У ног мамы. История 3

Страница: 1 из 2

Поняв пару лет тому назад что я без ума от женских ножек, а в частности от ног своей собственной матери, в своих эротических фантазиях я представлял себя в качестве ее «раба», который готов на все что мама прикажет, лишь бы у меня была возможность прикасаться к ее ногам, к ногам своей «Госпожи». Все фантазии были только об этом: как она по утрам зовет меня к себе в спальню и заставляет делать ей массаж ног; как она приходит с работы, садится на тумбочку и молча наблюдает за тем, как я снимаю ей туфли; или как она приказывает мне опуститься перед ней на колени, просто так, потому что она этого захотела. Об этом у меня было тысячи фантазий, и я всегда думал, что быть у ног мамы — это прекрасно. Оказывается, это не только прекрасно, но еще и... страшно!

Когда-то давно, на ее День рождения я дал ей понять, что я фетишист и «главный фанат» ее ног. Этим она, сейчас, видимо и пользуется. Обычные массажи, педикюры и прочее маме давно уже наскучили — ей нужно что-то большее. Я и не заметил, как мама уже давно мною манипулирует, а в некоторых случаях и доминирует. Она часто ставит мне условия, как например: помоешь посуду — разрешу мне ножки помассировать, а уберешь в доме — сможешь и поцеловать. После такого она обычно уходит гулять, а я как ошпаренный начинаю генеральную уборку. Радует то, что мама слово свое держит, и по вечерам я получаю заслуженную награду — право прикоснуться к ее ногам.

В один вечер мама пришла с работы очень поздно, около 12 ночи. Она явно была на что-то рассержена. Придя домой, она сразу пошла в гостиную, и даже не переодевшись и не разувшись упала на диван перед телевизором, и начала с кем-то громко ругаться по телефону. Сразу стало понятно, что сегодня мама не в духе, и лучше ее не тревожить. Закончив разговор словами «Достали, блин! Дайте уже отдохнуть!», мама бросила телефон и так осталась лежать. Подобные ситуации у нее случаются не редко, она уже долгое время приходит с работы раздраженной и злой. Может, ей пора в отпуск, а может, нужен хороший секс. Когда я заглянул к ней в комнату, она спала. На ней был надет легкий розовый пиджак, белая майка с золотым цветком на груди, светлые джинсы и розовые балетки. Не представляю даже, как нужно вымотаться, чтобы заснуть в верхней одежде и обуви. Захотелось как-то помочь маме, позаботиться о ней, ведь ее и правда можно понять, она работает без отпуска больше года.

«Мам, ты спишь?». Ответа не последовало, она точно уснула. Подойдя к ней и усевшись у ее ног, я начал снимать с нее балетки. Только сейчас я заметил, что у мамы есть цепочка с кулоном в виде сердечка на правой ножке! Никогда его не видел раньше, выглядит великолепно. Сняв с нее правую балетку, она немного перевернулась и что-то пробурчала себе под нос. Выглядело это забавно. Сняв с нее последнюю туфлю, я понес их в прихожую, аккуратно поставил на свое место, протер салфеткой, и насладился их божественным ароматом. Теперь мне уже хотелось насладиться запахом ее ног... Касаться маминых ног мне можно лишь с ее разрешения, в противном случае это грозит гневом с ее стороны. Но ведь сейчас она спит и ничего не узнает, почему бы и нет? Вернувшись к ней в комнату, она уже тихонько посапывала, а я, еще раз для уверенности переспросил, спит ли она. Ответа не последовало, и я уже точно убедился, что она видит десятый сон. Очень осторожно я снова подсел к ее ногам и легонько потряс ее за ножку.

Мама снова что-то проговорила сквозь сон, и продолжила сладко сопеть. Крепко спит, боятся нечего. С огромной осторожностью я припал лицом к ее ногам и начал вдыхать их аромат. От них шел запах свежести и каких-то трав: наверняка, запах ее нового крема. Это сводило меня с ума, член уже был твердым, а желание целовать ее ноги — неконтролируемым. Как можно аккуратнее я повернул ее ножку к своему лицу. Сквозь тусклый свет телевизора можно было рассмотреть ее аккуратный педикюр и розовый цвет гель-лака на пальчиках. Не отпуская из рук ее ногу, я медленно провел по ней языком, от кончика пальцев до самой щиколотки, затем постепенно ускоряясь снова, и снова, и снова... Свободной рукой я мял член, не отпуская ножки мамы. Принявшись жадно сосать ей каждый пальчик ноги, я полностью потерял над собой контроль. Ее ножки на вкус были сладко-соленными, с каким-то ромашковым послевкусием. Закрыв от удовольствия глаза я просто дрочил, дрочил и не обращал ни на что внимания. Мир для меня остановился, и мне хотелось, чтобы это все продолжалось вечно. Мне уже захотелось снять с мамы этот пиджак, майку, джинсы, посмотреть на ее тело; хотелось смотреть, как ее берет другой, как лижет ей между ног, заставляя ее кричать от удовольствия, да мне и самому хотелось ее, хотелось трахнуть свою маму!..

Все прекратилось резко. Так увлекшись процессом я и не заметил, как разбудил ее. Она вытащила из моего рта свою ногу, как у ребенка вытаскивают изо рта соску. Пол ушел из-под моих ног, а в глазах все начало плавать. Быстро поднявшись и развернувшись в другую сторону, словно ничего не было, я был готов к ярости с ее стороны. Не было смысла отнекиваться и уходить из комнаты, ей ведь все было предельно ясно.

— Ты охренел вообще?! Ты что делаешь?!

Не знал, что спросонья можно так кричать. Но крик был не самое страшное — она принялась меня бить. Вскочив с дивана, она била меня по лицу, по спине, снова по лицу, и снова по спине.

— Да успокойся, пожалуйста...

— УСПОКОЙСЯ?! ТЫ ТУТ... ТУТ... ТЫ... УСПОКОЙСЯ?!

Ударив меня по лицу еще с несколько раз она упала на диван. Глядя в потолок мама злостно пыхтела с такой частотой, будто только что пробежала марафон в несколько десятков километров.

— Ты заснула, я тебе решил обувь снять. Ну и позаботиться, помассировать там...

— ПОМАССИРОВАТЬ?! РТОМ?!

— Ну, увлекся, прости.

— Да и кто тебе разрешал мне ноги трогать?! Все, пошел в свою комнату, быстро!

Не слишком и хотелось там оставаться: лицо все еще горело после ее побоев, и новая порция пощечин была мне ни к чему.

На следующее утро я проснулся довольно поздно, всю ночь я плохо спал от мыслей, что же будет дальше, ведь история произошла не из приятных. Мамы дома уже не было. Обычно, перед уходом, она поручает мне какую-нибудь работу по дому, но не в этот раз. Я уже смирился с мыслью, что ножки ее для меня теперь под запретом на долгое время. День тянулся медленно, найти себе место было невозможно, и я просто слонялся из одной комнаты в другую. Решив хоть как-то загладить свою вину за вчерашнее, я протер пыль с маминых туфлей, с ее босоножек на остром каблуке, с ее ботильонов, и с тех самых розовых балеток. Их протер я лучше всего — своим языком. Надеюсь, она это оценит.

Пришла мама с работы раньше обычного, примерно в пять вечера. Увидев ее до того, как она зашла в дом, в голову пришла идея: встретить ее стоя в прихожей на коленях. Мне правда хотелось получить от нее прощение. Тем временем в проеме зазвенел ключ.

— Мам, прости за вчерашнее, прошу.

Реакцию можно было ожидать разную: что она широко раскрыв рот будет смотреть на меня выпученными от удивления глазами; что она накричит на меня и заставит подняться или что она просто рассмеется. Но что произошло потом я и близко представить не мог.

Мама резко и грозно бросила на меня взгляд и, словно не замечая, прошла дальше. sexytales Я же так и остался стоять на коленях возле дверей.

— Ну, тогда «позаботься». Снимай с меня обувь.

Она вплотную подошла ко мне. На ней были обуты белые Converse и черные обтягивающие штаны. Я не понимал глаз, мне было страшно разозлить ее. И близко я не мог представить такой реакции. Трясущимися руками я потянулся к ее шнуркам, как вдруг она убрала свою ногу назад.

— Ты же мастер ртом обувь снимать, вот и развязывай шнурки ртом.

Никогда я так не боялся ее....

 Читать дальше →
Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх