Заднеприводные жёны. Часть 2

  1. Заднеприводные жёны
  2. Заднеприводные жёны. Часть 2

Страница: 1 из 2

От автора: Страсти накаляются, возбуждение растёт, как и растёт количество «грязных» словечек в моём рассказе. Поэтому любителей нежных слов и единорожек прошу беречь свои глаза. Можете всяких гадостей начитаться.
P. S. Ну люблю я большие члены, люблю!

Ей снились буйные сексуальные сны. Они почти всегда посещали её после жаркого «сеанса» с Климом. Все, как один, похожи на любовные романы, но даже, когда она получала удовольствие во сне, понимала, что оно даже близко не так хорошо, как в реальности.

Сон становился всё более и более ярким. Муж целовал её везде, передвигая лицо вниз, к её паху. Он раскрыл пизду и лизнул горячую розовую влажность её дырки, затем поднялся к клитору, который уже был твёрдым и возбуждённым в ожидании действа.

— Да, — услышала она собственный шёпот, — о, да, лижи мою сочную киску!

Он вернулся к её телу, делясь вкусом пизды с губами Таши. Она глотала собственные соки из его рта, слизывая их с языка Климента. Он снова направился вниз, к розовым «язычкам» её отвердевших грудей, и она ликующе застонала, когда он всосал их ещё сильнее.

Его руки между её ног продолжали стимулировать пизду, такую влажную, такую голодную. Палец скользил, как змея, в Ташиной киске, задевая точки, нажатие которых всегда заставляло её соки течь. Она страстно корчилась на кровати, «кормя» его грудью и раскрывая пизду для бешенного траха пальцем.

Его рот двигался всё «южнее», вниз, прямо к киске. Она распахнула ноги шире и раздвинула половые губы.

— Твой язык... в меня... — всхлипнула она. — Я хочу, чтобы твой чёртов язык вошёл в меня!

Он перевернул её и поднял задницу жены в воздух, как будто собирался трахнуть её по-собачьи. Однако, он воспользовался своим лицом вместо члена. Он вылизывал всю область возле её «пирожка», пока она растягивала «лепестки» и теребила себе в ожидании. Его язык и её пальцы работали туда-сюда одновременно, и было непонятно, отчего она больше заводилась.

Клим просто несравненно дразнил её пизду. Боже, какой изумительный сон! Пока он отсутствовал в командировках, она нещадно надрачивала себе, вспоминая и переживая каждое мгновенье таких «игр»! Впрочем, было странно, как её мысли могли быть такими «осознанными» во время сна. В следующий раз она глянет Карла Юнга, чтобы узнать об этом.

Его язык мелькал снова и снова в зудящем, дёргающемся разрезе Ташиной пизды. Она извивалась и стонала от каждого лизка, её пальцы суетились глубоко внутри киски. Он вынул её пальчики из дырки и обсосал с них сок, затем засунул их обратно, и его кисть начала руководить Ташиной, контролируя скорость её свирепой мастурбации.

— Да... да... — стонала она, — о, Боже... Блядь, да!

Он сдвинул язык вверх, оставаясь мучительную вечность на её промежности. Крошечная полоска плоти между её анусом и пиздой была практически сырой от его интенсивных лизаний. Он знал, что его язык там всегда доводил её до сумасшествия, и поэтому пальчики Таши начали втыкаться глубже, сильнее и чаще в её сливочную пизду.

Его язык передвинулся на сантиметр «севернее», и она издала свистящий звук. Он обхватил её ягодицы и раздвинул их, обнажая крошечную, розовую упругость её сжавшегося очка.

— И здесь я тебя тоже люблю, — услышала она его шёпот, и его язык начал обводить и щекотать маленький бутончик.

Никто и никогда не делал этого с Ташей Миллер до этого. Она практически упала в обморок, когда его язык стал более агрессивным, а его пальцы мягко, но решительно разжали сопротивление её сфинктера.

Он раскрыл крошечное отверстие и его язык скользнул в расширенную дырочку, слегка ударяя, вонзаясь, совершая неглубокие, но явные проникновения в неё. Она дёргалась от каждого прикосновения, как будто он бил её веслом, а не слегка постукивал языком. Её задница становилась всё горячее и горячее, а пальцы внутри киски стали практически безумными.

— Боже, — задыхалась она, — о, Боже...

Он накрыл её жопу ртом и засосал. Часть её рассудка, что оставалась «осознанной» во время сна думала: «Боже, как мерзко! Он сосёт моё очко!» Но трепещущая, похотливая Таша отвечала ласкам на инстинктивном уровне, и её тело начало трястись и дрожать от возбуждения, реагируя на ласку его горячего, голодного рта.

Она обнаружила, что, потянувшись к спине, она может взяться за его член, и... Боже, какой он твёрдый! Её кулак обхватил его, и она подумала о том, какой это яркий и реалистичный сон!

Она точно осознавала пульсацию, быстро бьющуюся в его твёрдом члене, а её пальцы смочились в маленькой речке преэякулята, который сочился из щели на головке его стержня. Обычно её сны не были столь подробными. Она сжала кулак и померила пульс биения его возбуждённого члена — 100 ударов и выше.

Его язык вполз в её прямую кишку.

— Ты такой мерзкий, — сказала она сдавленным голосом, — но ты делаешь меня такой возбуждённой... слишком... Господи, Клим, я рада, что это всего лишь сон...

Он лизнул щелку её задницы вверх, затем лизнул вниз, возвращая её «задний вход» к прежнему пылающему возбуждению.

— Я никогда не делала подобного в реальности, — говорила Таша себе, — но, учитывая, что я сплю и вижу всё это во сне, это действительно захватывающие ощущения.

Должно быть, предполагала она, это было заложено в её подсознание странным поворотом, что произошёл во время секса прошлой ночью. Она никогда даже и не фантазировала об анилингусе до этого.

Её рука ласкала его член с любовью. Ей нравился его размер, его твёрдость; пыл его члена всегда показывал готовность войти в неё. Они казалось идеально подходили друг другу, в то время как другие браки разрушались.

Клим был возбуждён до предела! И она тоже!

И пока она играла с его стержнем, его язык продолжал стимулировать безумную напряженность её очка.

Она не могла поверить в то, что он заставил её почувствовать, но, очевидно, его предложение сделанное раннее ночью внедрило эту идею ей в голову. Во сне вы постоянно делаете странные вещи, даже если ваше сознание остаётся под контролем.

Таша не могла представить, чтобы её очко лизали в реальности, но во сне это казалось чертовски здоровским.

— Давай сделаем это, — услышала она голос мужа.

Сделаем что? Он целовал её вверх по телу, лизал позвоночник, лопатки. Он отодвинул её длинные тёмные волосы в сторону, и его рот нашёл её.

Необычно было целовать любимого, после того, как его язык побывал в её заднице, но, в конце концов, это был всего лишь сон. Она открыла рот и его губы слились горячо, мокро, с её губами; языки двигались вперёд и назад, от одного к другому.

Клим перевернул её на спину, и она охотно рухнула на кровать, раскрыв руки и ноги для него. Он снова спускался вниз по телу, целуя и посасывая её груди. Соски пульсировали под его языком.

Его палец нашёл раскрытую киску, раскрывая её ещё больше. Она потянулась вниз, схватила член рукой и сжала его соблазнительно.

— О, дааа, давай трахаться, — сказала она ему. — Даже если это всего лишь сон, я хочу тебя так сильно, что должна отведать это.

Он потянулся через лежащее, горячее тело Таши, открывая верхний левый ящичек маленькой тумбочки возле кровати.

— Тебе не нужен гель, — хихикнула она. — Ты разве не чувствуешь, насколько «готова» моя горячая пизда для тебя и твоего большого толстого хуя?

— Смажь меня всё равно, — сказал он, подмигивая. — Я хочу скользить в твоей узкой, вкусной киске, как «лысая» резина на ледяной дороге.

Она выдавила полоску геля на ладонь и села.

— Мммммм, какой член, — охнула она. — Я могла бы смочить его, просто пососав, но раз Вы настаиваете...

Она потёрла своей намасленной рукой вверх и вниз его изогнутый, выступающий ствол, снова почувствовав биение и волну энергии, с которыми пульсировал член мужа. Таша посмотрела на него глазами полными любви и похоти.

— Я собираюсь обкончать весь твой хуй, — прошептала она своим страстным голосом.

Таша ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (11)

Последние рассказы автора

наверх