Два зайца, или Мотивация плюс помощь

Страница: 3 из 8

— Можете нести тарелки и всё, что хотите к мясу, — сказал я, поворачивая шампуры. — Как раз первую порцию оцените.

Аня вынесла тарелки, Оля кетчуп, а Настя вооружилась выпивкой. Расположились на небольшом столике. Я снял первые порции шашлыка и отнёс им. Девчонки выбирали себе кусочки мяса, снимая их на тарелки, как Оля, или кушая прямо с шампура, как Аня с Настей.

— Ну как? — спросил я, гася возникший от капнувшего жира небольшой огонёк на углях.

— Мясо отличное! — прокомментировала Аня.

Оля кивнула, а Настя показала большой палец.

— Ой, как приятно! — закокетничал я, делано вертя носком землю. — Значит не зря старался.

Вскоре я и сам присел за стол, оценивая шашлык. Да, вышло очень хорошо. Сочно, не сыро и не пережарено. Если и вторая часть вечера пройдёт так же хорошо, то... Будет супер-поездка.

Под шашлык спиртное убралось почти полностью. Благо у меня было в доме ещё, но об этом пока говорить не было нужды. А то ещё подумают, что спаиваю их. А девочки мне нужны лишь разогретые, а не разморённые.

— Ну что? — я вернулся из бани. — Первый пар готов! Пойдёте?

Девчонки переглянулись, потом Аня сказала:

— Я пойду. Девочки, вы со мной?

— Я иду, — кивнула Настя.

Оля быстро глянула на них, сообразила, что, если не пойдёт в баню, то останется со мной наедине, и быстро присоединилась к ним:

— Я тоже с вами!

Я сдержал улыбку. Как будто не пойди она с ними, я бы её тут на столе разложил. Ой, фантазёрка! Хотя... Может она и правда так хочет, но боится признаться?... Подумаю.

Вернувшись из дома с пакетами, девочки скрылись в бане, откуда через некоторое время послышались взвизгивания и смех. Первый пар я сделал небольшим, чтобы их сразу не прибило. Так, разогрело.

Я дожарил шашлыки и отнёс их в дом, поставив на печь, чтобы тёплыми стояли. Разделся и, повязав полотенце, пошёл в баню. В предбаннике на скамьях лежали пакеты девчонок с одеждой. Скидываю полотенце, надеваю шапку и фартук.

— Тук-тук! — я постучался в дверь парной. — Можно к вам?

После короткого шушуканья слышу Настю:

— Можно.

Захожу, вся троица чинно сидит на средней полке. Оля, завернувшись в полотенце, Аня в синем купальнике, Настя в одних трусиках от него, прикрывая рукой грудь.

— Оля молодец, остальным сообщаю, что париться в купальнике — всё равно, что принимать душ в шубе, — весело говорю. — И не помоешься, и костюм пострадает. Поэтому предлагаю выйти и привести внешний вид в соответствие. А я обещаю вам услуги хорошего — тут не вру и не приукрашиваю — банщика.

Переглянувшись, Аня с Настей спускаются с полки и выходят в предбанник. Оля взволнованно смотрит на меня, отводит глаза.

— Ну что, Оль, попарить тебя немного? — говорю я, поворачиваясь к ней спиной и наклоняясь к замоченным веникам. Сзади я совершенно голый, так что пусть посмотрит, заведётся немного.

— На мне только полотенце, — Оля теребила его край.

— А ты ложись на живот, полотенце на попу положи, если стесняешься, — говорю я. — Я не смотрю.

А сам плескаю на каменку немного настоя хвойного. Зашипев, по парной начинает расходиться душистый пар. Поворачиваюсь. Оля лежит на животе, отвернув голову к стене. Полотенце наброшено на попу и половину бёдер. Аккуратно тяну его вверх, оставляя закрытой только попу. Оля напряглась.

Я легонько пошлёпал ей по спине и ногам веником, чтобы познакомить с ним. Потом прошёлся чуть сильнее. Потом ещё посильнее, заставив Олю немного покряхтеть.

— Оля, — сказал я, смачивая веник. — Предлагаю полотенце убрать. Ну не дело париться по частям, попе тоже массаж нужен.

— Я стесняюсь... — негромко сказала она, так и не повернув головы.

— Да брось, — как можно мягче сказал я. — Было бы чего стесняться. Стесняться надо некрасивым. А такую попу надо показывать!

Я снял полотенце, положил его рядышком на полку. Легонько прошёлся веником по булочкам Олиной попы. Потом от шеи до пяток, потом от пяток до шеи. Интересно, девочки так и не зашли, хотя что там скинуть купальник и переодеться? Значит что-то подумали себе. Наверняка сейчас стоят у двери и подслушивают.

Пройдясь последний раз веником по Олиному телу, сказал ей:

— Ну что, перевернёшься на спину? Или передышка?

— Передышка! — ухватилась она за предложенную альтернативу такому стыдному варианту как показать себя спереди полностью голой.

Я снова отвернулся, давая ей завернуться в полотенце. Крикнул ей вслед в приоткрывшуюся дверь:

— Ну, кто ещё желает хорошо попариться?

После непродолжительного шушуканья в парилку зашла Аня. Повернувшись ко мне спиной скинула полотенце и быстренько нырнула на полку животом, показав немного груди, совсем небольшой. Её формы вообще не так велики, зато подтянуты.

— Во, совсем другой коленкор! — похвалил я её. — Чувствуется, человек знает — как надо париться!

Прошёлся по ней веником, легко пошлёпывая. Потом усилил напор, смочил и ещё раз хорошенько отшлёпал, заставив поойкать. Взял новый веник и спросил:

— Ну что, передышка? Или переворот?

Аня молча перевернулась на спину, быстро глянув на меня. Руками она не прикрывалась, и в потолок теперь смотрели две хорошие пуговки сосков на небольших грудях и неширокая полоска светлых волос на лобке, из-под которой виднелись тесно сомкнутые половые губы.

— Ай, красота! — прищёлкнул я языком.

Легонько пришёлся первый раз, второй... Кругами наглаживал груди, стараясь зацепить веточками соски. Протягивал веник от ног и выше, стараясь уделить внимание лобку. Заметил, что Аню стало немного забирать. И остановился.

— А вот теперь точно перекур! — скомандовал я, встретив её немного удивлённый взгляд. Рассчитывала, что продолжу. Погоди, всё будет, но попозже.

Аня вышла, просто прихватив полотенце, чем вызвала удивлённый возглас Ольги из предбанника. Почти сразу зашла Настя. Она просто придерживала полотенце, практически больше держала его перед собой для вида, чем на самом деле прикрываясь. Отложила и, встав на четвереньки, не спеша опустилась на живот. В отличие от Ани с Олей, голову она к стене не поворачивала, смотря на меня сквозь прикрытые веки.

— А жарко становится, да? — пошутил я, хотя и правда немного поддавал пару-жару.

Настя чуть кивнула. Веник она терпела стоически, хотя в конце я уже бил в полную силу. Перевернулась на спину без моей команды, заставив чуть притормозить. Фигура у неё была красивая, ничего не добавить. Грудь упругая, животик и руки-ноги подтянуты, попа вообще орешек. Соски были розовыми, лобок выбрит совсем, показывая пухленькие, чуть разошедшиеся губы между ног, лежащих свободно. Мужики ослепли, что ли?

Или я балерина, или Настя мне себя не стесняясь предлагает. Ну что ж, запомним.

Попарив её, я отложил веник и, совсем не показно утерев лоб, сказал:

— Мастеру нужен перерыв!

Вышел из парной вслед за Настей, плеснув на каменку немного цитрусового масла, налитого в воду; чуть приоткрыл отдушину, чтобы жар спал. Девочки сидели на скамьях, потягивая принесённый заранее квас. А в бане, на самом деле, самое то. Даже пиво нахлобучит неслабо, мне это ни к чему.

Оля по-прежнему в полотенце, Аня накинула его на бёдра, Настя вообще без ничего. Только руки небрежно положила на бёдра, чтобы совсем уж щёлкой не светить. Но и так есть за что глазу зацепиться.

— Девочки, вам не холодно? — пытается с её точки зрения спасти ситуацию Оля, намекая, что я вижу их обнажёнными.

— Нет, — мотает головой Аня, кидая на меня быстрые оценивающие взгляды.

— Я сама как печка, — еле выговаривает Настя, которая и правда раскраснелась от веника будь здоров.

Сажусь рядом с Олей, улыбаясь её смущению. Наливаю себе в кружку квасу, делаю три хороших глотка. Смотрю на девчонок:

— Ну что, как банька?

— Хорошо, — отвечает Аня. Настя показывает большой палец, сверкнув писькой. Оля кивает, смотря на меня как кролик ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх