Массаж. День третий

  1. Массаж. День третий
  2. Массаж. День третий: Завершение
  3. Массаж. День четвертый
  4. Массаж. День пятый
  5. Массаж. Эпилог

Страница: 1 из 3

Перед заветной дверью я стоял в некоторой растерянности. Сомнения одолевали меня, откровенно говоря. Чувствовал себя точно так же, как в далёкой юности, впервые прийдя к девушке домой, чтобы позвать на свидание. Мандраж, в общем.

Сомнения были из-за того, что вручённые мне позавчера чулки так и лежали нераспакованными в сумке. Используя наработанное в молодости правило «сначала попробуй на простом», вместо того чтобы открывать подарок, я купил в первом попавшемся супермаркете похожие чулочки. И одел.

Мдаа... смотрелись они на мне более чем странно, вызывая скорее смех и недоумение, чем хоть какое-то возбуждение. На моих набитых кайтингом и плаванием мослах белые ажурные чулки были как на корове седло. Убого и пошло, без малейшего эротизма.

Ощущения от них, безусловно, приятны — тончайший нейлон ластился к коже, но вот вид!! Каюсь, хм... чего это я, нет, не каюсь, чего тут стесняться — гей-порно посматривал время от времени, да и трансы не были обойдены вниманием — так что знаю, как может классно смотреться женское бельё на мужчине. Но — точно не на моём типаже.

Вот вообще никак.

Поэтому и был у меня мандраж — а не отправит ли меня Татьяна Сергеевна домой несолоно хлебавши?

Ладно. Нервами и переживаниями на ситуацию не повлияешь. Что будет — то будет. Оставшиеся восемь процедур, даже просто пальчиками — более чем хорошо.

Звонок, писк домофона, выкрашенный в бежевое цвет подъезд с цветочными горшками на окнах, и пока я поднимался, то подсознание рисовало мне будущую встречу.

Сейчас пробегу полсотни ступеней и...

... гостеприимно приоткрытая дверь.

... хозяйка квартиры встретит меня в образе классической мистресс — туго затянутый корсет, собранные и поднятые вверх кудри, лакированные туфельки, чулки в крупную клетку на подвязках, кружевные перчатки и пояс, — всё принципиально глубокого черного цвета. Ярким контрастом на этом фоне — рубиновый камешек в пупке, карминовый лак маникюра и педикюра и насыщенно алые губы. И — ни трусиков, ни лифа.

... но я даже не решусь переводить взгляд ниже её животика, так и замру, пришпиленный к дверям ледяным, равнодушным, изучающим взглядом.

... взгляд женщины пробежит по мне, явно обращая внимание на отсутствие чулок — я в шортах, чтобы моя позиция по данному вопросу не требовала ответов. Мол, всё на виду, скрывать и стесняться нечего. Мгновение задумчивости, и вот, прищурившись, она еще раз осмотрит меня с головы до ног, после чего, приняв решение, улыбнётся и кивком пригласит войти. Предвкушение в её улыбке будет каким то даже зловещим. Могу только догадываться, что задумает эта, без всякого сомнения, шикарная женщина, но я, скорее всего, задуманное прочувствую всем своим естеством. И, скорее всего, в прямом смысле понятия «всем естеством».

... первой будет порка, и не думаю, что Татьяна Сергеевна будет размениваться на шлепки ладонью — стек пойдёт в ход сразу же. Удар за ударом, удар за каждый вырвавшийся стон, удар за сбившийся счет. Ритмично, методично, вдумчиво...

... потом немного фистинга, и не забываем, что термин происходит от слова «фист», что означает «кулак». И «немного» — это так, форма речи. Субъективное же моё восприятие времени будет растягиваться в бесконечность, так же как и растягиваемый сильными тренированными пальчиками сфинктер...

... оглушительный стук крови в ушах, текущий по виску пот, и кулачек, женский, вроде аккуратный и небольшой, но сейчас просто огромный...

... он будет двигаться внутри меня, исследующий, наглый, властный...

... ну а точку в экзекуции поставит Его Величество Страпон! Толстый, черный, с серебристыми цепочками у основания, с рельефным узором вен по стволу и крупной головкой. Тот, что был позавчера — для ласки и нежности, практически для любви, а вот сегодня — сегодня для наказания...

... он, направляемы умелыми и совершенно безжалостными бедрами, покажет все пределы глупости, заставит заплатить по максимуму за непослушание...

... сначала моему рту, потом горлу, а потом, конечно же — анусу...

... ну а в финале, я...

... практически без сил и чувств...

... с все ещё багровеющими полосами следов от ударов на ягодицах...

... с отпечатками цепочек на раздолбанном «черным властелином» анусе...

... с шариком кляпа во рту, потому как госпожа не любит лишних разговоров, слёзных мольб, дешевых оправданий и напрасных просьб остановится...

... с синяками на бёдрах, там, где в моё наивно пытающееся вырваться тело, вопьются её пальчики...

... под постукивание длинным тонким стеком по стройной ножке...

... под её ледяным, вымораживающим горящие огнём внутренности, взглядом, что ждет малейшего признака непокорности, чтобы был повод продолжить экзекуцию...

... под аккомпанемент моего хриплого дыхания...

... в брызгах смазки, секрета, слёз и пота...

... я буду дрожащими пальцами напрасно пытаться надеть, не порвав...

... тонкие, нейлоновые, с изящным кружевом...

... белые, как символ невинности...

... белые, как символ поражения и покорности...

... чулочки!!!

Проклятое образное мышление!

Проклятая развитая фантазия!

Проклятые видео с тегами «кинк», «бдсм» и «мистресс»!

Может, черт с нею, с комичностью вида, и всё-таки стоит надеть их прямо сейчас?

Пол сотни ступеней — это всего лишь четвертый этаж. Быстро. Вид моего истерзанного жестким трахом тела всё еще стоял перед моим внутренним взором когда я зашел в гостеприимно приоткрытые двери.

— Привет.

— З-с-здравствуйте, Татьяна Сергеевна... эээ...

Шок. Вот то слово, что хоть как то, приблизительно и не точно, описывает моё состояние.

Шок и трепет.

— Ну что ты так официально? Можно просто Таня, я же не на работе сейчас.

В общем, всё, что я себе напредставлял — оказалось полнейшей чушью!!!

На женщине был домашний халат. Не такой как в мыльных операх показывают, где они больше на ночные сорочки из какого-нибудь «розового кролика» похожи, а самый обыкновенный — толстый, пушистый и длинный, доходящий до щиколоток. В такой удобно и тепло закручиваться сырой осенью, сидя в кресле с чашечкой (литровой, по возможности) горячего чаю, перед камином, с интересной книжкой.

На ножках — никаких туфель, ни лакированных, ни тем более со шпильками. Тапочки! Без заячьих ушек или кошачьих мордочек — но даже на вид мягкие и удобные.

Хотя одежда — это полбеды. А вот взгляд!

Пусть я видел до этого Татьяну, ой, можно просто Таню, всего дважды — но уже привык к холодному равнодушию и почти полной безэмоциональности женщины. Её даже оргазм едва едва разогрел! А сейчас она была совершенно иной — живая, яркая. На губах — проказливая улыбка. В глазах — весёлые черти. Кудряшки, нестянутые, свободные, окружали лицо пушистым нимбом. Она с интересом разглядывала меня, в смущенном ступоре не знающего куда деваться. Похоже, что происходящее её искренне веселило и забавляло. И, что самое необычное, женщина совсем не пыталась скрыть собственные эмоции.

— Что, непривычно видеть меня такой?

— эээ... да!

— То-то же! — явно довольная произведенным эффектом, Татьяна взяла у меня из рук пакет и тут же сунула туда любопытный носик.

— О! Вино!?

— Ну да, мадера.

— Крепкое?

— И крепкое, и сладкое.

— Это хорошо, что крепкое. Это очень хорошо! — последнюю фразу она почти пропела.

Поставив пакет на пол, женщина изящным, практически танцевальным движением проскользнула мимо меня и закрыла всё еще остававшиеся открытыми в подъезд двери. Возвращаясь, она на мгновение прижалась ко мне и буквально промурлыкала в ушко, обжигая горячим дыханием: «Люблю всё крепкое и сладкое, мррр». После чего, легонько шлёпнула меня по заду, усмехнулась, и подхватив пакет упорхнула на кухню.

— Душ — первая дверка. Полотенца и халат там есть.

— А, да. Спасибо.

Меня понемногу отпускало. Мда, умею ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх