Признание

Страница: 2 из 4

она их посасывала.

— Что же тут нечестного, Таня?! По-моему, это нормально, собрать о понравившейся тебе женщине как можно больше сведений. Да и какая в личном деле информация? Об образовании и прежних местах работы. Ну, еще анкета, тоже, в принципе, не содержащая никаких личных данных. Хотя самое главное, что ты не замужем, я из нее все-таки узнал.

Рука на женском лоне снова пришла в движение, опять проникла под трусики, пальцы захватили чувствительный бугорок в липких от любовного сока складках. Таня пискнула и снова прикрыла глаза.

— Смотри на меня, Таня, смотри и соси пальцы.

Веки распахнулись, в карих глазах читалось возмущение, возбуждение через край. Адская смесь, вызвавшая судорожное подергивание члена за ширинкой брюк. Надеюсь, я не перегнул палку со скромницей Таней. Нет, поскольку пухлые губы послушно сжали мои пальцы во рту. Хорошо, что Таня Лазарева не такая уж и скромница на самом деле. Теперь-то я знаю, что ненужные, сдерживающие ее чувственность оковы мгновенно слетают, стоит только дотронуться до некоторых интимных мест.

— Знаешь, но я почему-то медлил, возможно, боялся разочарования, возможно, наслаждался чувством предвкушения. Да и дела... будь они неладны.

— Таня, раздвинь, пожалуйста, шире ножки.

Возмущение вперемешку с возбуждением продолжали плескаться в расплавленном шоколаде Таниных глаз.

— Слушайся, — ласково прошептал я ей на ушко, и стройные ноги неторопливо разошлись в стороны.

— Еще шире...

Удивительно, но и в этот раз Таня выполнила мое близкое к приказанию пожелание.

— Хорошая девочка, — похвалил я Розочку и в качестве поощрения погладил чувствительный клитор, вызвав тем самым новые подергивания женского тела.

Как приятно чувствовать себя властелином этой обворожительной женщины.

— А потом я увидел тебя с распущенными волосами, в черном платье, открывающим великолепные покатые плечи, на фуршете в честь празднования образования фирмы «Эверест». Глаз невозможно оторвать, до чего ты была хороша. Признаться, я сам напросился на тот вечер, поскольку Мишка собирался отметить девятилетие фирмы исключительно внутри коллектива. И двигало мной желание опять увидеть девушку, поразившую мое воображение.

Два пальца левой руки вошли во влажную щелочку между красивых стройных ног Андалузской красавицы. Грудной стон током прошелся по нервам, заставив вздрогнуть тело.

— И тут меня ждало открытие — цветочек-то умеет колоться.

Начал медленно двигаться в глубинах влажной горячей пещерки. А Таня опять бабахающе застонала, прямо на пальцах другой руки, все еще находящихся внутри женского рта.

— Колючки, подумалось тогда, зачем они нужны? Мне всегда больше нравились покладистые девушки, которые понимали, что я от них хочу. А быть может, я просто привык к легким победам и простым горизонтальным отношениям без обязательств.

Медленно входил пальцами внутрь женского лона, иногда замирая в самой глубине и вибрирующе поглаживая чувствительную внутреннюю стенку влагалища.

— Тогда я решил обождать, поразмышлять, заняться делами, — снова зашептал ей на ухо, продолжая признаваться в своих чувствах.

Блин, действовать левой рукой было неудобно. Запечатал нежные губки своими губами, поменял руки в женской промежности и снова вошел двумя пальцами в недра сочащейся щелки. Теперь Таня стонала мне в губы, пьянила, напрочь снося самообладание. Как хотелось ее трахнуть, прямо тут, в салоне своего автомобиля, разложить на заднем сиденье и вонзиться полностью до упора, а потом еще и еще раз. Нет, обожди, потерпи до дома, Сашка, сейчас на повестке дня чувства. Все как на духу.

Начал снова целовать пахнущую розами шею.

— Т-ты специально на меня наехал, — высказала догадку Андалузская красавица, а шоколадные глаза вполне осмысленно уставились мне в лицо.

Возмутился:

— Нет, Таня, — за кого ты меня принимаешь, я тебя действительно не заметил. Но знаешь, мокрой, вся в каплях грязи, ты смотрелась так соблазнительно, что хотелось прямо там тебе сожрать, точнее запихнуть в машину и выебать хорошенько.

От моих грубых слов Таня снова протяжно застонала. Неужто девочку-скромницу возбуждают пошлые выражения?

— Я, конечно же, снова загорелся... Твой ответ про миллион долларов дал понять, что ты не такая уж неприступная крепость, какой показалась сначала, и, как все женщины, любишь денежки, а колючки легко убираются с помощью зеленых бумажек. Это обнадеживало, пусть так, пусть она видит во мне ходячий кошелек, так даже проще, значит, скоро Андалузская красавица окажется в моей постели, будет старательно меня ублажать, чтобы заполучить вожделенный миллион долларов.

В черных очах снова появилось возмущение.

— Шувалов, ты невозможно самонадеянный тип... Это была шутка, я просто шутила!

Теперь закрыл пухлые недовольные губы моей леди пальцами левой руки. Впрочем, они тоже были пропитаны ее соками.

— Тсс... Таня, тсс... Не мешай мне признаваться в своих чувствах. Ты хотела послушать, так не перебивай, черт тебя дери!

Чуть увеличил темп движения в женской промежности, сильнее надавил на внутреннюю стенку влагалища. Где эта чертова точка G?! Кажется, нащупал. Очень возбуждающе наблюдать за тем, как темные, словно горький шоколад, глаза заволакиваются дымкой кайфа.

— Так-то лучше, — довольно прошептал я и легонько чмокнул ее медовые губки.

— Сейчас я это понимаю, Таня. Но тогда... Знаешь, сколько девушек шутили подобным образом, намекая на какую-нибудь ценность, которую они хотят получить от меня в обмен на свою благосклонность?

— Н-не знаю, наверно, много-о-о...

— Вот именно, Таня, много, очень много. Как мне не стать при таком множестве циничным типом?

Левая рука опустилась на грудки, соблазнительно топорщащие ткань офисного платья. Черт, ну почему платье, а не блузка?! Почему вместо легко расстегивающихся пуговиц спереди молния сзади? Прямо хотелось реветь от досады, а губы загорелись желанием обхватить, всосать в рот тугой бутончик соска ее идеальной женской груди.

— Твой решительный отпор моим попыткам перевести наши отношения в привычную для меня горизонтальную плоскость дал понять, что цветочек, словно ежик, напичкан колючками. Но это уже не оттолкнуло, нет, мне еще сильнее захотелось с тобой видеться. После нашего байкерского свидания я окончательно и бесповоротно был очарован, полностью потерял голову.

Интенсивный толчок пальцами в самую глубину вагины, снова попытка нащупать точку G, а мой большой палец лег на клитор.

— Таня, нет, черт возьми, не закрывай глаза! Слушай дальше.

— Мне нравится в тебе все, как ты двигаешься, смотришь, улыбаешься. Я готов часами, словно прекраснейшим творением природы, любоваться своей Андалузской красоткой. Меня ужасно забавляет, что ты такая дерзкая и совершенно не боишься моего гнева.

Чуть увеличил интенсивность ласк.

— Танька, — шептал я глухим шепотом, — обожаю твой розовый запах, меня до дерганья члена заводит твой голос.

Начал интенсивно трахать ее своими пальцами.

— Твои стоны — просто музыка для ушей, только от этого кончить готов.

Она запрокинула голову, женская попка заелозила по сиденью автомобиля, то ли пытаясь уменьшить глубину проникновения моих пальцев, то ли наоборот сильнее на них насадиться.

— Шувалов, ты опять про свое «хочу»... — возмущалась и одновременно эротично выдыхала Танечка.

— Маленькая ханжа! — прошептал я ей на ухо и снова накрыл пухлый рот поцелуем, не забывая при этом интенсивно теребить пальцами в уже хлюпающей вагине.

Девичьи веки опять прикрылись. Черт, нельзя прятать от меня расплавленный шоколад. Чуть повысил голос:

— Таня, ну не закрывай же глаза! Разве ты не знала, что у мужчин «хочу» неотделимо от других чувств? Разве ты не видишь, не понимаешь, как мне с тобой хорошо, весело, интересно?! Причем далеко не только в постели.

— О-о-о... — послужило мне ответом....  Читать дальше →

Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх