Хейстак Вилледж. Глава 4: Женщина массового поражения. Часть 5

  1. Хейстак Вилледж. Глава 1: Новый шериф
  2. Хейстак Вилледж. Глава 2: Делайте ваши ставки
  3. Хейстак Вилледж. Глава 3: Соколиная охота
  4. Хейстак Вилледж. Глава 4: Женщина массового поражения. Часть 1
  5. Хейстак Вилледж. Глава 4: Женщина массового поражения. Часть 2
  6. Хейстак Вилледж. Глава 4: Женщина массового поражения. Часть 3
  7. Хейстак Вилледж. Глава 4: Женщина массового поражения. Часть 4
  8. Хейстак Вилледж. Глава 4: Женщина массового поражения. Часть 5

Страница: 1 из 12

— Ребята, ну что вы такие нервные? Чуть что, сразу в крайности. Ну, ляпнула, не подумав. Это же не значит, что меня надо так грубо выпроваживать. Эй, ты, лапающий мою задницу, я тебя запомнила! Пустите меня, вашу мать, а не то я за себя не отвечаю!

— Да скатертью дорожка!

В следующую секунду Джейн МакЭвой и правда пустили, хоть и несколько экстремальным способом: шестеро проспиртованных, обиженных колким языком девушки мужланов протащили ее, дико брыкающуюся, за руки и ноги через весь салун и бесцеремонно выкинули на залитую солнцем улицу. Джейн, пролетев несколько метров, грохнулась в дорожную пыль, чудом не угодив лицом прямо в свежий конский навоз. Мягким назвать это приземление было никак нельзя. Охая и ахая, она неуклюже начала подыматься, попутно проверяя, все ли кости целы.

— И чтоб мы тебя здесь больше не видели, паскуда! Ясно? — раздалось со спины.

Возмущенная, «Крошка Джейни» резко развернулась в их сторону. Последнее слово должно было остаться за ней. Да, жизнь ее ничему не учила.

— Ой, да кому нужна ваша засранная дыра? У вас там даже шлюх нет. О, а я знаю, почему! Вы там друг друга пердолите, да? Вижу же по лицам, что пердолите. А вон тот вон — казачок засланный, за жопу меня трогал! Гоните его взашей! — подзуживала она совершенно без тормозов.

— Ну, все, сука, ты напросилась!

Но лишь только запахло жареным, Джейн что было сил дала по тапкам. Прохожие в спешке расступались перед этим великовозрастным ребенком. Мужичье из салуна рвануло следом, но основательно проигрывало девушке в физической форме, и дистанция неумолимо разрывалась. А рыжеволосая хулиганка стремглав неслась по главной улице Эль-Пасо, хохоча и показывая преследователям неприличные жесты.

Стоит отметить, что Эль-Пасо был весьма оживленным городом, а уж его главная улица в любой день недели и почти в любое время суток была густо заполнена людьми. Поэтому легкомысленная беготня, особенно не глядя перед собой, могла привести к последствиям различной степени нежелательности. К примеру, можно было на полном ходу налететь на шерифа, расквасив нос о латунную звезду на его груди. Так Джейн и «поступила», второй раз за последнюю минуту рухнув на землю.

— Ай-ай-ай-ай-ай! Больно, зараза! — сетовала она, зажимая пальцами разбитый нос, из которого уже начала течь красная юшка. — Какой мудак тут... Ой! Здрасьте, шериф.

Шерифом в Эль-Пасо был настоящий мордоворот по имени Адам Хамфри. Ростом под два метра, широченный, кряжистый, одним словом, внушительный. Лицо его было испещрено морщинами, которые, как и редеющие волосы с проседью и такая же щетина, свидетельствовали о преклонном возрасте. В прошлом отпетый разбойник и бандит, он в какой-то момент решил, что стал слишком стар для этого дерьма, и без каких-либо проблем, как и многие именитые преступники, перешел на другую сторону закона. Как шериф Эль-Пасо, он быстро обрел репутацию человека, лояльного ко всякого рода криминальным элементам, но только до тех пор, пока они не начинали дебоширить в его городе.

— И что ты натворила на этот раз, МакЭвой? — снисходительно поинтересовался Адам, глядя, как пьянчужки, завидев его, поспешили ретироваться.

— Да так, ерунда. Повздорили немного. Дело житейское.

Мужчина протянул руку и помог Джейн встать на ноги. Поднял ее шляпу и, обтрусив, нахлобучил ей на голову. А потом крепко ухватил девушку за ухо.

— Ай! Пустите, дяденька, ужасненько больно! Ой! За что?!

— За что?! Ты еще спрашиваешь, ядрена вошь?! МакЭвой, тебе сколько лет? Ты можешь хоть раз приехать в мой город и не набедокурить? У тебя шило в жопе, или что? — грозно отчитывал он нарушительницу порядка, словно учитель напроказничавшую ученицу. Прохожие удивленно озирались, но предпочитали быстренько уносить ноги, чтобы не попасть под горячую руку.

— Простите, пожалуйста! Я так больше не буду! Честно-причестно! — плакалась Джейн, нисколько не убедив шерифа в том, что это последняя ее выходка.

Тем не менее, он ее отпустил, посчитав, что на этот раз воспитательных мер хватит. Джейн тут же принялась, шмыгая носом, растирать покрасневшее и набухшее ухо.

— В следующий раз я отволоку тебя на площадь, спущу портки и на глазах у всех выпорю так, что неделю сидеть не сможешь. Ясно? — По голосу шерифа было понятно, что он не шутит.

— Странные у Вас методы, дяденька. Просто на денек-другой за решетку упечь уже не практикуется?

— Ну, что ты, как так можно — ребенка и за решетку? — подколол ее Адам и усмехнулся, когда она покраснела от негодования. — Так какими судьбами, МакЭвой? Ты же знаешь: в Эль-Пасо «охотники» не в почете. А уж тебя, с такой-то репутацией, тут на дух просто не переносят. И все равно ты продолжаешь приезжать. Как будто специально, чтобы позлить всех.

Они отошли с проезжей части, где то и дело проезжали повозки и дилижансы, и расположились в тени под навесом скобяной лавки.

— По Вам соскучилась, дяденька Адам. — Вероятно, она была единственной, кто осмеливался так фамильярничать с шерифом. Что ж, ей это сходило с рук. — Ладно, шучу. То есть, не шучу. То есть, я приехала по другим причинам. Но и по Вам соскучилась. Хм-м... Так получается, я все-таки пошутила? Или нет?

— Ты, когда приземлялась, точно головой не ударилась?

— Злой Вы, дяденька, — надулась Джейн, чей приступ инфантильности никак не проходил. — Я тут проездом, в общем-то. Завтра уже с утра уезжаю. В принципе, могла бы и не задерживаться тут, мне спать на холодной земле уже не привыкать. Но подумала: как так, проехать мимо и не заглянуть к самому классному шерифу на всем Диком Западе?

— Прелестно. Так куда направляешься? Кто там у тебя на очереди?

— А это, дяденька, секретный секрет.

— Вот как? Ну, и черт с тобой. Ладно, пойду я. Сделай милость, веди себя хорошо и никого не донимай.

Шериф уже собрался было уходить, но Джейн вдруг ухватила его за рукав.

— Шериф, а может, Вы... — начала она изменившимся голосом, потом осмотрелась по сторонам. — Может, Вы пустите меня к себе переночевать? Кровати в салуне такие грязные и жесткие. А мне хотелось бы спать в Вашей постельке...

От прежней детскости не осталось и следа. Джейн вдруг «стала» половозрелой девушкой, причем очень развратной. В глазах, кокетливо прищуренных, плясали бесики. Отточенным движением она откинула цветастое шерстяное пончо за спину. Под ним была просторная белая рубашка, половина верхних пуговиц которой была бесстыдно расстегнута. Видок открывался заманчивый, так как нательное белье отсутствовало, демонстрируя бледную девичью кожу, лоснящуюся от пота. Джейн шагнула вперед и прильнула к шерифу. Она знала, что тому с высоты своего роста отчетливо была видна ее скромного размера грудь, и именно этого и добивалась. «Нравится? Маленькая, да удаленькая! А что тут есть у тебя?», подумала она и положила руку мужчине на пах. «Ого! А он неплох, для своих-то лет!». Внизу живота разлилась мучительная истома. Габариты томящегося в штанах причиндала кружили ей голову.

Внезапно Адам больно впился своей лапищей ей в запястье и потащил через проулок за скобяную лавку. Джейн, до того витавшая в облаках, не на шутку растерялась. Неужели перевозбужденный шериф решил овладеть ею прямо сейчас, прямо на улице? «Иначе я себе это предоставляла. Ну, да ладно, сойдет и так». Однако ее ждало разочарование. Лишь только они оказались за магазином, он схватил ее за грудки, но не рванул рубашку в стороны, чтобы оголить ее, как Джейн успела подумать, а стал застегивать пуговицы, одну за другой, вплоть до самой последней. Потом еще и пончо одернул. Девушка опешила и не могла придумать достойного комментария. «Пожалуй, это самое странное изнасилование в моей жизни», подумала она, но вслух не сказала.

Шериф опустился на одно колено, при этом их лица оказались на одном уровне, и взял ее за плечи.

— Слушай меня, девочка, — заговорил он, плохо скрывая дрожь в голосе. — Подобное твое поведение меня очень сильно огорчает. ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх