У ног мамы. История 3

Страница: 2 из 2

Даже тогда, когда в детстве тайно курил за забором. Во рту тем временем пересохло, руки тряслись сильнее с каждой секундой, а в глазах все закрутилось. Мама опять подвинула ко мне свою ногу, и я, как на автомате потянулся лицом к ее ногам.

Ловить ртом шнурок оказалось не самой простой задачей.

— Давай быстрее!

Эта спешка мне только мешала, но кое-как я справился.

— Теперь другой.

На этот раз она не подвинула ко мне ножку и мне пришлось немного подползти к ней. В глаза попался ее кулон с сердечком, но не смея медлить я опять принялся ловить неуловимый шнурок зубами. На этот раз все было действительно сложно. Она слегка согнула стопу, из-за чего голову приходилось слегка наклонять, чтобы нос не мешал. Словил, попался. Готово, второй шнурок побежден.

— Теперь можешь руками. Аккуратно снимай.

Словно хрустальный бокал я аккуратно поднимал одну, затем другую мамину ножку. Сняв с них кеды, я бережно поставил их перед ней. Мама молча обошла меня и двинулась к тумбочке, так и оставив меня стоять на коленях опустив взгляд в пол.

— Сюда!

Она уже сидела на тумбочке, которая находилась в паре метров от меня. Дойти до нее было пара шагов, но доползти на коленях оказалось не слишком просто. Колени просто ныли от боли, но встать я не решался. Не без труда я все-же подполз к ее ногам. Не знаю, какие эмоции читались на лице у мамы — поднять взгляд от ее ног и посмотреть ей в глаза не хватало смелости. Мне было разрешено смотреть лишь в пол и на ее ноги, закинутые одна на другую.

— И что ты стал? Снимай носки.

Легонько взяв ее ногу, трясущимися руками я начал стягивать с нее носочек, как вдруг резко получил пощечину. От такой резкой боли в глазах на долю секунды все потемнело.

— Ты же ртом спец все делать! Так давай ртом! Или тут уже «позаботиться» перехотелось?!

— Не перехотелось...

— Нет?! Ну, тогда вперед!

Фото используется в качестве иллюстрации.

Мой ответ только разозлил ее. Эмоции у нее точно были не наигранны, все происходило за правду. Быстро переведя дух, мне больше ничего не оставалось, как выполнять ее приказ. Тогда я понял, что просто встать и уйти тут не получится. Это уже не шутки и не игры, она ДЕЙСТВИТЕЛЬНО на меня зла, и я сейчас ЦЕЛИКОМ И ПОЛНОСТЬЮ в ее власти, хотелось бы мне этого или нет. По спине пробежали мурашки и выступил холодный пот. Но надо довести начатое, надо это сделать, чтобы не вывести свою маму, свою «Госпожу» из себя. Вспомнив ее в гневе, я отбросил все сомнения и потянулся ртом к ее ногам. Словить зубами ее носок оказалось куда сложнее, чем словить шнурки. Спасибо хоть за то, что она закинула ногу на ногу, от этого было легче. Так, провозившись около минуты или две, я сделал это, я снял с нее носок зубами. Аккуратный педикюр с розовым цветом гель-лака на ее ножках уже не вызывал у меня тех эмоций, что вызывал накануне. Положив ее носок перед ней на пол, я стал ждать, когда она перекинет другую ногу.

— Второй мне снимать прикажешь?!

— А ты не могла бы...

Меня перебила очередная пощечина. Сам виноват, что тут скажешь.

— Что-то еще?!

«Нет, больше ничего». Сказать это вслух я не решился. Нужно было действовать, немедленно. Вторая ее нога была в нескольких сантиметрах от пола, и снимать с нее носок было просто невозможно. Да и еще нога почти в упор с тумбочкой! Опустив лицо в упор в пол, я изо всех сил пытался зацепить зубами ее носок, но все попытки были безрезультатными: то тумбочка мешала; то она сгибала стопу, как только я почти хватал его; то мама просто легко толкала меня в лоб своей ногой. Решение пришло неожиданно: я схватил его зубами за самый кончик и просто стянул, затем положил рядом с первым. Все просто! Вдохновившись этой победой, на лице у меня выступила улыбка.

— Вернись, и кеды поставь к остальной обуви.

Мне опять пришлось ползти через всю прихожую за ее кедами. Решив не рисковать, я сразу взял их зубами. В зубах, как собачка, я потащил их к полке с обувью. Мама встала с тумбочки, и подошла ко мне. Поставив ее кеды рядом с другой обувью, рядом показались ее ножки. Она властно смотрела на меня сверху вниз.

— Кеды по-моему грязные.

Нет. Только не это. Недостаточно я уже унижался? Мне думалось, что сейчас она погладит меня по волосам, скажет мне что я прощен, и что я могу встать с колен и идти в свою комнату, думать над своим поведением. Нет, ей нужно больше. На глаза накатились слезы.

— Не хочешь «позаботиться»?! Давай, чего-же ты!!!

Она толкнула меня ногой в плечо.

Глаза заплыли слезами. Вот ведь, мечта: я у ее ног, как раб, как пес. Почему тогда так страшно и больно? Почему на глазах слезы, а в душе все так пусто? Почему это не возбуждает, как возбуждало в эротических фантазиях?

Вылизывая ее кеды, мне казалось, что сейчас она впечатает мое лицо своей ногой в деревянный паркет, или ударит ногой мне в бок, и я упаду. Мне точно не хотелось ее злить, и я старался как мог. Грязи на Конверсах почти не было, скорее всего она протерла их перед тем, как зашла в дом. Но, может я и ошибаюсь.

— Носки потом в ванную занесешь. Надеюсь, как ты их туда понесешь тебе объяснять не нужно? А если опять захочешь «позаботиться», то прежде подумай. Все понял?!

— Да...

Она бросила свои белые носочки на пол возле меня, и ушла на кухню. Когда она скрылась из поля зрения, я вытер слезы, взял ее носки в зубы, и потащил в ванную. Все как и мечтал, все как в фантазиях...

  1. Ответное SMS сообщение с кодом может прийти через 2-3 минуты,
    Пожалуйста, не закрывайте окно браузера

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

1 комментарий
  • tschir
    9 июля 2017 7:38

    Интересно, перевоспитается ли парень?

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх