостя, — сказал Беказаров и дал команду выводить встречающих на площадь. Генерал Лемушок, сидел в машине и улыбался. Ему не верилось, что эти люди, стоящие в полисадниках своих домов, машущие платками, встречают именно его, а когда перед самой площадью к его машине подошла делегация с хлебом и солью и парторг протянул поднос генералу, то тот чуть не заплакал от такого умиления. Директор крепко пожал руку гостю и предложил подняться на трибуну. Под ней стоял четвертый взвод в форме морских пехотинцев во главе с командованием роты. Над ними реял военно-морской флаг.

— Добре! Добре! Руслан Комбулатович! Я рад, что вы так тепло меня встречаете, — жал он руку директора, едва не смахнув с глаз выступившие слезинки.

— После пламенных речей парторга, директора совхоза и генерала, «войско» отбивало шаг под звуки торжественного марша, проходя мимо трибуны. За ним двинулась ликующая толпа школьников и сам оркестр.

— А теперь, дорогой гость, разрешите вас пригласить к столу и отведать наши скромные национальные блюда, — сказал Беказаров, беря генерала под руку и направляясь к Дому культуры».

За столом сидели гости из партийного руководства района, ротное начальство, отдельные лица из руководства совхоза и Беказазов вместе с генералом. Обилие выпивки и блюд поразило генерала. Он сразу оценил истинное гостеприимство директора и только говорил: «Добре!, Добре! — поглядывая на красавиц-официанток, приносящих последние кушанья к столу. Затем посыпались тосты и поздравления. Беказаров не торопился, уступая дорогу комсомолу и партии высказать свою любовь к армии и флоту, очень тепло выступила директор школы, заверив генерала в том, что армию и флот пополнит новое поколение замечательных школьников, ее учеников, которые встанут на защиту нашей советской Родины.

Было заметно, что с каждой рюмкой генерал все более хмелел. Его ответные слова становились все менее понятными, и вскоре он передал их командиру роты, шепча на ухо Беказарову, что восхищен выступлением директрисы.

— Она не только говорить умеет, — засмеялся тот в ответ...

— А что еще?! — не отставал подвыпивший генерал...

— Она отличная банщица. Самому Кунаеву спинку натирала...

— А мне, натрет?

— Конечно. Нет вопроса...

— А когда?

— Сегодня, конечно, после застолья...

Генерал вдруг перестал пить и поручил своему заместителю подполковнику Муратову вести диалог от имени флота, а сам не отрывая глаз, пожирал взглядом неотразимую грудь в глубоком декольте модного платья директора школы. Зуев тут же заметил необычную любознательность генерала, то и дело бросая в его сторону недовольные взгляды, но ничего поделать не мог, так как тот уже вошел в роль неотразимого любовника, полагая, что генеральские погоны и лампасы на брюках сыграют свою обычно не отразимую роль. Едва закончился этот торжественный ужин, как генерал тут же слинял с директором школы, как ему казалось, в неизвестном направлении. В предбаннике его встретила ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх