Голод

Страница: 1 из 2

Город утомлял его.
Он вытягивал из него энергию.

Когда он работал и ему приходилось ездить туда и обратно, силы ещё оставались. Но стоило ему выехать в город дважды за один день; домой, с остановки, он едва тащился, чуть ли, не засыпая на ходу.

Он разувался, шёл в ванную вымыть руки, а усталость, утяжеляясь, слепляла веки, и он плескал в лицо холодной водой. Вода взбадривала, он переодевался и шёл на кухню. Если был голоден — ужинал, если голод не ощущался — пил кофе. Кофе тоже взбадривал и, вместо того, чтобы лечь и отдохнуть он приставал к жене — Дай!

— Ты на ногах едва стоял, когда зашёл. Дам и уснёшь! Лучше ляг отдохни, потом дам.

— Потом ещё раз дашь!

Жена начинала смеяться — Ну иди подмывайся, смазывайся, так и быть — дам! А то умрёшь не трахнутым!

Он шёл в ванную, подмывался, мял член, удлиняющийся и набухающий и умолял жену (мысленно) дать в жопу!

— Ты там не уснул!

Он тщательно обтирался: жену раздражало, если он прикасался к ней мокрым членом.

Заходил в комнату

— Смазывай! — стоя раком, она взглядывала на него снизу — Что-то он не торопится вставать! Желание в твоей голове...

— Сейчас! — он открывал дверцу своего шкафчика

— Я уже достала! — она подавала ему лубрикант — А чё яйца поджал? — она тянулась, и щупала, и мяла их — Левое большое, правое меньше. Пристраивайся, он уже почти стоит! — она проводила по члену пальчиком.

Он, стоя над нею сзади, выдавливал гель и смазывал член, поводя им из стороны в сторону.

Жена оборачивалась и он, обхватив член у головки, демонстративно-медленно вёл охват к паху.

— Зачем ты это делаешь?

— Смазываю

— Не делай так

— Почему?

— Мне не нравится, как ты это делаешь. И не тяни, пристраивайся.

Она опускала голову на руки и приподнимала повыше попу.

Он опускался на колени, придерживая встающий член, и ронял его на её жопу.

Блюм!

Она сдержанно похохатывала — Ерундой не занимайся, губы раздвинь и не засовывай резко!

Зная, что сейчас будет, он тыркался, посиневшей от прилившей крови залупой, в анус.

Жена дёргалась и, с угрозой, готовой перейти в злость, бросала — Ещё раз так сделаешь и не получишь!

Он, чуть отстранившись, прижимал залупу к вульве.

— Дай, я сама! — она тянулась рукой и, придерживая пальчиками член, — Губы раздвинь! — направляла во влагалище.

Он ебал жену, сжимая её бёдра и притягивая к себе.

Он натягивал её!

— Ты сам двигайся! Что ты меня натягиваешь!

Он опускал глаза и смотрел, как дышит колечко ануса и представлял, что ебёт её в жопу...

— Иммм! — мычал он, чувствуя, как сгусток сладострастия истекает спермой по уретре.

ОНА

Город утомлял его.

Он выкачивал из него энергию.

Он стоял на остановке и сильный, и холодный ветер, оттопыривал полы расстёгнутой курточки. Он отвернулся, застёгивая замок и потянул башлык, чтобы накинуть на голову. Но тот не подавался, и он дёрнул его...

Чьи-то руки приподняли ремень сумки и высвободили прижатый башлык...

Он обернулся

— Он был прижат. Лямкой — она улыбнулась ему — Здравствуй.

— Здравствуй...

— Таня — напомнила она — Ты живёшь на этом массиве?

Он качнул головой.

— А я на Северо-Западном. К сыну приезжала в гости. С внуком понянчилась — она улыбнулась — Большой уже, скоро ходить начнёт.

— А у тебя... — она заметила, как он сунул в карман правую руку — Внуки есть?

— Нет

— А я развелась со своим — уголки поджатых губ опустились — Пил. Ревновал. Дрался.

Она вздохнула — Двадцать пять лет терпела.

— Это мой! — он отворачивался от неё к подошедшему автобусу.

Таня шагнула следом.

— Тебе же на сто седьмом! — чуть повернул он голову, поднимаясь в салон и поддерживая её под локоть.

Автобус дёрнулся, их качнуло и он, чтобы не упасть, схватился за поручень, а она вцепилась в его руку холодной ладошкой.

— Я на разъезде пересяду на свой. У меня проездной безлимитный — она грустно качнула головой — Пенсии хватает только на оплату квартиры. Приходится работать.

Подошёл кондуктор.

— Ты на пенсии? — с лёгким, притворным удивлением — Я думала ты младше меня

— Уже второй год

— По тебе не скажешь! — она с улыбкой всматривалась в его лицо.

— А помнишь, как мой заревновал, когда я пригласила тебя на танго.

— У Нади на дне рождения?

— Наверное. Я не помню уже у кого из девчонок. Двадцать восемь лет прошло.

Они помолчали.

— А ты тогда ещё не был женат...

— Нет

— А дружил? Девушка была?

— Не было

— А с Надей?

— Нет. Мне выходить на следующей.

— Я тоже выйду. Здесь дождусь сто седьмой

Ветер нагнал тучи, скрывшие солнце и стало ещё холоднее.

— Ты на рынок?

— Да, я здесь мёд покупаю.

— Ты легко оделся — она дотронулась до рукава курточки и, глядя прямо в его глаза — Ты голоден...

— Я о другом... — покачала она головой, в ответ на его удивление — Ты смотришь на женщин и раздеваешь их взглядом — она усмехнулась — Ты и на меня так посмотрел.

Она порылась в сумочке и достала сотовый — Наверное, это неприлично, навязываться самой, но мы уже не в том возрасте, чтобы стесняться. Запишешь мой номер? — и, не дожидаясь ответа — 8-***-***-4521

Он вытащил сотовый из кармана курточки, набрал и вызвал...

Возьми меня с собой

В свой день и час любой

Дорогу дальнюю, тревогу давнюю

Возьми меня с... — она отключила вызов.

— Мой! — её губы дрогнули, пытаясь изобразить улыбку — Звони!

Он стоял, ожидая автобус и вспоминал тот день.

Она с мужем и маленьким, чуть больше года, сыном, пришла на день рождения к подруге, с которой жила в одной комнате до замужества. Мальчик спал и его унесли в другую комнату. Муж Тани вышел покурить.

Они сидели за столом.

— Хочу танцевать! — сказала именинница и включила магнитофон.

Девушки приглашали друг друга и немного дурачились, изображая пары. За столом остались он и Таня и она, сама, пригласила его. Они только сделали несколько шажков, вошёл Танин муж и, увидев жену танцующей, вспылил и выскочил из комнаты.

— Приревновал! — заулыбались девушки, но Таня не улыбалась

— Извини — сказала она и вышла из комнаты вслед за мужем.

За Таней вышла Надежда и через несколько минут вернулась одна.

— Разорался! Ребёнка разбудил. Ушли.

Потом он несколько раз встречал её по дороге с работы. Она здоровалась, всякий раз с какой-то извиняющейся улыбкой. Он отвечал, но не останавливался.

А на одной из общажных вечеринок, подвыпившая Надежда проговорилась, сказав ему — Ты Тане сильно понравился. Но не вздумай закрутить с нею. Он изобьёт её.

Он вымыл руки и пошёл на кухню, заварить чай и попить с мёдом. Второй, за день, выход в город и... он с удивлением обнаружил, что усталости нет.

— Ты чё-то молча. На меня завариваешь? Я тоже хочу.

Жена пристально на него взглянула — Кого-то встретил?

— Да нет

— Люба звонила. Зовёт на майские, на дачу. Поедем? Или у тебя работа?

Работы не было.

— Да, есть — он стоял спиной к жене и...

— А чё ты уши прижал? Врёшь поди... Не хочешь, так и скажи, я одна поеду.

— Тань — он повернулся — Есть работа

— А тебе заплатили?

— Аванс скинули

— Ты мне не говорил. Тогда работай, поеду одна.

Проводив жену, и вернувшись, сел смотреть «Десницу Божью». Но через несколько минут понял, что только смотрит на экран.

Он выключил комп и взял сотовый, и тут же пришёл входящий — Да, Тань...

— Ты где?

— Дома

— Работаешь?

— Ннет

— Ты отдыхай сегодня, завтра поработаешь

— Уже приехали?

— Нам ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх