Первая женщина . Глава десятая: Вторая неделя (понедельник)

  1. Главы из романа «Первая женщина». Главы первая и вторая
  2. Главы из романа «Первая женщина». Главы третья и пятая
  3. Главы из романа «Первая женщина». Главы шесть — девять
  4. Первая женщина . Глава десятая: Вторая неделя (понедельник)
  5. Первая женщина. Глава одиннадцатая: Вторая неделя (понедельник). Окончание

Страница: 1 из 4

Жора! Слазь-ка, посмотри вторую норию! Чё то она ни ххера не тянет!

Как сказала Раиска — так и вышло!

Вова, не приехал!

Приехал Петя Головушкин. С гитарой!

В воскресенье, с утра, уехали Алла и Виталий.

Алла была молчалива и, изредка, загадочно улыбалась, взглядывая на него.

Ночью он понял, что произошло на полянке, и стало мучительно досадно от того, что не догадался сразу, когда она рассказала анекдот.

Он распалялся воображением, представляя, что могло быть и от этого становилось ещё муторнее. Долго не мог уснуть, страдая от жгучей и острой боли, разрывающей низ живота. И лишь подтянув колени к животу, и свернувшись, через несколько минут ощутил, как затихает боль...

Так и уснул.

Провожали уезжавших все, и когда подошёл автобус, Алла порывисто обняла его и чмокнула в щёку. А он, стесняясь остальных, не решился приобнять её.

Автобус уезжал, покачиваясь на разбитой колеями дороге, и сердце тоскливо сжималось. Как будто отрывали кусочек...

Компания из Любахи, Тани, Вадима и Валеры пошла к бабе Варе мыть и жарить, набранные в субботу, грибы.

Георгий пошёл в магазин и купил полкило конфет. Кара-Кум.

Вернувшись в гостиницу-общежитие заварил чай и напился, наслаждаясь вкусом шоколадных конфет.

Лёг на кровать и попытался читать «Русь изначальную». Но предложения рассыпались на слова, слова на буквы, а буквы исчезали, и он ловил себя на том, что видит чистый лист, и лишь усилием воли страница снова заполнялась текстом.

— «Да что со мной такое?! Влюбился? « — он усмехнулся, вспоминая, когда это было в последний раз.

Но погрузиться в воспоминания не успел.

Пришли Валера и Любаха.

— Начальник — обратилась к нему Любаха — Хочешь в лес, за грибами? — и, чуть помедлив, добавила — Развеяться.

— «На лбу написано» — подумал Георгий, и встал с кровати, оставив кнгу раскрытой.

— Пойдёмте к бабе Варе, возьмёте ведро и корзинку.

— Начальник — тараторила без умолку Любаха — А сегодня кто-то должен приехать? Ну, ещё кто-то, взамен уехавших.

— Да, Петя. Работает со мной. Ну и Вова!

— А Раиска сказала, что Вова не приедет! — Любаха забежала вперёд, и повернувшись к ним лицом, шла боком, вприпрыжку.

Валера и Георгий, переглянувшись, заулыбались.

— А чё вы? Вы надо мной смеётесь? Я стройная! Плаванием занималась.

На Любахино лицо набежала тень.

Она перестала прыгать и пошла рядом с ними.

— До четырнадцати лет. Я уже по первому разряду плавала. Тренер уже сказал готовиться к сдаче на норматив кмс...

Любаха замолчала

— Ну и... — спросил Валера

— Жопа выросла!

Любаха остановилась, повела руками по бёдрам и сморщилась — Фууу! Это наследственное, от мамы! Тренер, как увидел меня после каникул, сразу сказал — Ты можешь ходить на тренировки, но рекордов, с такой жопой (!), не будет!

— Сопротивление! — изрёк Валера.

Любаха сквасила губы — Даа! Я бросила плавание. Разозлилась на тренера, на фигуру, на наследственные признаки, на всё и на всех!

— Начальник! — Любахины глаза лукаво блеснули за линзами очков — А Петю не надо встречать?

— Вообще то, надо.

— А кто поедет?

— Надо к директору идти. Электричка то ночью придёт.

— Ну вы сходите быстренько за грибами и назад. До вечера то всё равно успеете?

Они прошли мимо дома бабы Вари и когда вышли за околицу, Любаха остановилась — Ну вы не теряйтесь там. И не расходитесь. И быстренько. Вы же опытные грибники!

Улыбнулась. Помахала рукой и пошла назад.

Когда углубились в лес, Валера предложил — Чё ходить друг за другом. Так мы ничего не наберём. Разойдёмся?

Георгий, снова ощутивший тоску на сердце, пожал плечами и молча согласился.

Они двинулись дальше, но постепенно уходя друг от друга.

И минут через пять, Георгий, остановившись, и всматриваясь в лес, между берёзами и соснами, не увидел, мелькающую минутой ранее, красную, в клеточку, рубаху Валеры.

Ещё минут семь шёл, углубляясь в лес, и наткнувшись на густые заросли кустов смородины, малины и шиповника, остановился, прислушиваясь.

Ветра не было, день ясный.

Ни шороха, ни поскрипывания.

Тишина.

Он бросил на траву корзинку и обойдя заросли, наткнулся на женские трусы.

Георгий осмотрелся и узнал место, полянку и увидел тропинку.

Он сморщился, как от зубной боли, наклонился и поднял трусы.

Вывернул.

Трусы были чистые.

Он потянул воздух, но трусы пахли травой и прелой горечью опавшей листвы.

Заскрипев зубами и возбуждаясь, бросил трусы на землю, и спустив трико с плавками, встал на колени и дрочил, с закрытыми глазами, и изливаясь, и снова ощутив острую боль в паху, почти возненавидев Аллу, прошептал — Ссукаа!

Открыл глаза.

Трусы, и трава вокруг, заляпаны спермой.

Он улыбнулся, вывернул трусы, и долго, и тщательно обтирал, обмякший член и руки.

Встав с колен, и натягивая плавки, ощутил позывы и опять спустив их, долго изливался мочой на её трусы.

Закончив, подцепил мокрые трусы пальцем.

Теперь они пахли!

Георгий швырнул трусы в заросли, и они повисли на кусте шиповника.

Подобрав корзинку, вышел на тропинку и пройдя по ней с полсотни шагов, сошёл, и высматривая в траве грибы, запетлял меж деревьев.

Когда корзинка наполнилась, глянул время.

Прошло полтора часа.

Ориентируясь по солнцу, двинулся обратно, и корректируя направление, через полчаса, вышел из лесу, всего лишь в десятке шагов от того места, где они, двумя часами ранее, в него вошли.

Отойдя от кромки леса, Георгий развернулся и высматривал: не мелькнёт ли рубаха Валеры.

Прошло минут десять томительного ожидания.

Валеры не было.

Георгий, похаживая из стороны в сторону, заколебался — Может он давно вышел, и не дождавшись меня, ушёл в деревню?

Глянул на часы. Прошло двенадцать минут.

— Подожду ещё

Через полчаса, мысленно махнув рукой, медленно пошёл к деревне, через каждые десять, пятнадцать шагов, оглядываясь.

Валеры, не было!

Его возвращение, одного, без Валеры, вызвало бурю гневного возмущения Любахи!

— Начальник! Да как ты мог, так поступить?! А если он заблудился?

— Да он опытный грибник, и деревенский — оправдывался Георгий

— А если ему плохо стало?!

— Да с чего, вдруг?

— А может на него волки напали!!

— Да нету здесь волков!

— Есть! Баба Варя рассказывала! Зимой даже в дервню приходили!

— Это когда было?

— Неважно! Есть, и всё! Ну что ты стоишь?

— А чё я должен делать? Искать, что ли?

— Конечно искать! — возмутилась, слегка остывшая было, Любаха

— Мне же надо к директору сходить. Насчёт Пети.

— Я уже сходила! Валерий Тимофеевич сказал, что знает, что поедет тот же дядька, что нас встречал и привёз!

Вадим, сочувствуя Георгию, но опасаясь навлечь гнев со стороны разошедшейся Любахи, помалкивал, а Таня, всем своим видом, выражала полное и абсолютное согласие с Любахой!

Георгий поставил корзинку на лавочку и пошёл к лесу.

Идти в лес, и искать Валеру, он не собирался, понимая всю бессмысленность этого.

Но доказывать Любахе, что это глупо, было бессмысленностью ещё большей.

Он шёл к лесу, надеясь встретить Валеру.

Но Валера не встретился!

Минут сорок Георгий шлялся вдоль кромки леса туда-сюда, но Валера так и не появился.

Он уже почти надумал идти в лес, но услышав свист от деревни, обернулся.

Валера, а это был он, махал ему рукой.

Они шли к дому бабы Вари, и Валера, с улыбкой нашкодившего мальчишки (и ему попапо от Любахи!), оправдывался

— Я зашёл, наверное, далеко, да ещё отклонился к востоку, уже назад пошёл, ведро полное было и наткнулся на белые. Пришлось все грибы высыпать, зато белых набрал полное ведро! Потом забирал на запад,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх