Путь Алекса. Часть 2. Романтичная

  1. Путь Алекса. Часть 1
  2. Путь Алекса. Часть 2. Романтичная
  3. Путь Алекса. Часть 3

Страница: 2 из 2

Лера громко застонала, хотела выскользнуть, но он держал добычу крепко. И пытал сладостно, мучительно, наслаждался сам и дарил наслаждение ей. В какой-то момент, его взор выхватил картину полностью. Мечущуюся в агонии Леру, ее прекрасные золотистые локоны разбросаны по плечам, белому хлопковому покрывалу, сморщенные в желании соски, дрожащая белая грудь и капельки пота над верхней губой. Это было так возбуждающе сексапильно и будоражило, что он не выдержал, и провел своим красивым, ровным членом по ее губкам, раздвигая их, и медленно начал входить в тугую, мокрую щель.

Лера часто задышала, поднялась на локтях, чтобы снова упасть во вселенную блаженства:

— Возьми меня скорей. Не мучаааай.

Он вонзил свой кол глубоко в нее. Лишь яйца остановили движение вглубь. Головка уперлась в центр матки, вежливо поздоровалась и она ответила трепетом, волны блаженства и удовольствия разнеслись по ней и вернулись обратно. Он начал ее долбить, утоляя свой голод, наполняя энергией и чувственной радостью:

— Да, да, бери меня всювсюююю...

Удовольствие наполняло ее, доходя до макушки, разрывалось на маленькие ручейки счастья, которые стекали и неслись в ее сокровищницу. Когда она наполнилась, силы девушки иссякли. Она кончила судорожно, с немым криком, вцепившись пальчиками в бедра своего мужчины.

Алекс смотрел помутненным взглядом, его член, наполненный спермой, радостью обладания, выстрелил в лоно девушки. Много. Сперма заполнила собой пространство внутри и начала вытекать не спеша, будто понимая важность свершившегося момента.

Разгоряченные и обессиленные они лежали на мятой и влажной кровати солнечного номера. Вдалеке, имперски сияла Триумфальная арка, Алекс курил. В одной руке сигарета, на плече второй покоилась светлая головка девушки, тишина и восторг, лишь только дым оседал на пылинках пыли, круживших свой солнечный танец.

Потом был ранний ужин. Ему; — стейк и картошка, жаренная на утином жиру. Бутылка красного вина. Ей; — форель и легкой сухое белое вино.

Взявшись за руки, они бродили по многолюдным улицам Парижа. Оперный театр и небольшое кафе, горячий кофе и круассан. Галери Лафайет и сумочка от Шанель. Она бы могла расплакаться от столь щедрого подарка (Галерист понимаешь, меценат щедрый), но только бросилась на шею, повисла на Алексе и зачастила:

— Благодарю, благодарю, — слезы не выступили на ее лице, но сердце дрогнуло.

Шестой этаж галереи и дивный вид Парижа на открытой террасе. Заходящее красное солнце, последние лучи коснулись с любовью многомиллионный город.

В мужской, отдельно стоящей Галерее, Алекс купил себе дюжину голубых рубашек, пару Поло и золотые запонки.

Пешком по вечернему Парижу. Елисейские поля в ярком обрамлении домов от Тиффани и Шанель, Лидо с гомонящей толпой; — красными звездочками сигарет в руках элегантных мужчин, и черные маленькие платья женщин в кашемировых пальто.

— Ты лучшее, что случилось со мной за последние пять лет.

Он берет ее ладонь и подносит к своим губам, целуя кончики пальцев.

Зайдя в номер, бросает пакеты с покупками, на ходу снимая свое пальто, прижимает Лику к стенке лицом:

— Соскучилась?

— Да.

Он залазит пальцами в трусики, минует губки и впивается ими в мокрую щель. Соки покрывают их, и он начинает вторгаться в мягкую, податливую плоть так быстро и с таким напором, что пизденка Лики потекла. Еще быстрее и она заливает ему руку, юбку и приспущенные трусики. Алекс вынимает пальцы, поворачивает ее к себе лицом. Она тяжело дышит. Двумя пальцами он проводит по ее влажным и пухлым губам. Она облизывает их кончиком языка. Медленно и смотря ему в глаза, как кошка, готовая к спариванию и согласная на всё.

Он рвет ее стринги, поднимает и насаживает ее мокрую пизденку на свой возбужденный кол. Впивается ртом в ее губы и начинает яростно ебать ее около стенки. Она хочет крикнуть, но его язык выписывает немыслимый танец страсти в ее рту. Он долбит ее, как дикий зверь, внезапно поймавший свою самку.

Яйца стучат по пизденке, член, как поршень локомотива входит в узкое отверстие, пытаясь разодрать и вывернуть наружу матку. Он рычит ей в рот и кончает. Лика, фарфоровой куклой виснет на нем. Потом придя в себя, сильно прижимается, пытаясь безмолвно сказать « это было оху... но!».

Он ставит ее на пол, предварительно вынув член. Сперма стекает по ее ногам, и она бросается в душ.

Занавесок жалко, да и Алекс романтичный член в городе любви, поэтому он застегивает ширинку, берет сигарету и, прикуривая, направляется к огромному окну. Смотрит на ночной город и, утомленный жаром дня, курит. Мыслей нет, но улыбка счастья не сходит с лица.

— Париж, — сказал он на певучем мягком наречии. Будто выпустил изо рта пузырь с текстом, какие рисуют в комиксах. В окружении звездочек, блесток и искр.

Это было год назад.

— Как поживает твоя Мисс Экстремальный Тур и Ротмистр Императорской Армии? — спросил Толян, жуя тараньку, и запивая ее пивом. — Я уже ссу от одной мысли, что Дьявол на сумке Prada влетит в эту обитель зла и разнесет нас, как зомби, — и заржал, показывая полный рот зубов с рыбой.

— Лена, жопа из полиэтилена, иди сюда, к папочке, — он похлопал по волосатой коленке, приглашая Ленку присесть.

Ленка, дородная красавица, с плоским животом и красивым широким тазом, подошла к Толяну, улыбаясь и покачивая роскошными бедрами. Лишь черные трусики танго были одеты на ней.

Она присела на коленку и улыбнулась, обняв рукой тощую шею Толяна.

— Вот, баба должна быть послушной и немногословной. Ладно, ступай в бассейне покувыркайся с блаженными, — она встала с колен, а он хлопнул ее по шикарной заднице.

Алекс улыбнулся.

— Хз Толян. Я в командировке. Не вычислит.

— Говорить ничего не буду, но, несмотря на ее папеньку, не пара она тебе. Какая-то искусственная, манерная. Это «дорогой» она произносит не в прямом смысле слова, а будто фюрер чистит картошку и прячет ненависть за красной ручкой швейцарского ножа, того и гляди пырнет исподтишка.

— Посмотрим, — сказал Алекс. Встал и направился в бассейн, где кувыркался Славка с двумя девицами. Ленка лежала в шезлонге. Видимо, устала от трудов праведных.

Вечеринка набирала обороты. Пиво закончилось, в ход пошли виски, копченая курица, овощи и трава.

Толян хватал за сиськи Ленку и шептал ей на ухо пошлости. Отчего она раскраснелась и отталкивала от себя кавалера, шутя. Славка показывал всем бицепсы и кубики живота. Девушки любовались фигурой, а особенно он сам. Периодически Славка обнимал и тискал двух девиц. Алекс же сначала был серьезен и тверд, как Форт — Нокс.

Виски сделали свое дело, они могут быть спокойны. После второй бутылки, Толян отошел в благоверной и примостил ее на скамейке. Начал переть ее раком. Широкая задницы девушки ходила ходуном, спина выгнута, как у кошки, сиськи бьются друг о друга. Руки вцепились в край скамейки, а через минуту, она упала на нее лицом, высоко оттопырила зад и тихонько постанывала.

Толян, видя такое положение, вдохновился и начал совать ей палец в попку. Она задрожала всем телом, как кобылка на выпасе. Тогда он, недолго думая, вынул свой мокрый член из скважины девушки и приставил его к темной дырочке ануса. Головкой размазал соки по отверстию и начал медленно внедряться. Ленка стонала как триста девственниц в гареме, но не дергалась, боялась пошевелиться. Лишь только член начал свои движения взад вперед, лишь только анус открылся навстречу Толяниному орудию, Ленка впала в ступор и, громко охая, начала подмахивать благоверному.

— О, какая сука у меня, — кричал Толян, наотмашь бил Ленку по вспотевшим и трясущимся ягодицам. — На, на, получай. Скажи, какой красивый хуй у твоего мальчика.

— Ммм... хорош ох-ох, ммм красив... о моя задница горит!!!

Видя такое экспериментальное начало, Алекс выхватил одну девицу у Славика, и поставил на колени перед собой. Вынул из мокрых плавок вставший от чужой оргии член, и вставил в рот:

— Соси!

Она начала его сосать, подрачивая рукой.

— Ну, капец, ну рот. Лижи его и яйца. Молодец. Теперь глубокий. Не пытайся, а делай.

Первый заход был неудачным, но она не прекращала попыток. С каждым разом лучше и лучше. Рот был весь в слюне, губная помада размазалась по лицу. Наконец, у нее получилось, проход был свободен, и член входил в узкую глотку, как нож в масло.

Славик же в это время сидел на диване, и на его кривом члене скакала третья девушка. Он любовался, как сиськи скачут в погоне за оргазмом, как нервно подрагивают соски, как надулась колесом его грудь и принимает завершенную форму: «эх, на чемпионате бы показать результат».

Далее картина номер два. Ленка лежит на Толяне, его член находится в ее анусе, она же раздвинув ноги, отдается киской Алексу, которому лижет сзади мокрые и отвердевшие яйца вторая красавица...

И вот, подумав еще месяц, Алекс решает бросить свою белокурую фею. Он уже знает, что единственный и желанный жених в ее окружении; богат, не скуп, трахается как бог и человек, который дал слово, будет его держать, обходителен, чутко реагирует на настроение любимой, сор из избы не выносит.

Перед решением Алекса, она находилась в Испании с подружками, где добросовестно спускала папины и Алекса деньги. Постоянно названивая любимому, чем вводила его в ступор, не дав по ней соскучиться. Он научился не слышать ее. Главное, нужна ли ему женщина, к которой он уже глух?

И вот сережки с черными жемчужинами куплены (видимо, это к трагедии), колье покоится в отдельной коробочке.

Интересно, где будут чувства этих двоих? В разных федерациях?

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

7 комментариев
  • Tundra
    30 июля 2017 1:04

    +10!!!
    Привет, муза моей души!))))))
    Ты появилась))))))

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Снежана Денисовна
    30 июля 2017 8:46

    как я рада, что ты написал!!! благодарю!!!))))
    счастье, что остались друзья.

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Tundra
    30 июля 2017 13:44

    )))

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Евгений3
    31 июля 2017 7:25

    Друзья не вянут, не ржавеют,
    Они всё помнят, верят, ждут,
    Когда романтикой повеет,
    В душе тюльпаны расцветут,
    Когда появится Снежана
    С апрельской свежестью в душе,
    С букетом розовых тюльпанов...
    Сдаюсь, я таю. Я в «тушЕ»!

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Евгений3
    31 июля 2017 8:20

    Жизнь тяжела у толстосумов:
    Банкеты, туры, блеск витрин —
    Простая не идёт на ум им.
    Всю жизнь в толпе, в душе — один.
    Сам господин своим причудам,
    Хозяин чувствам, деньгам раб;
    Ебёшь и ровню, и приблуду,
    И не свернуть, хоть был бы рад.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Tundra
    31 июля 2017 16:13

    Хороший стих!
    Как всегда — блестяще!!!

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Снежана Денисовна
    31 июля 2017 8:50

    с утра такое туше. я прям расцвела, как майская роза))) спасибо, дорогой!!! рада, что ты еще здесь и помнишь снежану в трусах))))муа-муа!!!

    Ответить

    • Рейтинг: 1

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Игровое порно Алекс2016 сегодня в 11:24 Треп обо всем

Попочки sexfan1 сегодня в 11:23 Треп обо всем

Фото реальных женщин Алина Райкова сегодня в 11:23 Треп обо всем

О стихах sexfan1 сегодня в 11:19 Культурная жизнь

Фото красивых девушек Tormator сегодня в 11:08 Треп обо всем

Последние рассказы автора

наверх