Хейстак Вилледж. Глава 4: Женщина массового поражения. Часть 5

  1. Хейстак Вилледж. Глава 1: Новый шериф
  2. Хейстак Вилледж. Глава 2: Делайте ваши ставки
  3. Хейстак Вилледж. Глава 3: Соколиная охота
  4. Хейстак Вилледж. Глава 4: Женщина массового поражения. Часть 1
  5. Хейстак Вилледж. Глава 4: Женщина массового поражения. Часть 2
  6. Хейстак Вилледж. Глава 4: Женщина массового поражения. Часть 3
  7. Хейстак Вилледж. Глава 4: Женщина массового поражения. Часть 4
  8. Хейстак Вилледж. Глава 4: Женщина массового поражения. Часть 5

Страница: 12 из 12

металлическое и бритвенно-острое. Перехватило дыхание. Девушка в немом шоке повернула голову. К ней прижимался совсем юный паренек, от головы у которого осталась лишь нижняя челюсть да болтающийся над ней язык. Ничего удивительного. Он убрал руку, позволив ей увидеть рукоять уродливого тонкого стилета без гарды. Джейн глупо моргала, не веря, что только что ей нанесли смертельное ранение. Странно, но боли практически не было. Только медный привкус во рту и пугающее и умиротворяющее одновременно ощущение, что с каждой выплескиваемой порцией крови из нее вытекает жизнь.

И все-таки она оглянулась.

Небо, еще недавно голубое, целиком окрасилось в мрачный багрянец. В зените висел зловещий черный диск солнца, его поверхность, казалось, пузырилась и переливалась, будто какая-то смолянистая жижа. Над стенами форта мерцало зарево пожаров, рев и гул которых доносились с иссушающим жарким ветром. Крупные хлопья пепла устилали землю, осветляя ее подобно снегу. Падальщики, противно клекоча, наматывали круги и медленно снижались. Правда, как оказалось, это были вовсе не падальщики, а самые настоящие сапсаны, обычно горделивые и величественные, а сейчас бельмастые, облезлые, с сочащимися гноем ранками.

А дворик заполнила огромная толпа оживших мертвецов, таких же, как священник и паренек. Заключенные, надсмотрщики, доктора, повара и иже с ними. Персонал тюрьмы, заступивший на свою последнюю смену. Некоторые становились добычей сапсанов, остальные, с искаженными бесконечной злобой лицами, все теснее обступали Джейн. Вот худосочный узник со шрамом через одну глазницу и дырой от пули в другой вогнал ей в спину длинный кухонный нож, вышедший с другой стороны. Вот низкий лысый толстяк в пожелтевшей от пота рубашке хотел обрушить ей на голову приклад двустволки, но немного промазал, ободрав ухо и сломав ключицу. Вот тюремщик с кровавым пятном на паху проткнул ей насквозь бедро винтовочным штыком, отчего она только чудом сумела удержаться на ногах. Подходили и другие, и били, резали, кололи. Девушка лишь, словно пиньята, безучастно принимала все удары, начиная походить на подушечку для иголок. Боль нарастала и нарастала, как снежный ком. В легких хлюпало, дышать было практически невозможно. Жизнь уже была на исходе. Она устало закрыла глаза.

«Папочка... Шериф Хамфри... Простите меня... «.

— Однако ты ведь пришла не для того, чтобы сбросить бремя грехов, а за тем, чтобы нагрузить себя новыми? Ты здесь по душу Калеба Страуба?

Джейн резко распахнула глаза. Вот она, та самая соломинка, за которую она ухватилась, находясь уже по уши в гибельной трясине безумия. Женщина теперь стояла прямо перед ней, заставив толпу расступиться. Сапфировые глаза пленили своими узкими вертикальными зрачками. На голове имелись загибающиеся назад, схожие с бараньими рожки. Облизнувшись, она продемонстрировала тонкий, длинный и раздвоенный язычок. Гибкий лоснящийся хвост с зазубренным шипом на конце игриво извивался и со свистом рассекал воздух. Все вместе, эти черты складывались в классический художественный образ посланца Люцифера, на общем фоне разложения и гнили на удивление гротескный и несерьезный. И женщина наслаждалась оказываемым своей внешностью эффектом, дьявольски улыбалась и вульгарно посасывала мундштук трубки.

— К-к... кх-х... — Джейн подавилась, скривилась, сквозь мучительно стиснутые зубы просачивались потоки крови и текли по подбородку, шее, впитывались в одежду. Язык еле ворочался, каждый глоток воздуха добывался с титаническими усилиями. Ноги подогнулись, и она тяжело опустилась на колени, голова обессиленно склонилась. — К-кто... ты... та... та... такая...

Женщина словно только и ждала этого вопроса, хоть и среагировала на него очень своеобразно. Нежно приподняв голову Джейн за подбородок, она слизала кровь с ее лица, щурясь от удовольствия, после чего чувственно и жадно поцеловала, запустив свой змеиный язычок девушке в рот, дразня и играя с ее языком. Свободную руку она запустила под пончо, под рубашку, медленно прошлась коготками по груди, задев сосок, крепко сдавила его и стала перекатывать между пальцами. Хвостом туго обвила пронзенное бедро, намерено задев штык и вызвав в девушке новую вспышку острой боли, а его кончиком начала грубо тереть и массировать ее промежность сквозь джинсы. Та все равно сопротивляться была не в состоянии. Но она не очень-то и пыталась...

— «Я — часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо», — выразительно продекламировала дьяволица, оторвавшись от нее и отступив на шаг, и после короткой паузы заливисто рассмеялась. — Шутка, друг мой Фауст, не более чем глупая шутка. Я всего лишь та, кто увела твоего драгоценного Калеба прямо у тебя из-под носа — джентльмены уже выразили свое почтение за твою неспешность — и сорвала твою праведную миссию. Я лишь твой враг в отражении. Я — грех, который ты не совершала, но который искупишь сполна. Я — палка в твоих колесах. Я — камушек в твоих сапогах. И на этом, пожалуй, я остановлюсь, потому как мои метафоры резко растеряли весь пафос. Но что это? Уже уходишь? Разве тебе не хорошо так же, как мне?

Джейн наконец все поняла. Все обрело смысл и четкость. Решение было простое и элегантное. Она напрягла правую руку. Та едва пошевелилась: револьвер весил целую тонну. Помогая второй рукой, она с горем пополам подняла Кольт и уперла дуло себе в висок. «Ты никогда не подводил меня, «Сапсан». Не подведи и сейчас». Последние крупицы воздуха в легких она потратила на прощальные слова, процедив их сквозь сжатые зубы.

— Поце... луй меня в за... за... задницу...

— Ах, ах, ну разве это не любовь с первого взгляда? Как можно отказать в такой просьбе? С удовольствием поцелую, моя милая «Крошка Джейни», быть может, даже укушу. Когда мы встретимся, я обласкаю каждую складочку твоего юного тела, каждый сантиметрик твоей нежной шелковистой кожи. А затем искупаю в восхитительной пикантной боли, о которой ты вскоре сама начнешь молить меня. И я знаю, что ты явишься. У тебя просто нет выхода. Au revoir, mon cher ami! Я буду ждать.

Выстрел. Оглушающий грохот и вспышка огня. Кусочек свинца, разбросавший ошметки мозгов во все стороны. Картинка мира, рассыпающаяся осколками, словно разбитый витраж. И черная всеохватывающая пустота, длящаяся лишь миг. Миг перед пробуждением.

***

Джейн резко села, взмокшая и дышащая как после марафона. Сердце аж болело, настолько сильно оно ломилось в грудную клетку. Несколько секунд она вообще не понимала, что происходит и где она находится. Потом глаза привыкли к темноте, а разум пробудился ото сна. Стояла ночь. Она лежала в спальном мешке, под деревом среди далеко простирающейся равнины. Рядом похрапывал жеребец, чьи поводья были привязаны к ветке. От Сан-Прадера ее отделяла какая-то сотня километров, и еще до полудня она бы без проблем добралась до форта. Однако теперь необходимость в этом отпала. Она увидела достаточно. Потому что это был не простой сон.

Эта жуткая женщина... Вселяющая страх и в то же время до дрожи притягательная. Олицетворение порока, суккуба, улыбчивая и столь же роковая. Джейн не имела ни малейшего понятия, кто она. Но ее последние слова, ее обещание не сулили девушке ничего хорошего. И ее и без того нелегкий жребий вдруг стал непомерно тяжел и безнадежен.

Девушка стояла, положив голову на спину расседланного жеребчика, поглаживала его бок и прикладывалась к бутылке виски, запас которого всегда неукоснительно имела.

— Во что же я вляпалась на этот раз, конек?

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

4 комментария
  • Snake
    19 августа 2017 12:37

    И... это конец четвертой главы.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Евгений3
    20 августа 2017 20:13

    И это конец...
    Такая универсальная фраза.
    Конец одного означает начало чего-то другого.
    Что, подвыдохлись в концовке? Это бывает.

    В конце концов она очнулась,
    Себя увидев на конце.
    С чего сошла, к тому вернулась
    Со знаком вечности в лице.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Мадам Герц
    22 августа 2017 7:45

    Нетипичное чтиво для ST, но безусловно интересное!

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Snake
    23 августа 2017 11:35

    Благодарю.

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх