Признание

Страница: 4 из 4

весь с иголочки одетый, а я, видите ли, в одном исподнем перед ним. Стащила пиджак костюма с его широких плеч, потянула за галстук поближе к себе. Алекс чуть иронично усмехнулся: «ну-ну, давай, девочка, покажи, на что ты способна». На многое, мистер Зазнайка-принц, его усмешка подстегнула действовать дальше. Сняла галстук с шеи и стала медленно, излишне медленно расстегивать пуговицы мужской рубашки, подушечками пальцев ощущая, как напрягаются в ответ на мои касания мышцы его пресса. Вытащила полы сорочки из брюк, вот и последняя пуговица, как раз на уровне вздыбленной ширинки брюк. Провела легонько пальчиком по этому выпирающему бугру, Шувалов тихонько взвыл, а мужское естество дернулось за молнией отутюженных брюк.

— Млять, Таня, я сейчас спущу себе в штаны!

— Потерпи, — тихонько шепнула ему на ушко я и начала стаскивать рубашку с мужских плеч.

— Таня, запонки, — захрипел Шувалов.

— Ой, прости!

Запонки были золотые, явно дорогие, бросать их как пиджак и галстук на пол не позволила совесть, пришлось отойти от Алекса к большому низкому журнальному столику, возле кофейного цвета дивана, всей кожей ощущая на себе жаркий взгляд красивых серых глаз. Ну же, не смущайся, Таня, не смей сутулиться, на красивых женщин приятно смотреть, пылкие воззрения неправильного принца можно понять. Повернулась, сделала один шаг в сторону обнаженного по пояс мужчины. «О-о-о, эта дорожка из волос к паху, я дурею!» — верещала от восторга развратница. Серые глаза теперь бросались стальными тесаками, вонзающимися в мое тело мощными электрическими зарядами. Руки Шувалова без всякого стеснения расстегнули ремень брюк, а потом спустили их вместе с черными боксерами вниз. Шувалов выпрямился. О боже! Скромница-отличница попыталась прикрыть веки и отвернуться, развратница же во все глаза уставилась на великолепного обнаженного мужчину, застывшего передо мной с торчащим вверх членом. Подбадриваемая развратницей и хулиганкой, на негнущихся ногах я сделала шаг к этому богу секса.

— Таня! — протянул низким сексуальным шепотом Шувалов. — Иди поближе, девочка.

Трясущиеся пальчики обхватили стоящий палицей отросток. Шувалов глухо застонал, дернувшись всем телом. И вовсе я не скромная бухгалтерша Татьяна Лазарева, а сексуально раскрепощенная, яркая словно огонь, Андалузская красавица. Это Алекс сделал меня такой. Пусть теперь не жалуется. Мои снедаемые жаждой нового поцелуя губы изогнулись в чуть ироничной ухмылке, провела подушечками пальцев по вздрагивающему члену и прошептала Шувалову на ушко:

— Александр Иванович, рассказывать о своих чувствах мне тоже следует в ручном режиме?

Богатенький Буратино захохотал, а когда мои пальцы сжались на его палице чуть сильнее, едва слышно выругался.

Резкий разворот, и я оказываюсь прижатой телом и лицом прямо к стеклу огромного, до пола, панорамного окна в гостиной. Внизу виделась двадцатипятиэтажная пропасть.

— Нет, Татьяна Николаевна, никакого ручного режима. Я на ручнике и так был целую кучу времени.

Наглые мужские руки, под бабаханье стереоколонок в моем животе, мгновенно спустили с ног трусики, расстегнули крючочки бюстгальтера, спустили лямки с плеч и отбросили его куда подальше. А я замерла, парализованная ужасом перед открывающимся обрывом... Всегда боялась высоты. Я вообще ужасная трусиха.

— Саш, я б-боюсь!

— Не бойся, маленькая, я с тобой, кроме того, тут очень прочное непробиваемое стекло, оно способно выдержать сотню танцующих фламенко Тань... Не смотри вниз, наслаждайся высотой, наслаждайся страхом и сексом.

— Млять, Шувалов, я не экстремалка!

— Здесь нет ничего экстремального, доверься мне, милая.

— Нас могут увидеть, — привела я еще один довод.

— Вряд ли кто на земле станет задирать голову так высоко, — зашептал мне в ушко Алекс, — но даже если объявится подобный чудак, то разглядеть что-то у него получится, лишь вооружившись биноклем.

Умелые пальцы легли на мой передок, отыскали во влажных складках клитор. Задвигались быстро-быстро, до моего сбивчивого дыхания, а потом, наоборот, заскользили медленно, дразняще. Что происходит?! Опять ручной режим для Тани Лазаревой?

— А-а-а...

Какая разница, у него волшебные пальцы. Но у Шувалова были другие планы, вскоре он меня прогнул, делая более доступной для проникновения, а потом осторожно насадил на свой член. Забилась в паутине страсти, словно птица, залетевшая случайно в форточку и теперь потерявшаяся среди этих кажущихся абсолютно прозрачными, но не пускающими на волю, стекол.

— Чувства, Таня, теперь я хочу слышать все о твоих чувствах.

Мужские бедра медленно двинулись, атакуя лоно, вклинивая в мое тело горячий, подрагивающий, несущий напряжение, отросток.

— Я обратила на т-тебя внимание, когда пила кофе у окошка нашего кабинета, которое выходит на автомобильную стоянку. Подумала тогда, какой красивый мужчина. Мне всегда нравились парни в костюмах. И, наверно, почти с месяц каждое утро ровно в десять часов любовалась, наблюдая, как ты приезжаешь на своем серебристом мерседесе и уверенной походкой занятого по горло человека направляешься к дверям своего офиса.

Алекс начал медленно двигаться в моей промежности.

— Ты говоришь правду, Таня? — и быстрее, глубже толчок.

— Правду-у-у...

Небо обнимало, принимало меня в свои бескрайние объятья. Страшно и до безумия горячо.

— Дальше, — приказал, — прошу тебя, Танечка, продолжай, — попросил Шувалов, а обжигающий член неспешно, равномерно принялся накачивать меня электрическими импульсами.

— Я-я воспринимала тебя красивой картинкой. Так смотрят на киногероев, наверно... О-о-о, — застонала, когда его пальцы обхватили мои груди, сжав вставшие бусинками сосочки.

— Что было потом, Таня? Расскажи-и-и...

— А потом... уммм... потом мы встретились в коридоре. От неожиданности я уронила бумаги. Не каждый день сталкиваешься нос к носу с ожившей мечтой. Ммм... Наши пальцы... он-ни соприкоснулись... и я, знаешь, я почувствовала, как ток прошелся по телу.

— Да, Таня, девочка моя-я-я... — хрипел Шувалов, набирая обороты в моей промежности, — я тоже это чувствовал.

— И-и... умм... каждый раз, когда мы встречались, б-был этот ток.

Шувалов остановился, давая мне договорить. Вовремя, поскольку еще совсем немного движений, и я смогу только скулить.

— А т-то байкерское свидание, оно было непередаваемое, я летала, я-я до сих пор от тебя летаю. Знаешь... ты открыл во мне новые грани, с тобой я научилась быть девчонкой-хулиганкой, с тобой я превращаюсь в нимфоманку, готовую на что угодно ради порции секса.

— Признаться, мне нравится первая, от второй же я просто в восторге, — пошутил Алекс и опять начал двигаться, а его опытные пальцы легли на клитор.

Дернулась, как дезориентированная птица, стукнулась лбом о стекло. Вокруг меня пустота и высота, бескрайнее синее небо. Странно, но сейчас почему-то не страшно. Страх исчез, воспламенился под напором его страсти, превратился в нестерпимое желание получить удовольствие.

— О-о-о...

Мужской член продолжал глубоко вонзаться в мою промежность, волшебные пальцы на клиторе сделали круг, потом еще один.

— Знаешь, Сашка, мне ни с одним мужчиной не было так хорошо-о-о, весело, интереснно-о-о... Ммм... А в постели я вообще не подозревала даже, что можно чувствовать подобное-е-е...

Шувалов протяжно выдохнул.

— Таня-я-я, о боже!..

Толчки активизировалась.

— Но ты меня обидел. Там, на базе отдыха... обращался со мной, словно я продажная девка.

— Прости, Танечка, прости!

— П-простила-а-а... Когда ты целуешь мои губы, у меня кружится голова.

— А когда я тебе трахаю, Таня, что ты чувствуешь тогда?!

— О-о-о, я взрываюсь, распадаюсь на маленькие пульсирующие наслаждением квадратики... ул-летаю...

И сейчас я снова улетала, прямо через заключенные в металлические рамы стекла, туда, в небо к солнцу, точнее удовольствию.

Шувалов рычал от моих слов, вколачивая в меня свой член, словно собираясь взбить изнутри.

— О боже, еще...

Мужские пальцы лихорадочно скользили по клитору... А левая рука мяла грудки.

— Я никогда не ощущала такого... О-о-о... Саш, ты самый лучший!..

Движения стали еще более интенсивными, их сопровождали мои поскуливания, его хриплое, будто у борца-тяжеловеса, дыхание, и совершенно неприличные хлопки мужских бедер о мои ягодицы.

— Боже!... — снова повторяла я, а стекла начали дрожать вместе со мной, и небо тоже дрожало. Внутри живота с каждым толчком мощного члена нарастало напряжение, по хребту бежал жар, а в глазах плясали облака, заключенные в прямоугольники стальных рам.

— Еще! — хрипя просила я. — Еще чуть-чуть, еще совсем немного. О-о-о!..

И я пошла взрываться, лететь вдаль, падать в двадцатипятиэтажную пропасть и снова взлетать..

Оргазм скрутил горячим спазмом низ живота, а потом прошелся жаркими мурашками по всей коже... Ноги, конечно же, подогнулись, но руки Алекса крепко держали мои бедра, не давая упасть. Еще один шок, еще одно телопотрясение от месье Шувалова. Надо признать, он большой мастер эротических катаклизмов.

  1. Ответное SMS сообщение с кодом может прийти через 2-3 минуты,
    Пожалуйста, не закрывайте окно браузера

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

10 комментариев
  • Серж---
    2 декабря 2017 16:02

    А хорошо.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Дмитриева Марина
    2 декабря 2017 20:01

    А спасибо, что оценили... не смотря на скучные теги «романтика и традиционно»:)

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Max R
    2 декабря 2017 16:50

    класс! приятно читать

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Дмитриева Марина
    2 декабря 2017 20:02

    Рада, что понравился текст.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Эйнштейн Альбертов
    2 декабря 2017 21:00

    Действительно, неожиданно после таких тегов. Зацепил. Приятно. Мечтательно))

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Дмитриева Марина
    2 декабря 2017 21:23

    Рада была вызвать мечтательное настроение и еще очень радостно, что романтика тоже цепляет.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Евгений3
    3 декабря 2017 4:29

    Нормально так, всё как будто на месте: бёдрышки, грудки, шейка. Мой любимый гастрономический набор. Правда крылышек не было. Но это ничего, оставим их Еве Простоевой, пусть летает.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Дмитриева Марина
    3 декабря 2017 19:22

    Крылышки может и не прописаны, но практически все мои героини летают от секса. Видимо то, что их насаживают на кол, придает им ускорения:) Извиняюсь за пошлую шутку, но ведь на этом сайте можно выражаться без цензуры. Спасибо за комментарий Женечка.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Евгений3
    4 декабря 2017 3:52

    Всегда пожалуйста.
    За что же извиняться? И пошлость можно приготовить съедобно и подать художественно. Разве не в этом наша цель?
    А цензура, она есть везде. Главное — видеть границы и не переступать их. Но мы же не переступаем?

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Бог (гость)
    9 декабря 2017 0:19

    Займись ты делом, а так какие то Шуваловы, Хуяловы. Помни что ты сосуд, а сосуд рожать должен.

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх