Мотель Бейтсов. Часть одиннадцатая

  1. Мотель Бейтсов. Часть 1
  2. Мотель Бейтсов. Часть 2
  3. Мотель Бейтсов. Часть 3
  4. Мотель Бейтсов. Часть 4
  5. Мотель Бейтсов. Часть 6
  6. Мотель Бейтсов. Часть 7
  7. Мотель Бейтсов. Часть 8
  8. Мотель Бейтсов. Часть 9
  9. Мотель Бейтсов. Часть одиннадцатая
  10. Мотель Бейтсов. Часть 12

Страница: 1 из 5

ВНИМАНИЕ! Данными СТРОКАМИ, я ЗАПРЕЩАЮ публикацию ВСЕХ своих произведений на других ресурсах, кроме sexytal. com, БЕЗ упоминания моего никнейма ИЗРАЭЛЯ. Моё разрешение можно получить, написав мне в личку.

Вера. Четвёртое июня

Утром мужчины похмеляются традиционно — клин клином вышибают. А мы, накормив питомцев, едем в город. Всего лишь второй мужчина, осматривающий мою девочку, лазающий в ней пальцами, но мне стыдно, я краснею до самых пят. Вставив пальцы в меня, второй ладонью надавливает на матку, ощупывает её. Мне кажется он извращенец — ладонь внутри то так повернёт, то эдак, а я-то... Я возбуждаюсь. Я очень... возбудилась... Надавив нижней челюстью на верхнюю, так сильно сжимаю зубы, что в висках начинает пульсировать кровь.

Он едва успел снять перчатку, а я уже оделась, поправила платье. Жду вердикта.

— Вера Николаевна, вы будете хорошей роженицей — у вас широко расположены тазовые кости. — Я улыбаюсь на четверть окружности головы. — Удачи вам!

Процедура с мамой длилась дольше. Мои грешные мысли — мама также возбудилась, трахнула врача, он убрал спираль, возбудился, трахнул мамочку... Судя с каким видом, мама вышла из кабинета, всё так и было.

— Больно, однако. Приросла спиралька за десять лет к плоти... Тампон дай, надо заткнуть, чтобы не перепачкать всё.

Успеваем к обеду доехать домой к Вашакидзе. Фура наша стоит у построенного кафе. Оказывается, Шота отдаёт нам остатки стройматериала, бетономешалку и бур для бурения ям под бетонные сваи. Два б/ушных холодильных ларя еле впихнули в оставшееся пространство. Папа осматривает агрегаты Вольво, чтобы одним прыжком доехать домой. Вечером получаю письмо на ящик. Вера.

«Я приеду к вам жить! Это не Даниил, а чёрствый истукан!!!

Но обо всём по порядку. Как и говорила, сегодня утром я полностью выздоровела. Быстро навела блеск в доме, поменяла шторы на летние, пропускающие синие лучи. Приготовила три салата, мясо по-французски. Купила две бутылки вина и коньяк. Надеваю его любимый деловой костюм, в котором он посылал меня на собеседование в одну фирму. (Естественно в белье, под которым естественно всё сияет!)

Встречаю его величество у дверей, объявляю праздничное застолье. Хочет поцеловать меня в щёку, но я подставляю губы. Идёт купаться, переодеваться. И вот ОН, кульминационный момент. Беру бокал за ножку и произношу:

«Даня, я люблю тебя!»

И что ты думаешь? Неправильно ты думаешь, Верочка, ой неправильно!

«И я тебя люблю... , ДОЧЕНЬКА!»

Я посчитала что он оглох. Мало ли что там на рынке случается.

«Даня, я люблю тебя как мужчину!». — Говорю чётко и ясно. Тут нет никакого двусмыслия. — девушка хочет мужской любви. Ясно и просто.

«Я люблю тебя как ОТЕЦ ДОЧКУ!».

«Ты мне не ОТЕЦ!». — Кричу ему. «Ты мой мужчина!».

И всё! Мясо и салаты на полу. Я лежу в спальне.

Подожди меня в Тюмени, поедем к тебе вместе. Я сейчас прозвонила фирмы. Автобус из Омска до Тюмени выезжает в пять утра, в десять буду рядом с тобой, моя любовь.

Пошла собирать шмотки. Пусть живёт один!».

Пишу ей ответ:

«Видимо после болезни ты плохо соображаешь. К чему истерика? Ты достаточно взрослая, должна была пойти по второму пути!

Надо было сесть за стол, выпить за здоровье, обсудить дела на его работе. Может у него проблемы? А ты... !

Ты ему сказала о том, что знаешь о нём? Ты дала ему время взвесить твоё знание? НЕТ!

ТЫ ЗА НЕГО ПОБОРОЛАСЬ? НЕТ!

Ты доказала ему что достойна его любви?

Всё нет, нет, нет... Ты разве НЕТ? Ты — ДА!!! Марш сейчас же к нему. Он поймёт твоё состояние, простит выходку с ужином. Удачи!»

Дарья. Четвёртое июня.

«Господи! Всемогущий Господи, благодарю Тебя за лёгкие испытания, посылаемые на нас с сестричкой. Молю не менять промысла Твоего! Даруй здравие и покой всем людям. Поучаствуй в судьбе безбожниц Ми и Лан».

Сегодня я проснулась первая, помолившись сидя на диване, пошла во двор. Роса омыла мои ступни, пробудила окончательно. Омыв межножье, почистила зубы. Как странно, почему в ските ни у кого зубы не болели? А Ника говорит, что могут заболеть, если не чистить. Ах, да! Господь ведь научил нас жевать живицу сосновую. Но паста, вкуснее и запашистее.

Скотина мычит, блеет. Надо будить Настю, хватит ей нежиться. Ника грешница положила голую ногу на мужа моего. Мне тоже хочется так провести ночь — в объятиях мужа, слушать как бьётся его сердце.

Верный, ты тоже проснулся?

— Настя, солнце уже встаёт. — Я только касаюсь её, как она подскакивает и смотрит себе меж ног. Я тоже вижу, что из неё вытекает благодать, сок. — Сон бесовской приснился?

— Разве с мужем это бесовщина? — Она потягивается, грешно оголяя сиси. — Вчерашняя баня приснилась. Будто муж мой и мама ласкают меня... , там... Муж даже пил мои соки. Как котёнок лакал. Ой, грешница я! Господи, покарай рабу свою.

Беглянки видимо спали тревожно, лица их испуганные, уставшие. Потерпите, мои хорошие, я помолилась за вас. Мой Бог вам поможет.

Пока Ника готовит утреннюю трапезу, я призываю девушек доить коров и коз.

У вьетнамок руки сильные, пока я доила одну корову, они успели справиться с тремя. Настя подоила коз, кормит индюков. Потом поднимаем вчерашнее молоко из ледника, взбиваем в масло. Часть обрата оставляем на хлеб, остальное приходится спаивать животным. Надо сказать мужу, что нужны сырные дрожжи. Масла и так много, можно продавать.

Завтракаем опять рано, ещё до отъезда постояльцев. Паша и Ника идут их провожать, а мы убираем в доме.

Я с мужем гоню стадо на пастбище. Может он позволит мне поговорить с ним о мироздании. Мне нужно узнать каким дровами, топит Господь печь на Солнце, раз. Почему космонавты не падают на Землю, два. И, самое главное — за какой завесой у Господа его дом.

— Смотри. — Говорит муж.

Переворачивает ведро, и вода начинает проливаться. Затем быстро вращает его, дно иногда смотрит в небо, но вода не проливается.

— Попробуй сама. Ты справишься, тут на донышке всего лишь.

Я повторяю за ним. Вода не проливается.

— Это на воду воздействует центробежная сила, прижимающая воду ко дну. Космонавты полетели на быстром транспорте, именуемым...

— Ракета...

— Она развила очень большую скорость. Вынесла людей в безвоздушное пространство. Они там продолжают летать вокруг Земли с той скоростью, какую развила ракета. Эта скорость оберегает их от падения на Землю, но притяжение планеты не отпускает их дальше в космос. Чтобы улететь дальше от Земли, нужно приложить дополнительные усилия ракеты. Чтобы вернуться, нужно затормозить.

— Как Господь топит печь на Солнце?

— Он доверил это всё тому же закону всемирного тяготения. Большие массы вещества, сжимаясь разогреваются до высоких температур. Жар до того сильный, что близко к Солнцу не подлетишь — сгоришь. И гореть печь на Солнце будет ещё миллионы лет.

— Я потом додумаю. Космонавты видели тот занавес, за которым...

— Бога никто не видел и не увидит. Потому что Он находится в душах людей. В тебе, во мне, в Насте, в Ми и Лан. Только разные люди по-разному относятся к Богу в душе... Я копаю, а ты отнеси вёдра домой и займись делом.

— Я принесу тебе воды через час.

Не поцеловать мужа я не могла. Вкусно!

После обеда мы все носили столбы на пастбище. Вроде не выше меня высотой, а тяжёлые. То, что Паша нёс один, мы носили по двое. Получилось всего девять столбов отнести, потом муж сжалился, позволил полежать на травке. Беременной Нике Паша наказал работу по дому.

Я вновь остаюсь с мужем, держу столбы, а он закапывает. Видно, что он вспотел, устал. Как, впрочем, и я.

— Много ли людей на Земле?

— Более семи миллиардов.

— Миллиардов? Это сколько?

— Возьми прутик, напиши самое большое число известное тебе.

Я вывожу 999.

— Это девять сотен и ещё без единицы сотня — девяносто девять.

— Напиши единицу и три ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (12)

Последние рассказы автора

наверх