Ловушка для Ангела. Истерика

  1. Ловушка для Ангела. Насилие
  2. Ловушка для Ангела. Истерика

Страница: 2 из 2

от этой умалишенной. Да, ты тварь для него, мерзкая гадина. Смирись, Лина, Евдокимов никогда не взглянет на тебя по-человечески! А уж тем более с любовью, как бы тебе хотелось где-то в глубине души. Нет надежды, только тишина и пустота. Как же мне больно! На красивых губах Андрея появилась издевательская улыбочка, кажется, мои страдания ему доставляют радость. Это окончательно снесло крышу. Напрочь!! Кинулась к нему дикой кошкой, нет, всего лишь взбесившейся собачкой, посаженной на цепь. О, черт, цепь! Совсем о ней забыла, стальные звенья держали крепко, поэтому добраться до Андрея не получилось, упала на четвереньки, больно ударившись носом о диван, на котором полулежал Евдокимов. Взвыла. Из глаз побежали слезы, перед глазами — темные мушки и недоумевающее лицо Андрея. Только физическая боль не отрезвила, наоборот, подхлестнула все дикое внутри. Вскочила на ноги и, как кошка, стала царапать воздух, потому что добраться до Евдокимова ближе невозможно. Выгляжу, наверно, смешно, голая, трясущая сиськами и шкрябающая пустоту девушка. Он усмехнулся. Гад! Скотина!!

— Я не могу больше так, в тишине! Не могу больше чувствовать себя животным! Убей меня, слышишь, убей!! Чертов свихнувшийся ублюдок!

Молчание, опять молчание и темный не показывающий эмоций взгляд. А внутри клокочет ярость. Завыла, царапая скрюченным пальцами пустоту. А потом, не в силах дотянуться до Андрея, схватилась за свои волосы, больно потянув их в стороны.

— Успокойся!

— Да пошел ты!!

Разбежалась, но теперь в противоположную от лежащего на диване мужчины сторону, и со всей силы о стену. Больно! Хочу еще больше боли, хочу потерять сознание или окончательно свихнуться, от боли. Если мне нельзя разорвать Андрея, можно разбить, размозжить свою голову. Снова отскочила и снова о стену, да прямо лбом. Взрыв. Темные конфетти заплясали перед глазами.

— Дура, мать твою! Что ты делаешь?!

Евдокимов подскочил с кровати, в несколько шагов оказался рядом. Рядом... Этого я и добивалась! Теперь со злостью бросилась на него, по-мужски ударив Евдокимова кулаком в бок. Он тихонько охнул, схватился за мои тянувшиеся к нему в попытке разодрать, руки, завел их за спину. Но я абсолютно ненормальная, начала со всей силы биться об мужское тело головой.

— Совсем с катушек съехала, идиотка!!

Боль! Хочу еще больше боли, доставить себе, ему, всем! Андрей поднырнул вниз, пальцы опять схватили пустоту, а он начал отстегивать цепь от моей лодыжки. Боднула Евдокимова другой ногой, сильно, так что он отлетел в сторону. Молниеносно поднялся, схватил меня и перекинул через плечо. Только я обезумела, лягаюсь, кусаюсь, до крови царапая мужскую спину.

— Сука, да что ж ты делаешь?!

Евдокимов втащил меня в ванну и включил воду. Холодную... Холоднющую!

— Ооо!! — завыла я, судорожно втягивая в себя воздух.

Кожа моментально стала гусиной. Рванулась из мужских объятий, но Андрей держал крепко. Ледяные капли лились на голову, плечи, тело, пробирая каждую клетку ознобом. sexytales Зубы сразу же начали выбивать морзянку. И злость под напором холодной воды потухла, замерзла, превратилась в мерзлую глыбу боли, застывшую в груди. Мне срочно нужно оттаять, растопить сплошной мрак в своей душе. И я опять делаю немыслимые вещи, схватившись за широкие мужские плечи, припадаю изголодавшимся по теплу цветком к твердым губам Андрея. Пытаясь согреться, выбраться из бредового состояния возбужденной тишины, всосасываюсь пиявкой в его влажный рот. Евдокимов тоже весь мокрый, тоже дрожит, а на полу ванной потоки из скатывающихся с наших тел струек воды. Но Андрей немилосердно оттащил себя. Зачем?! Нет!! Безмолвной дрожью холода запротестовала я.

— Успокоилась?!

— Н-нет!

И снова холодная вода наотмашь бьет по голове, плечам, груди. Больше не могу, сейчас превращусь в сосульку.

— Успокоилась? — через некоторое время переспросил Андрей.

— Д-да...

Ледяные капли перестали терзать тело, Евдокимов завинтил кран с водой. Только, кажется, стало еще холоднее, и в наступившей тишине стал отчетливо слышен стук моих зубов.

— Ан-ндрей, м-мне х-холодно! Оч-чень х-холодно!

Темные глаза Евдокимова неотрывно смотрели на мои груди, где вставшие от холода соски просто молили о тепле и ласке. Судя по этому взгляду, внутри Андрея очень много так необходимого мне огня, прямо адский кострище пылает. Нет, мужские руки, державшие мои предплечья, разжались. Евдокимов отошел на несколько шагов. Ноги подогнулись, опустилась на дно ванны и захныкала маленькой обиженной девочкой. Какая к черту гордость! После такой ледяной ванны, она тоже замерзла ледяным комом внутри, как и все остальные чувства. Андрей вернулся с большим махровым полотенцем, которым почти бережно укутал моё тело. Но разве полотенце сможет растопить ту вечную мерзлоту боли, которая внутри. Нет, мне нужны его руки, необходимы поцелуи моего Андрея. Прошу:

— Ан-ддрей, п-пожалуйста, согрей м-меня.

Евдокимов немигающе смотрит на меня, дрожащую, сжавшуюся мерзлым комочком на дне ванны. Потом тащит за подмышки наверх, берет на руки и несет в комнату. Быть может, Евдокимов смилостивится? Согреет. Прислушиваясь к неровному стуку его сердца, затаилась испуганной мышкой в мужских руках. В комнате меня вполне осторожно опустили на диван, о который, помнится, я совсем недавно больно стукнулась носом.

— Прошу тебя, Андрей! — в мольбе протянула к нему руки.

Полотенце распахнулось, обнажив тело. В черных глазах адский кострище полыхнул еще сильнее. А мне чувствуется, если он оттолкнет сейчас, я точно замерзну, заледенею изнутри, побежденная холодом и мраком. Слезинка скатилась по щеке.

— Ангел, — бархатисто и проникновенно прошептал Евдокимов.

Затем одним нетерпеливым движением, все так же пристально смотря на моё подрагивающее в ознобе тело, сдернул со своего торса мокрую футболку, а вслед за ней стащил с ног серые спортивные штаны. Выдохнула облегченно. Согреет... поскольку ему нужно поделиться со мной пожаром, который засел в его глазах, иначе ведь можно сгореть изнутри к чертям собачьим. Рывком подтащил меня за руки к себе. Вскрикнула, когда стоящие маленькими пиками сосочки прикоснулись к мужской груди. Пальцы Евдокимова зарылись в мои волосы, карие глаза поглотили темной ночью, а горячие губы накрыли мой трепещущий рот. Как много в нем страсти, как много, оказывается, её может быть в такой холодной ледышке, как я. Оттаяла мгновенно... Обняла руками широкие плечи, прислонилась как можно ближе к мужскому телу и с жадностью ответила на поцелуй. А ведь это наш первый поцелуй после разлуки. После возвращения, Евдокимов только лишь методично, по-животному трахал мое тело. Вместе со страстью внутри проснулась нежность, и я стала ласково гладить моего Андрея по волосам, сильным плечам, спине, одновременно вскрикивая под напором требовательных мужских губ. А горячая смазка желания уже выделалась между моих подрагивающих, то ли от холода, то ли от нетерпения, ног. Мужские пальцы прошлись по животу и дальше вниз, легли на лобок, осторожно раздвинули губки и умело заскользили во влажной промежности, лаская круговыми движениями клитор. Потрясенно завыла прямиком в целующий меня рот. Бредовое состояние вечного возбуждения вернулось, его даже холоднющая вода не в состоянии остановить. Пальцы аккуратно, почти нежно, проникли внутрь. А потом в самую глубину между влажных подрагивающих стенок, да там задержались, теребя и потрахивая. Под напором тысячи искр тока, прошедшихся волной по хребту, выгнула назад шею. И опять животное проснулось в нем, во мне, пальцы бешено стали вонзаться внутрь, а большой палец весь в моих соках снова лег на клитор. Какие умелые руки! Горячие губы атаковали шею. Боже... это шквал, настоящее безумие, нет, настоящее чудо, возникшее между нашими телами. Если он сейчас оттолкнет, я буду способна на убийство. Но я не прошу о продолжении, боюсь разрушить лишними словами это хрупкое состояние страстной нежности между нами, снова превратив моего Андрея в чертового маньяка. Слава богу, пальцы продолжали вонзаться внутрь и возбуждающе скользить по клитору. Запрокинула голову в попытке вдохнуть. Вот она, предоргазменная волна. Сильная-сильная, высокая-высокая, поражающая своей яркостью. Только не оттолкни, прошу тебя! Или я умру.

— Какая же ты шлюшка, Лина! — прошептал Евдокимов, продолжая ласкать пальцами клитор и, не нежничая, потрахивать трепещущие стенки моей вагины.

— Дааа!! — счастливо завыла я. — Ооо, дааа...

Внизу живота яркими вспышками салюта взорвалось наслаждение. Я буду для тебя шлюхой, сукой, ангелом, да кем угодно, ведь только с тобой я испытываю этот чёртов, потрясающий, великолепный оргазм! Теперь мне жарко, горячо, божественно! А мужские пальцы двигаются и двигаются внутри, продлевая моё удовольствие.

— О дааа! Спасибо! — опять завыла я, благодарно заглядывая в черные глаза моего Андрея.

Толчок, упала навзничь на диван. Буквально через секунду мужское тело накрыло меня сверху, а между ног одним мощным ударом вклинился твердый член. Снова задохнулась от остроты ощущений. Потянулась к нему руками, пытаясь обнять. Нет, прижал мои руки по обе стороны от головы, а я, желая объединения, максимального сближения, обвила, оплела словно лозой, мужские бедра своими ногами.

— Ооо... — застонали мы друг другу в губы.

Потом Андрей начал двигаться, интенсивно, по-животному, в самую глубину еще не отошедшей от первого оргазма промежности. И снова ток прошелся по хребту, и я закричала, жадно подаваясь навстречу новому удовольствию.

— Ангел! — блаженно завыл в мои губы Андрей. — Сука Ангел!

— Андрей, милый, — ласково прошептала ему в ответ я.

Удар, удар, он сейчас вобьет меня в жесткую обивку видавшего виды дивана. Но его зверство мне по вкусу, ведь я сама сотворила этого маньяка. Разве такое возможно? Разве такое бывает с фригидными ледышками?! Однако внутри снова зреет предоргазменное напряжение. В ожидании еще одной вспышки удовольствия совсем перестала дышать. В голове единственная мысль:

— Продолжай, Андрей, пожалуйста! Ещё чуточку! Пожалуйстааа...

Удар, удар, удар в самом центре зарождающегося марева.

— Кончай, Ангел, кончи для меня! — со злостью орет Андрей, продолжая все так же интенсивно накачивать горящее междуножье своим членом, своей страстью.

Удар, удар, удар... Всё, я полетела...

— Оуу! — зашлась я в крике, выгнулась дугой, пораженная силой очередного фейерверка в своем теле.

Ха... оказывается, бывает, и холодные ледышки способны испытывать сразу несколько оргазмов.

Еще парочка бешеных толчков.

— Оуу... — застонал Евдокимов, изливаясь в моей пульсирующей глубине.

На меня теплой периной навалилась нега, блаженно закрыла глаза, нежно поглаживая влажную кожу находящегося сверху мужчины. Его тяжесть мешала дышать во всю грудь, но была такой теплой и уютной. Нет, наслаждение не длилось долго, вскоре Андрей перекатился с моего тела и, тяжело дыша, лег рядом. Опять замерла испуганной маленькой мышкой. Неужели он меня прогонит на матрас? Не хочу больше тишины, не хочу больше чувствовать себя животным. Сама развернулась к Евдокимову.

— Андрей, прошу, не прогоняй меня! В самом деле, я же не собака, чтобы держать меня на цепи.

— Спи, Ангел!

Сильная рука обняла за талию, а мужские губы ласково коснулись виска. Теплая перина сладкой неги вернулась.

  1. Ответное SMS сообщение с кодом может прийти через 2-3 минуты,
    Пожалуйста, не закрывайте окно браузера

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

4 комментария
  • Galohka
    15 мая 2017 11:11

    хочу продолжение

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Дмитриева Марина
    15 мая 2017 21:09

    Увы... В продолжении и начале слишком много воды. Я просто, по старой дружбе так сказать, публикую кусочки текста, которые в формате данного сайта.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Ансови (гость)
    13 июля 2017 3:27

    Марина, Вы умница, отлично написано!!!
    А что она сделала с Андреем, и кого она скрывает? что он делала с ней?

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Дмитриева Марина
    13 июля 2017 18:12

    Спасибо за комплименты. Вообще она его посадила.

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх