Опасные связи. Часть первая

Страница: 1 из 10

1

Светлана Михайловна жила одна в трёхкомнатной квартире. Сыновья разъехались по заграницам, с бывшим мужем Николаем тянулась кровопролитная десятилетняя война. Как началась тогда феодальная междоусобица на почве ревности, так и тянулась все эти годы. Николай наездами из Москвы проверял, хорошо ли заперта дверь в комнату, определённую ему через суд, не пропало ли чего на положенной жилплощади. Светлана давно бы разменяла квартиру и разъехалась с бывшим мужем, если бы не страх быть обманутой. Рынок жилья не вселял доверия, женщина боялась в результате обмена очутиться на улице. Так и жила она все эти годы: продолжая ненавидеть бывшего, трястись в страхе перед его приездом. Ведь каждый раз, когда он приезжал, разгорался скандал, летели обзывательства, хлопали двери. Светлана Михайловна в слезах уходила в свою комнату, проклиная Николая. Она меняла замки, потому что подозревала, что кто-то ходит по квартире во время её отсутствия. В следующий раз Николай выламывал входную дверь.

Срабатывала сигнализация, приезжали автоматчики из охранной организации, удостоверялись, что жилец на законных основаниях проник в квартиру, и уезжали, посмеиваясь. Квартира эта трёхкомнатная на последнем десятом этаже славилась частыми вызовами как среди охранников, так и у врачей неотложки. Поздней осенью Светлана Михайловна часто болела, и тогда ей требовался жаропонижающий укол.
Последние два года Светлана сдавала большую комнату с балконом студентам. Сначала двум девочкам, а в следующий учебный год двум мальчикам.

Мальчики ей больше понравились, они всегда убирали за собой, не имели дурных привычек, никого не водили. Собственно, с девочками, возможно, ей просто не повезло, но она склонялась к мысли, что мальчики по природе своей веселее, не завистливы, не сплетничают за спиной, и вообще надёжные съёмщики, в отличие от девочек.
Заканчивалось лето, и Светлана Михайловна тяжело переживала утрату мальчиков. Одному дали комнату в общежитии, другой нашёл место поближе к университету. В поисках новых постояльцев Светлана отправилась в Экономический университет, где когда-то учился её сын.

«Сдаётся комната для двух студентов», — написала она в объявлении, которое прикрепила скотчем на доске объявлений в фойе.
Оставалось ждать и надеяться, что новые съёмщики окажутся такими же благовоспитанными и трудолюбивыми, как когда-то был её Ваня.
Прошло четыре дня, интересных предложений не поступало. Звонили мамаши, интересовались ценой, спрашивали почему так дорого, возмущались, когда узнавали, что ищут двух мальчиков, а никак не девочек.
За две недели Светлана Михайловна получила лишь два интересных предложения, и оба раза клиенты сорвались в последний момент. Кому-то дали общежитие, кто-то сам отказался. Она уже хотела пойти на уступку и начать рассматривать девочек, как раздался звонок.
Звонил молодой человек с явно серьёзными намерениями:
— Хозяйка, комнату ещё не сдала? — спросил он грубым голосом. Жёсткий осуждающий тон не терпел пререкательств.
— Нет ещё, — спохватилась Светлана Михайловна, приходя в себя. На секунду ей показалось, что звонят из налоговой.
— Вечером в восемь зайду, — парень быстро шёл по улице, отвечал рассеянно.
Светлана решила показать молодому человеку, кто главный в данной ситуации:
— Извините, как вас зовут? — начала она, повысив голос на пол октавы.
— Игорь, а что? — парень немного сдал назад.
— Так вот, Игорь, — Светлана включила стервозность на полную катушку. — Приходите завтра в шесть, сегодня меня не будет дома.
— Завтра в шесть я смотрю другую комнату. А сегодня вашу. Так что сидите дома, мамаша, ровно в восемь я у вас, — и он бросил трубку.
От такой наглости у Светланы Михайловны сразу разыгрались нервы. Как часто бывало, когда она накручивалась из-за бывшего мужа, она начала выдумывать тысячу причин, чтобы не оставаться вечером дома. Но планов на вечер у неё абсолютно не было. Кроме церкви, магазина и дачи она никуда не ездила и не ходила. Поэтому решено было остаться, чтобы как минимум посмотреть на наглеца, который возомнил себя пупом земли.
Что она ни при каких обстоятельствах не станет сдавать такому хаму комнату, Светлана Михайловна решила сразу, ещё не повесив трубку. Теперь ей хотелось насладиться местью, сообщить молодому зарвавшемуся человеку печальную новость — комнату уже сняли.
— Буквально час назад приходили. Так что извините, — Светлана заранее выбирала выражения, красуясь перед зеркалом, предвкушая, как расстроится хамоватый быдлан.
Чтобы подчеркнуть своё прекрасное настроение и расположенность к снисходительной беседе, она надела яркое красное платье с глубоким декольте, колготки, туфли. Она всегда наряжалась, когда приходили незнакомые люди. Те же родители студентов, например. Все должны воспринимать хозяйку квартиры как женщину красивую, интересную, знающую себе цену. Так и за комнату проще торг вести.

Светлана уселась смотреть телевизор в семь-тридцать, и полчаса, пока ждала гостя, настраивалась на игривый приём. Она не будет спешить, медленно проследует к двери, пускай мужлан поволнуется, ведь она не сказала «да». Пускай постоит под дверью и подумает, как в следующий раз договариваться. А потом, когда она откроет ему и впустит внутрь, специально покажет ему комнату — пускай облизнётся, он, конечно, сразу загорится желанием принять выгодное во всех отношениях предложение. И тут она ему сообщит пренеприятнейшее известие: комната уже сдана.
— Но вы оставьте телефон, если что-то поменяется, я вам обязательно позвоню, — театрально репетировала Светлана, разыгрывая сожаление.

Звонить она ему, конечно, не будет. Лучше уж совсем никому не сдавать, чем такому подонку. Ещё неизвестно, какой у него товарищ.
«Такое же, небось, хамло», — Светлана нервно постучала пультом от телевизора по коленке.
На часах пять минут девятого, а звонка в дверь всё не слышно.
«Опаздывает, гадёныш!» — она злорадно ухмыльнулась, представляя, как не спеша пойдёт открывать, когда он всё-таки изволит явиться.
Но гость не появлялся. Прошло ещё десять минут, и Светлана начала более трезво смотреть на вещи. Её уже не волновало, как она накажет наглеца, ей просто хотелось поскорее избавиться от него. Когда стрелка перевалила половину девятого, она начала подумывать о том, чтобы полностью отключить телефон и лечь спать.
«Жаль, что нельзя отключить дверной звонок», — сокрушалась она.
Ближе к девяти Светлана уже не сомневалась, что парень оказался безответственным балбесом и забыл про неё. Она перешла на кухню и взялась готовить ужин.

Светлана ни с кем не встречалась, но ей очень нравился один мужчина в церкви. Во время службы она часто становилась поближе к нему, чтобы иметь шанс познакомиться. В такие моменты она представляла, как батюшка венчает их.
— Венчается раба божья Светлана и раб божий Андрей, — она давно знала, как зовут мужчину, что он работал в органах госбезопасности, что тоже разведён. Она была безумно влюблена в бородатого высокого жилистого мужчину, который всегда ходил опрятный, красиво одетый, имел интеллигентный, самый умный в церкви вид. Только батюшка мог сравниться в интеллигентности с Андреем Викторовичем. Она бы ни за что не отважилась заговорить с ним первая, хотя чего ей было стесняться. Светлане недавно исполнилось сорок пять, детям — двум парням, мужчинам уже по сути — двадцать пять и двадцать три. Она была умудрена опытом, быстро находила общий язык с незнакомыми людьми в церкви, автобусе, на рынке, но представить себе не могла, хотя бы на секунду, что она первая заговорит с Андреем Викторовичем и попытается заполучить его, — нет уж, увольте, мужчина должен первым проявить инициативу. Иначе и быть не должно.

«Знать судьба у меня такая, и Богу так угодно», — думала она по вечерам, скучая перед телевизором.
Работала Светлана в торговом центре индивидуальным предпринимателем. Реализовывала женскую одежду, которую покупала у оптовиков. У неё была своя точка. Дело ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (25)

Последние рассказы автора

наверх