Вселенная Гарри Поттера — Нумикрейд и начало всех начал

Страница: 1 из 8

Глава 1

Битва за Хогвартс...

Обычно здесь в такое время суток мрак жадно окутывает деревья. Но не сегодня. Расцветающие звездами вспышки заклятий яростно освещают звериные тропы. Даже извечно клубящийся туман пугливо затаился в самых укромных уголках запретного леса.

Утробно воют великаны, докатывается грохот каменных кладок, взрывы сотрясают землю, но всё это за спиной, где-то там. А сейчас я преследую трёх пожирателей, что утащили девушку с моего факультета, да чего уж там, с одного курса. Но пока удалось с поле боя уйти незамеченным прошло не мало времени.

Я замедлил бег, наложил заклятье беззвучия. Немые стоны и ритмичное дыхание выдали чьё-то присутствие. Обдирая мох щекой аккуратно выглянул из-за дерева.

Окружённая древесными гигантами одинокая полянка и клубок двигающихся тел, в котором я еле отличил зажатую между двух лежащих пожирателей девушку. Третий намотал на кулак когда-то виденные мной шикарные черные волосы и орально измывался над беднягой. Шлепки и характерные стоны боли, слюни стекающие по шее, я как завороженный уставился на эту картину и видел другую...

Тремя годами ранее...

— Нумис, прекрати, бери сумки и марш домой! — строго и бескомпромиссно проговорил отец.

Я с недовольством оторвался от тетриса. Отец чистокровный волшебник не очень любил мои увлечения на поприще технологий маглов. А вот мама, самый обычный человек, хотя для меня высококлассный ученый и изобретатель. Прожили душа в душу одиннадцать лет и узнала тайну отца, когда выслушала его предложение зачислить меня в Хогвартс. По истечению пары дней мы дождались согласия, но с одним твёрдым условием, что он научится водить машину.

Вот и сейчас я отбросил мысли о игре на вечер, с усердием вытаскивал из багажника сумки. Я не стал дожидаться отца и поднялся с вверенным грузом по крыльцу в фойе сворачивая на лестницу. Папа как всегда раз сто проверит закрыта ли машина, срабатывает ли сигнализация, технике он не доверял ни на йоту.

Третий курс на факультете Когтевран начался просто фантастично, а именно с чемпионата по квиддичу, затем перерос в нападение пожирателей смерти, повлёкшим за собой страх и общую панику. На что мама раз и навсегда запретила мне с отцом посещать подобные места. Но всё забылось после того как в школу прибыли гости из других стран и директор объявил о турнире трёх, но как выяснилось позже, четырёх волшебников, что завершился ужасно, а именно смертью Седрика Диггори. А по словам Гарри Поттера и даже Альбуса Дамблдора возвращением того, кого называть нельзя. Отец после таких сведений стал весьма раздражительным, а вот маме мы решили правду пока что не рассказывать, пока обстоятельства смерти Седрика не выяснятся окончательно.

Мыслям и переживаниям вторили мерзкие скрипы досок. А картина какой-то пожилой женщины викторианского стиля, что не один год висит в подъезде, хоть и самая обычная, но каждый раз, как и сейчас провожает недовольным взглядом.

Поднявший на последний третий этаж я решил было остаться ждать отца, ведь мама с работы еще не должна вернуться, но бодро посвистывающий воздух привлёк внимание к едва приоткрытой двери нашей квартиры. Дверь плавно впустила в коридор, а сквозняк наткнувшись на незваного гостя обволок сжатым ветром умчался прочь из квартиры. Разве мы забыли закрыть за собой дверь, да и окна вроде были заперты. Но эта мысль мгновенно испарилась, когда на полу я разглядел комок маминого спортивного костюма.

Как и любому человеку, связанному с созиданием, маме присущ творческий беспредел, на который отец давно закрыл глаза и перестал бороться. Видимо в очередной раз завершив работу намного раньше положенного времени, мама позволила себе часок другой в спорт-центре. Что не могло не радовать отца и не оглядываться прохожим вслед соблазнительной женщине тридцати четырёх лет. Моя покойная бабушка всегда говорила, что дочери будет лучше в модельном агентстве, так и было первые годы, пока мама кардинально не сменила место работы, но не занятия спортом.

Я притронулся к ручке двери своей комнаты как с залы дальше по коридору раздался вскрик. Первая мысль, что мама прищемила палец, но докатившийся следом стон и звук ритмичных шлепков сбили столку. Я на цыпочках приблизился к дверце, прильнул щекой к проёму.

Сердце замерло, солнечный свет из окна падал на две закутанные в темные плащи фигуры, идентичные тем что мы видели на квиддиче. Вот только не было этих колпаков. Но я не посмотрел на лица и приковал всё внимание к третьему пожирателю, размашисто качавшему туда-сюда свой зад позади опершейся на спинку дивана голой женщины.

Волнистые русые волосы струились по лицу, но женщина мгновенно отдёрнула пару прядей, и я с дрожью в коленях узнал маму. Сперва душу до оцепенения пронзил страх, но с каждым шлепком, лицо с потёкшей тушью у глаз и размазанной помадой на губах принимало блаженный вид. Мама закусила губу, но яростный напор пожирателя всё чаще и чаще вознаграждался сладкими стонами.

— Что надо сказать? — прерывисто проговорил насилующий маму пожиратель.

— Трахайте свою сучку, — захлёбываясь стонами обрывисто произнесла мама.

Я не верил своим ушам, но возвышающийся рядом пожиратель, как я сейчас заметил, дрочил член, а в другой руке крепко зажав палочку резко направил на маму.

— Что ты сказала? — подобно змее прошипел он.

Комната заполнилась звуками секса и отскакивающими от стен стонами. На мамином лице промелькнула гримаса недовольства, словно её отвлекают от чего-то важного.

— Трахайте свою магловскую сучку, — прошептала мать.

— Я не слышу! — прорычал пожиратель.

— Трахайте свою магловскую суку! — перешла она на крик, и пожиратель долбивший киску матери ускорился как заведённый. — Да-да, быстрее!

По телу разлилось неизвестное доселе чувство, что изрядно напугало. Мне страшно стало не от того, что творили с мамой, хоть и это тоже, но на смену этому страху возник другой. Мне нравилось смотреть как мама получает удовольствие от того что её насилуют. Расслабленное и разглаженное лицо, глаза — полузакрытые и поддёрнутые оттенком безумия. До белых костяшек вцепившееся в спинку дивана кисти рук, изящно прогнутая спина и выпирающий зад. Всегда очаровательная и утончённая моя любимая мама предстала передо мной более прекрасной, словно явила свою суть, преобразилась небывалой красоты бутоном. Словно всё это время для идеальной внутренней красоты ей не хватало именно этого. Вот что меня напугало.

— О да!!! — мать забилась в судорогах оргазма, а пожиратель замедляясь стал яростно вколачивать свой зад.

Пах словно пронзила молния, в трусах я почувствовал что-то мокрое.

— Ненасытная магловская шлюха высасывает всё без остатка, — прокомментировал угрожавший палочкой.

— И не говори, — дополнил пожиратель, что постоянно выглядывал из окна, но тоже не забывал дрочить, — я так слился, что прям яйца болят.

Толчок в плечо, и я приземлился на то место где спина теряет своё благородное название, закрыв спиной отец выпустил в пожирателей подобно снопу искр заклятье. Трахавший маму не успел среагировать и попавший снаряд отбросил полуголое тело к стене, второй, не смотря на спущенные штаны отразил пару вспышек, подлокотник дивана разворотило, в потолке расцвёл взрыв пыли и штукатурки. Мама закрыла голову руками и метнулась подальше от насильников.

Пожиратель у окна навёл палочку куда-то в комнату.

— Авада Кедавра! — заклятье болидом пересекло комнату и вспыхнув зелёным пламенем опрокинуло маму как куклу на спинку дивана. Метнувший заклинание обратился тёмной дымкой вылетел из окна. А моё сердце прекратило биться, я смотрел на обездвиженную мать, пораженную, благодаря урокам лже-Грюма, убивающим заклятьем. Отец на мгновенье отвлёкся и второму пожирателю хватило секунды чтобы ярко-белой вспышкой вышвырнуть папу из комнаты...

— Не-е-т! — я вытянул руку к маме.

Смесь недавнего возбуждения и страха утонуло в ужасе ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (17)
наверх