Усадьба

Страница: 1 из 8

Лето выдалось безумно жарким. Уже в середине мая, когда Андрей отправился в свое длительное путешествие, спиртовой столбик термометра в дневные часы осторожно касался отметки плюс двадцать восемь. Сейчас же в центрально-европейской части России припекало порой невыносимо, так что крутить педали по раскаленному, местами таявшему от жары асфальту было сущей мукой. Ночевки Андрей старался устраивать поближе к водоему или речке. Потрёпанная одноместная палатка ютилась, как правило, под навесом какого-нибудь кустарника или невысокого дерева, чтобы в случае ночного дождя ее не слишком мочило. Сам же одинокий путешественник устраивался вечерами на складном стульчике чуть в сторонке, и с картой в руках нещадно перестраивал запланированный маршрут так, чтобы увезти его подальше от душных автомобильных трасс, но в тоже время не удаляться слишком далеко от цивилизации. Бывшая совсем недавно новенькой карта, к концу путешествия представляла собой жалкое зрелище.

Проложенная изначально красным маркером нитка маршрута выцвела и местами растеклась от дождевых капель, а, совершенно с ней не совпадая, рядом цветными карандашами были прочерчены другие линии: красным — предполагаемый маршрут по проселочным дорогам и лесам, а зеленым — реальный путь, пройденный за день. Последние линии тоже совпадали не всегда. Часто в местах, где на карте обозначалась просека, были непроходимые лесные завалы, а грунтовая дорога в низине луга на деле оказалась огромной заболоченной лужей, поросшей осокой. Но Андрея такие моменты нисколько не огорчали. Именно за этим он и двинулся в свой долгий путь, намереваясь намотать на педалях велосипеда не менее двух тысяч километров. Несмотря на то, что в попутчики ему набивалось много друзей и знакомых, Андрей отправился один. Одиночный поход ему был нужен как воздух после пяти лет напряженной работы без отпусков, после тяжелого расставания с женой, сопровождавшегося истериками, криками, примирениями, и новыми скандалами, после длительного пристрастия к горячительным напиткам и хронической депрессии.

И чем дольше длилось его путешествие, тем больше он убеждался в правильности своего поступка. Вместе с пройденными километрами дорог за спиной оставались все былые проблемы и переживания. Упругий встречный ветер выдувал из головы дурные мысли, вызывая на лице довольную улыбку. Он уезжал не только от своего прошлого, он уезжал от самого себя, перерождаясь внутри в кого-то нового, совсем не похожего на того, кем он был раньше. Это напоминало ему передачу о насекомых, когда из неуклюжей зеленой гусеницы вдруг получалась легкая и элегантная бабочка. Что-то очень похожее происходило и с ним. Сбросив старую шкуру депрессивного трудоголика в начальной стадии алкоголизма, сейчас он отчетливо ощущал необратимость происходивших с ним перемен.

Легкий порыв ветра, загнул истертый край карты в руках. Андрей отвлекся от своего занятия и поднял голову. Как тяжелобольной, переведенный в палату для выздоравливающих, он с удовольствием принял свое ежедневное лекарство: прохладный вечерний ветер, донесший сладковатый запах озерной воды и дыма, красные отблески заходящего за лес солнца на колыхающихся верхушках прибрежного камыша, и всепоглощающую оперу цикад, с аккомпанементом озерных лягушек. Такого спокойствия в его душе не было уже давно. Наверное, только в далеком безмятежном детстве, когда прошедшие дни улетали назад без всякого сожаления, а впереди была огромная, практически бесконечная, и невероятно увлекательная жизнь, только тогда он также сладостно мог наслаждался запахом дыма, и теплым летним ветром, развивающим густые пряди волос. И беззаботность. Полная беззаботность! Где-то на горизонте сверкали зарницы проходящей стороной грозы. Рядом потрескивал небольшой костер, над которым, удерживаемый проволочной треногой, разместился походный закопчённый котелок армейского образца. Андрей аккуратно сложил карту и убрал ее в карман рюкзака. Маршрут на завтра был в общих чертах ясен, если, конечно, загадочные русские дороги не поставят перед ним очередную неожиданную проблему. Но так будет даже интересней. Облокотившись на одно колено, он согнулся над гулко бурлящей в котелке пшенной кашей с тушенкой, и жадно втянул в себя аромат ужина. За день без обеда у него разыгрался нешуточный аппетит, и, удивительное дело, совершенно не хотелось выпить, как это бывало в первые дни похода.

Засыпал Андрей под далекие приглушенные раскаты грома и шелест листвы. Даже неугомонные цикады, притихли, чтобы не нарушать покой одинокого странника, навестившего их девственный мирок на странном, навьюченном вещами, алюминиевом коне.

***

Едва утренние лучи солнца пробились сквозь верхние ветви деревьев, Андрей понял, что его ожидает очередной знойный переход под палящим солнцем. На небе не было ни облачка, и жарило уже с утра. По плану всю первую половину дня он должен был ехать по лесу, под прикрытием густых крон деревьев, но как раз после того, как солнце пересечет зенит, его ждет почти тридцатикилометровый переход по грунтовке через огромный луг, а потом сплошь поля и редкие дубовые рощи. И только к вечеру, изнуренный жарой, он сможет добраться до небольшой деревеньки, расположенной у излучины реки, где будет возможность напиться и искупаться. Но всё это только планы.

Собрав палатку и пополнив запасы воды, Андрей легко вскочил на велосипед, направившись по уже высохшей от росы траве к темнеющему невдалеке лесу. Как и ожидалось, просечная грунтовая дорога на деле оказалась заросшей орешником узкой тропинкой, так что ехать верхом по ней не всегда получалось. Свисающий с двух сторон от заднего колеса, туго набитый вещами, вело-рюкзак постоянно цеплялся за выступающие ветки и сучья. Приходилось спешиваться и аккуратно проходить заросли, дабы не подвергать драгоценное имущество порче. Временами тропинка расширялась до полноценной грунтовой дороги, и тогда Андрей с удовольствием разгонялся на небольших склонах, ловя грудью сырой лесной воздух, терпко пахнущий дубовой корой и мхом. Во время одного из таких спусков, к своему величайшему удивлению, он вдруг заметил на небольшой полянке ярко-желтую велосипедную раму, слегка скрытую листьями орешника. От неожиданности он даже притормозил.

Слева располагалась, освещенная солнцем, земляничная поляна. О последнем факте Андрею подсказало обоняние. Запах переспелой ягоды заполнял все окружающее пространство. Орешник у дальней границы полянки вдруг зашевелился, и из него выпорхнула молодая симпатичная женщина, плавными движениями отряхивая подол легкого белого платья. Подняв голову и заметив Андрея, она растерянно улыбнулась и помахала рукой. Абсолютно не предполагая встретить в этих местах людей, а тем более красивую женщину, парень на мгновенье растерялся, неуверенно вскинул руку в ответном приветствии, и снова налег на педали, удаляясь от нечаянной незнакомки. Дальше дорога уже была хорошо накатанной. На влажной почве были отчетливо видны следы протектора автомобиля. Значит местные жители частенько посещают эту «волшебную» поляну. Андрей тоже был бы не против отведать сладкой земляники, но возвращаться уже не было смысла. Впереди его ждала еще не одна земляничная поляна. Успеется.

Дорога плавно спускалась вниз, и он катился, даже не крутя педали. Езда по лесной прохладе была в удовольствие. Цепким взглядом Андрей выхватывал из переплетений низких ветвей кустарника большие шляпки белых грибов. Остановиться бы и нарвать. Но куда там! Велосипед все больше набирал скорость, выбрасывая прошлогодние перепревшие листья из-под протектора колес. Ветер шумел в ушах, и вся жизнь велосипедиста ограничивалась сейчас стремительным полетом по петляющему зеленому туннелю лесной дороги. Как и все в жизни, это удовольствие оказалось недолгим. Яркое солнечное пятно в разрыве деревьев известило об окончании увлекательного аттракциона. Андрей нехотя зажал тормоза. Уже на выезде из леса его окатило волной раскаленного воздуха с луга. Дальше дорога шла под открытым небом в окружении бледно желтой пожухлой травы....

 Читать дальше →
Показать комментарии (13)

Последние рассказы автора

наверх