Естество в Рыбачьем. Предисловие: Становление молодых героев

  1. Естество в Рыбачьем. Предисловие: Становление молодых героев
  2. Естество в Рыбачьем. Глава 2. Часть 1
  3. Естество в Рыбачьем. Глава 2. Часть 3
  4. Естество в Рыбачьем. Глава 2. Часть 4
  5. Естество в Рыбачьем. Глава 3. Часть 1
  6. Естество в Рыбачьем. Глава 3. Часть 2
  7. Естество в Рыбачьем. Глава 4. Часть 1
  8. Естество в Рыбачьем. Глава 4. Часть 2
  9. Естество в Рыбачьем. Глава 5
  10. Естество в Рыбачьем. Глава 6
  11. Естество в Рыбачьем. Глава 7
  12. Естество в Рыбачьем. Глава 8
  13. Естество в Рыбачьем. Глава 9
  14. Естество в Рыбачьем. Глава 11
  15. Естество в Рыбачьем. Глава 12
  16. Естество в Рыбачьем. Глава 14
  17. Естество в Рыбачьем. Глава 15
  18. Естество в Рыбачьем. Глава 16
  19. Естество в Рыбачьем. Глава 18
  20. Естество в Рыбачьем. Глава 19. Часть 1
  21. Естество в Рыбачьем. Глава 19. Часть 2
  22. Естество в Рыбачьем. Глава 20: Эпилог

Страница: 1 из 11

Уважаемый читатель, позвольте ознакомить Вас с героями моего нового произведения. О всех писать не буду, (сбилась со счёта подсчитывая количество персонажей) только о НЕ достигших тридцатилетия. О их вступлении во взрослую жизнь.

Итак, по мере появления в произведении.

З. Ы. Три четверти написанного это сплошное ПОРНО. Те, кому родители ещё не разрешают читать даже эротику, идут лесом.

Юрий.

Три недели розоволицый младенец, громко причмокивая, сосал грудь Лены, вызывая тем самым зависть Виктора. Мужчине хотелось так же приложиться ртом к увеличившимся в два с лишним раза ареолам, изменившемся в окрасе на бледно палевый, заменив светло-коричневый, девичий оттенок, впервые увиденный Виктором на груди супруги в день совершеннолетия Леночки. Мужчина встал над плечом сидевшей на табуретке Елены, из-за спины поглядывая на сына. Левая грудь была уже практически полностью высосана, правая тяжёлой нАлитостью приманила Виктора, не устоявшего от «взвешивания» сосуда. Тёплая, увесистая грудь приятно легла в ладонь мужчины, жировые секреты бугорками опоясывая сосок щекочут палец, нарезающий круги по ареоле.

Супруга оттолкнула его руку, вывернув сосок вверх, нажала на грудь — несколько тончайших струек брызнули в лицо Виктора.

— Ленк, ты чо? Малому мало будет.

— Пока ещё остаётся. Вот через полгода придётся подкармливать нашего богатыря. — Она подставила губы для поцелуя. Вытянутая шея приподняла и без того красивую грудь. Юрик сильнее впился в вырывающийся сосок. — Вить, я тоже уже терпеть не могу, щас докормлю и... Ого! Как взлетел то у тебя, чуть почку не проткнул.

По устному уговору, супруги решили возобновить половые сношения, когда Юре исполнится месяц. Но... Яйца звенели набатом, фелляции в исполнении очаровашки Лены только разжигали страсть, после рождения уверенной, что пока она кормит ребёнка ей не захочется секса.

В этом её убедила фригидная подружка Наташа. «Нам с Коленькой ну ни граммочки не хотелось трахаться! А закончила кормить Бореньку, так вновь захотелось и я сразу опять забеременела.»

Недели не прошло после того как перестала кровить вагина, Леночка, высосав у Вити накопленный за месяц эякулят, почувствовала, как влагалище призывно наполнилось кровью. Предсказания Наташки не сбылись и только предостережения свекрови удержали молодых от, хотя бы невинного соития. Тогда они договорились терпеть до месяца.

Но сегодня всё так было возбуждающе — и зной, принудивший оголиться до трусов, и Юрочка заманчиво чмокавший сосок, и пятна на белье обоих супругов в точке касания с каналами. Концентрация феромонов достигла максимума. Чиркать «спичкой» о почку Елены не стоило. Взрыв произошёл.

В то время супружеская пара снимала землянку с одной комнатой. Спали мама и сынок на кровати полуторке, придвинутой к стене. А Виктор ютился на раскладушке.

Поевший малец, начал кунять, сладко закрывая глазки. Его положили на раскладушку. Младенец сердито поворчал, уставился в лицо склонившегося над ним отца.

— Это ничего что он наблюдает за нами?

— А ты то сам, когда стал понимать, что происходит вокруг? Пошли уже, я... — Договорить Лена не смогла — губы запечатались ртом Виктора.

Руки супругов проникли к гениталиям партнёра — Лена сдавила баобаб, Витя запрудил Ниагару. Свободные руки оголяли ягодицы, попутно сжимая их. После родов попка супруги стала крупнее, мягче. Курдючок жира препятствовал пальцам проникнуть во влагалище, но своей необычностью заполнивший ладонь вызывал новые ощущения. Да и всё тело сохранило тот подкожный запас жира, который организм накопил на всякий случай.

— Я сначала полижу тебя, не то кончу сразу. Поверь мне.

— Я правда не готовилась, только с утра письку помыла.

— К чёрту чистоту, не могу позволить матери моего ребёнка лежать недоёбанной... Колючки тут у тебя какие... Ох! Ёб твою мать! Это что тут за губошлёбство? — Супруг впервые увидел промежность Лены после родов. — Какая пизда хуёво подлатала мою любимую щёлку?

Увы! К прелестному жирку под кожей, к аппетитной попке, к восхитительным грудям, к небольшому животику, довеском шли покрупневшие срамные губы, не нравящиеся любителю девичьей расселины, которая некогда заставляла пускать слюну Виктора. Молодой мужчина, рассматривая срамные уста заметил неровные складки, надорванные края малых губ.

— Вить... Ты меня из-за этого бросишь? — Слёзы блондинки пролились мгновенно. — ... Гхы-гхы... Я... Я...

— Не плачь, дурёха. — Вздохнув, мужчина всё же приложился к рванине губами. Сразу прекратив, продолжил. — Видела б ты мандень моей тётки Дуни. И ни чо. Ябётся только тапки отлетают. Щас я ещё калибром проверю... Попал... ? Чо плечами жмёшь?

— Вроде как попал... Пиздец бля! Теперь и поебаться нормально не сможем... Предлагал ведь ты мне: «Давай пару лет по предохраняемся».

Она ещё что-то бубнила, а Виктор месил слизь в пустынном влагалище. Только сам факт происходящего соития помог мужчине кончить. Отвалившись к стене, он слизал слезинку с щеки Лены. Юрик как будто соображая, всё так же глазел на родителей.

— Ну, Юрка. Ну, сукин сын. Ну, пиздорванец. Не мог аккуратней тут пролезть? — Лена даже не заметила, что муж обозвал её сукой, прыснув в кулачок смешком, она ответила за сына.

— А ты, папочка, разве не пиздорванец? По крайней мере двум женщинам порвал щель. Бабе Наде и мамочке. Я тоже вырасту и порву целку. А может и не одну. Отращу себе ялду с аршин. Берегитесь целки!

— А ты, мамочка, сама пиздорванка с рваной пиздой. — Подхватил игру Виктор. Слегка задумавшись он продолжил. — Ленк... Я думаю, что через год-два щелка станет хоть и не прежней пиздюленкой, но приличной. Ага... ? Давай со вторым повременим. Согласна?

— Чтобы ОНА не стала как у тётки Дуни! Согласна. Только с гондонами. Не хочу химию глотать.

— Может использовать вторую... ?

— В жопу... ? Я согласна. В палате со мной были две женщины, которые хвалили анал, и две которые противницы. Меня спросили, я честно ответила, как я могу судить если не пробовала. Только давай, когда Юрка уснёт!?

А Юра тем временем под разговор родителей уснул.

***

Прошло семь лет. Естественно о том событии, когда отец обозвал его пиздорванцем, он не помнил. Мама повезла его в соседнюю область на похороны той самой родственницы мужа, о величине срамных губ которой они рассуждали в памятный для читателя день. Тётка Дуня подхватила стыдную заразу, разрешив откинувшемуся из зоны мужчине насладиться вселенским размером своей полости. ВИЧ за пару лет съел весь иммунитет женщины и смерть от простуды стала избавлением от земных радостей.

Так вот. Пока мама ждала девятины, Юра бегал за дальними родственниками мужского пола. Отроки во всю дрочили и мерялись писюнами. В тот день они, отроки значит, заманили соседских девчат на сеновал и специально завели разговор о половых сношениях. Затем будто начали спорить у кого орган больше. Попросили девчат рассудить их. Одна из девушек уже имела опыт, а вторая горела желанием хотя бы потрогать. Так что оттолкнув Юрку подальше от друзей, начали судить.

— Да у Фрола длиньшее.

— Зата у Кольки тольшее... Иди отцедава, малявка! — Снова оттолкнули любопытного Юру. — Тольшее луще. — С энтузиазмом знатока сказала опытная.

— А без разницов. Если молофи нетути, то хощ толстый, хощ длинный, без толков.

— Это у вас сисек нет и молозива в них тоже нет. А у нас молофя есть! — Пацаны принялись усердно дрочить.

— Ага! Яснонько! Фрол сильнее давит, когда отталкиват руку, а Колька, когда к себе ведёт. Мамка так же из теста жгуты раскатыват.

— И сиськи наши тоже хороши. Поглядите! — Опытная расстегнула пуговицы на платье. Юра, знавший о грудях по опыту купания с мамой, мог дать сто процентов — нет у девчат сисек. Те бугры, на которые указывала сельчанка походили на возвышенности папы Вити.

Сладкие девичьи голоса помогли пацанам отстреляться. Немного, всего по несколько ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх