Смерть или рождение?

Страница: 1 из 3

— Айша, я прошу тебя, быстрее! — крикнул молодой человек спешно собирающейся супруге.

— Да знаю я, — огрызнулась она.

Парень бесцельно послонялся по их квартире и остановился рядом с иллюминатором, принявшись внимательно разглядывать уже донельзя знакомый вид. Белый карлик — IX-1345-Z-71325138984, а в простанородье Хора, застенчиво смотрел через толщу стекла. Медленно погибающая звезда не просто так получила своё прозвище. Исследователи несколько раз приближались к карлику и тот постоянно обдувал их настолько мощным нейтронным ветром, что у людей просто не осталось вариантов, как счесть его черезмерно боязливым. Хора дал пристанище не только двум маленьким, полностью покрытых льдом планетам, также под временным покровительством звезды была и «Анаида» — исполинских размеров корабль с более чем четырью тысячами людей на борту.

— Айша, мы сейчас всё пропустим, ну сколько можно, — рявкнул парень.

— Ты в туалет мне дашь сходить или прикажешь мочиться в открытый космос? — огрызнулась девушка.

Мужчина вздохнул и покачал головой:

— Мама мою проекцию, пожалуйста! — громко сказал он.

— Ваша голограмма, Том Хэндрикс, — ответил приятный женский голос корабля.

Он внимательно оглядел изображение. Молодой, стройный мужчина с короткими русыми волосами, легкой щетиной и проницательными глазами смотрел на него. Синего цвета комбинезон с капюшоном плотно облегал все тело. — Не, ну шикарен же, что тут говорить, — пробормотал Том самому себе.

— Так, хватит таращиться на самого себя, мне тебя долго ещё ждать? — возмущенно поинтересовалась его супруга. Мужчина обернулся и посмотрел на свою спутницу, миниатюрная (метр семьдесят, против его девяносто) девушка в таком же комбинезоне, только фиолетового цвета. Её личико, словно детское, озарилось ехидной улыбочкой, обнажив притягательные ямочки, а карие глаза горели озорством. Айша Хэндрикс пригладила копну волнистых волос каштанового цвета:

— Ну что, идём?

— Ну наконец-то! Конечно идём!

Том сказал матери выключить проекцию и они спешно покинули свои апартаменты. Пока они шли до отсека телепортации, им попались всего несколько жильцов Анаиды. На корабле соблюдался внутренний распорядок и сейчас было всего шесть утра, следовательно и ранних пташек было не так много.

Ребята быстро переместились из отсека телепортации в корабельный шлюз и залезли в компактный звездолет.

— Мама, курс на Омега Эпсилон 7.

Айша оглянулась и бросила взгляд на Анаиду, их кораблик казался маленькой песчинкой перед огромной станцией со всеми её отсеками, блоками и тарелками связи, которые как скопления грибов окаймляли её поверхность. Только вот одна из среднистатистических тарелок была в несколько раз больше их судёнышка...

— Как только отойдём на необходимое расстояние включим торсионные двигатели, — сказал Том скорее сам себе, поскольку Айша разбиралась во всём не хуже его.

— Меня волнует почему звезда собирается разродиться раньше положенного срока, — задумчиво протянула девушка.

— Не только тебя волнует, мы же всё несколько раз перепроверяли, — отозвался парень. Мама, включи автопилот и выведи расчёты по Омега Эпсилон 7 на экран, также добавь проекцию того, что сейчас с ней происходит.

Супруги внимательно склонились над бегущими цифрами и графиками.

— Смотри температура ядра возросла в 4 раза больше от прогнозируемой! — отметила Айша.

— Обрати внимание на поток нейтронов, он не постоянен, а словно пульсирует, — ответил Том.

— Аррргхх, я ничего не понимаю, это ерунда какая-то! — поверженно взвыла девушка, откинувшись на спинку сидения и сложив руки на груди.

— Ладно, не ной, видимо люди ещё не так хороши, чтобы точно рассчитывать космические процессы, всего-то на три месяца промахнулись. Мама, убери рассчёты и готовься включить торсионные двигатели.

— До включения осталось двадцать секунд, — сообщил приятный голос.

Корабль ринулся вперёд... Преодолев расстояние, они вылетели прямо перед пунктом назначения. Кроме Омеги Эпсилон 7 в системе была ещё одна звезда Хиана Эпсилон 7 с планетой по имени Нокс, чей размер был соизмерим с нашей Землей, обе удерживались мощной гравитацией на своих орбитах.

— Мама, подлети в сектор F1 перед Омегой. Семьдесят процентов мощности направь на щиты корабля, остальное на аппаратуру. Вышли четыре дрона на измерения. Один на таком расстояние, второе пусть будет тут, — пальцы Тома уверенно показывали местоположения на голограмме. Третий должен погрузиться на расстояние полутрамиллионов километров и последний пусть пробьётся к ядру звезды. Включи автопилот!

— Вас поняла, приступаю к выполнению, — прозвучал мелодичный женский голос.

Том откинулся на кресло:

— Бутылку пиву этому капитану! — засмеялся Хэндрикс.

— Получишь после, — пробормотала Айша не отрываясь от экрана.

Через сферическое стекло над пультом управления открывался превосходный вид на всё происходящее. Омегу Эпсилон 7 разрывали многочисленные протуберанцы, эти всполохи колоссальной энергии выбрасывались с поверхности звезды и уносились далеко в космос. Сначала на раскалёном газовом шаре появлялась точка менявшая цвет от жёлтого до тёмно оранжевого, расширясь до пятна, она становилась тёмно-красной и после взрывалась столбом огня в окружающее пространство.

— Да что с тобой не так, почему так рано? — пробормотал Том.

— Рано или поздно. Это — агония смерти, — мрачно прокомментировала Айша.

— Или рождение чего-то нового! — с улыбкой возразил парень.

— Пусть так, надеюсь проанализировав данные, мы поймем где была наша ошибка. Что там с зондами?

— Четвёртому осталось два миллиона километров, если я правильно понимаю твой интерес.

— Да ты правильно понимаешь мой интерес, — коверкая слова, состроила гримасу Айша. Человечество уже столько лет изучали звезды, без проблем проникали в самые недра малюток. Но чёрт возьми! Что же с гигантами!? Мы ещё ни разу не смогли запустить дрон в ядро звёзды, чья масса в несколько десятков раз превышает массу солнца!

— Может быть мы первые сможем? — жизнерадостно заметил Том.

— Хотелось бы, должны же у меня быть в жизни хоть какие-то потрясения, что затмят предложение твоей руки.

— Если такое случится, то я пойму, что выбрал не ту спутницу жизни. Поставив крест на наши отношения, я посвящу свою жизнь изучению звёзд.

— Так! Я не поняла, ты кого любишь!? Меня или вот эту горячую штучку? — Айша показала пальцем в сторону Омеги...

— Милая, тут даже не надо думать! Конечно Омегу! Однако вставлять член куда приятней в тебя, чем в скопления раскалённых газов температурой около двухсот тысяч градусов.

Звонкий смех залил кабину корабля:

— Это самое милое, что я слышала от тебя за всю свою жизнь!

Парочка вдоволь посмеялась и вернулась к созерцанию данных.

— Вот дерьма кусок, — выругалсь Айша.

— Да что за хрень! Чёрт, — одновременно выкрикнул Том.

Последний дрон, так и недостигнув ядра звезды, утратил связь с кораблём.

— Ну ладно, может быть мы порадуемся белым ребёнком, — с надеждой протянул Том.

— В тебе сегодня столько оптимизма. Однако я бы тоже с радостью понаблюдала за рождением белой дыры. Как никак никто ещё не регистрировал их рождения воочию, — мечтательно закрыла глаза девушка.

— Что-то мне сдаётся, что мы в любом случае войдём с тобой в историю!

— Будем надеяться. Сколько у нас времени до коллапса?

— Сорок три минуты, судя по показаниям дронов. А если кто-то бы быстрее трусы натягивал, у нас бы было больше времени.

— Бее, мне лень с тобой ругаться, — отмахнулась девушка, полностью погруженная в наблюдение за Омегой Эпсилон 7.

Том потряс головой и откинулся на своё кресло, любуясь своей супругой. Дело не в том, что его не интересовало происходящее на экране, напротив, просто по завершению мероприятия, они получат не только съемку с корабля, а также детальные кадры ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх