Тяжёлая участь дипломата. Часть 6

  1. Тяжёлая участь дипломата. Часть 1
  2. Тяжёлая участь дипломата. Часть 2
  3. Тяжёлая участь дипломата. Часть 3
  4. Тяжёлая участь дипломата. Часть 4
  5. Тяжёлая участь дипломата. Часть 5
  6. Тяжёлая участь дипломата. Часть 6
  7. Тяжёлая участь дипломата. Часть 7
  8. Тяжёлая участь дипломата. Часть 8
  9. Тяжёлая участь дипломата. Часть 9
  10. Тяжёлая участь дипломата. Часть10
  11. Тяжёлая участь дипломата. Часть 11
  12. Тяжёлая участь дипломата. Часть 12
  13. Тяжёлая участь дипломата. Часть 13

Страница: 1 из 5

— Офицер! Это последнее ваше возражение! Больше не повторяю. Если будете пытаться возразить, будете задыхаться.
— Офицер! Почему перегрузка всего два с половиной жэ? Мы так до скончания века не доберёмся до флагмана.
— На автопилоте установлено ограничение по ускорению в плотных слоях атмосферы. В открытом космосе на автопилоте до 25 жэ, а на боевом и в ручном режиме до пятидесяти. Без компенсаторов коконов не обойтись.
— Спасибо за подробную информацию.

Челнок

После выхода в открытый космос переключил на ручное управление и начал издеваться над челноком. Вилял влево-вправо, делал перевороты, ускорения, замедления, продолжал движение боком, шёл на форсаже. Продолжая лететь вперёд, разворачивался на сто восемьдесят градусов, вкручивался штопором. Если сначала Виолетта пыталась что-то возразить и сразу же начинала задыхаться, то через пару минут я почувствовал интерес, потом восхищение, а потом безумное желание попробовать самой поиздеваться над челноком. В ней, не взирая на все запреты, появился азарт, азарт пилота и бойца.
— Виолетта, не переживайте. Сегодня вы тоже сможете точно так же полетать.

— Нам запрещено на таких режимах использовать корабли.
— А в бою вам тоже запрещено обманывать противника, выполняя, например, вот такие развороты, — я боковыми двигателями развернул челнок почти назад и, включив форсаж основных двигателей, выжал из них всё на что они способны. Нас вжало в кресла огромной перегрузкой. Если бы не коконы, то нас бы расплющило при такой перегрузке. Развернул корабль боком и рванулся в сторону. Потом снова включил автопилот и уже спокойно полетели на флагманский корабль.

Флагман

Пришвартовались. Возле шлюзовой камеры нас уже встречали. Шестеро космонавтов. Все рослые, плотные и накачанные. Все в одинаковых комбинезонах (в таких же, как и мы с Виолеттой) и в коконах. Из них четверо стояли немного позади, сбоку, и с оружием.
— Кто же это к нам пожаловал? — скептически и явным превосходством спросила командир корабля. Откуда я знал, что она командир, а не стоящая рядом, объяснению не поддавалось. Но вот знал и всё!

— Офицер первого ранга Виолетта! Сопровождаю посла Алекса, — чётко, по-военному доложила Виолетта.
— С вами офицер мы ещё разберёмся за нарушения управлением челноком, — как от надоедливой мухи отмахнулась от неё командир.
— Зухра, — обратился я фамильярно к командиру (хотя я впервые её видел, но знал, что её именно так зовут), — если вы посмеете наказать моего сопровождающего, будете разжалованы и получите полный запрет на управление любым кораблём. Так, что сто раз подумайте, прежде чем наказывать. А мне представляться не обязательно, меня здесь и так все знают.
В голове заполыхал огонёк ярости, желание удавить меня.
— Если вы желаете сразиться со мной, милости прошу. Можем прямо здесь, — нагло заявил командиру, и охрана мгновенно навела на меня оружие. Но стоило лишь взглянуть на них, как сразу же все повернули оружие в пол.
— Извините посол Алекс, я могла и догадаться, что это вы управляли челноком. Так мастерски может управлять лишь генерал Лия, — внешне спокойно ответила командир, а её ярость в моей голове продолжала бушевать. Ведь я её унизил при экипаже, назвав лишь по имени. Но мне было плевать на их звания и субординации.

— Вы здесь видите командующего? Челноком управлял я, а не Лия и тем более не офицер, на которую вы набросились без выяснения причин. А теперь переходим к делу. Я хочу побывать в двигательном отсеке, потом в командирской рубке, кроме этого мне необходимо ознакомиться с вооружением и защитой. А также любопытно узнать от вас скоростные и маневренные характеристики корабля.
— Код, — лишь одно короткое слово бросила, как будто выстрелила.
Виолетта подошла впритык к командиру и направила телепатический канал связи лишь на командира, закрывшись от всех. Но это же не Лия. Я прекрасно расслышал код. Эх, разве это секретность? Одно название. Как в детском садике.
— Слушаюсь, — отчеканила командир, — офицер, вы остаётесь здесь, я сама буду сопровождать посла по кораблю. Посол Алекс, езжайте за мной, но не отставайте.

Она на скейте сразу же набрала приличную скорость. Был ещё один путь к двигателям, и он был значительно короче. Мне уже дошло, что это всё знает Лия. А значит теперь и я. Поэтому не стал догонять Зухру (которая предполагала, что я просто заблужусь на таком огромном корабле), а помчался на максимальной скорости другим путём. Остановился перед входом и ещё секунд пять ждал Зухру. Её приближение почувствовал издалека. Потому, что в голове заплясали огоньки злорадства. Думаю, она специально попыталась от меня сбежать, и теперь злорадствовала. Но когда увидела меня, спокойно стоящего возле входа в двигательный отсек, эмоции её захлестнули так, что кокону пришлось их ограничивать. И удивление было не самым сильным. Ярость и ненависть преобладали над остальными.

Зная, что на корабле фиксируются не только звуки, но и мысли, лишь только она приблизилась, я поставил антизвуковую завесу так, чтобы и мысли не просачивались. Быстро подобрал код к её кокону и выключил его. Странно. (Это уже знания не по космическим наукам, а программирование коконов). Таким образом она получилась в ловушке. Включить кокон изнутри невозможно, не предусмотрено.
— Слушай, сучка высокомерная! Мне всё равно, что ты обо мне думаешь. Но приказ ты обязана выполнять чётко, безоговорочно и побыстрее. Тебе приказано — выполняй, а эмоции оставь при себе. Ещё один такой финт с твоей стороны, и ты окажешься в открытом космосе не только без кокона, но даже без комбинезона. Уяснила?

— Так точно, — не смотря на поглотивший её леденящий ужас, она смогла всё же ответить.
— Нас сейчас никто не слышит. Твой кокон выключен. Датчики звука и телепатии в данном отсеке корабля заблокированы. Могу тебя убить, и никто не докажет, что это я сделал. Не будешь больше мне козни строить?
— Неет, — проблеяла, со слезами на глазах.
Я включил её кокон и снял завесу.
— Командир, что-то вы задержались. Вы бы проверили свой кокон. Мне кажется он у вас барахлит. Открывайте быстрее отсек, а то мне сегодня ещё на многих кораблях надо побывать.
На самом деле я мог без неё зайти в двигательный отсек, но не стал показывать, что у меня доступ, как у Лии — везде.

То, что она рассказывала, я отлично знал (благодаря Лие). Но всё равно командир допустила несколько незначительных ошибок. Я уже не стал её поправлять. После флагмана побывали на других типах кораблей. Хотя после флагманского они все казались маленькими. А наш челнок вообще миниатюрным. Но были еще меньше. Это космические истребители. Они маленькие, шустрые и с большой огневой мощью. Само собой, я не отказал себе в удовольствии пролететь на таком кораблике. Можно было бы сказать, что это детская вертлявая игрушка, если бы не его огромная огневая мощь. Больше всего мне понравился этот маневренный и почти неуязвимый (из-за миниатюрных размеров) кораблик. Он был настолько миниатюрным, что в нем не было места даже для второго человека.

Когда летели к последнему из земных кораблей, снял с Виолетты запрет на возражения и разрешил ей самой поиздеваться над челноком. Хотя она и боялась нарушить требования устава, но я сказал, что пусть все считают меня виновником нарушения. Не буду же я наговаривать на неё. Сам предложил. И не пожалел. Она оказалась виртуозным пилотом. Закладывала такие виражи, что аж дух захватывало. Расстреляли с ней по одному небольшому астероиду. Кстати почерпнул у неё один из боевых разворотов, когда она расстреливала астероид. Я восхищался её навыками. Но надо было видеть её сияющие глаза. Для неё эта возможность полетать ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх