Ключи

Страница: 1 из 3

Я только закончил школу, автоматом поступил на мехмат как призёр областной олимпиады по математике. Впереди меня ждали нескучные, как мне казалось, каникулы. Два месяца ничегонеделания на лоне природы в деревне, где когда-то родился и вырос мой отец.

Бабушка вставала в пять, варила на печи варево для свиньи и кашу людям. Папин брат, дядя Боря, отправлялся к девяти на работу. Он топил котельную в доме для престарелых. Иногда я завтракал с бабушкой и дядей, но чаще валялся до десяти, и даже петух под окном не мог заставить меня разомкнуть веки.

В сладкой дрёме я мечтал о красивой девушке, красивых отношениях, быстро развивающихся до желанного занятия сексом. Этот последний пикантный момент неизменно становился вишенкой на торте всех моих даже неэротических фантазий. Как часто я представлял себе секс с девушкой. Каково это, вводить член во влагалище, входить и выходить, постепенно ускоряясь, целуя девушку в губы, лаская её сосочки. Я возбуждался по утрам и, приподняв одеяло коленями, мастурбировал. Отстрелявшись пару раз в майку или трусы, я не спеша поднимался с постели и, никогда не заправляя её, брёл на кухню, где бабушка уже приготовила блинчики или картошку с салом. В таких случаях завтракал я в одиночестве, слушая при этом мерный перещёлк довоенных пыльных часов на стене. Иногда по улице проносилась грузовая машина, потом бабушка возвращалась с огорода, принося в подоле морковку, щавель, укроп. Я быстро обувался и шёл гулять. Сначала по двору, затем выходил на улицу.

«А не сходить ли на рыбалку?» — лениво думал я, позёвывая.

Обычно желание порыбачить поспевало к вечеру. Я собирал снасти, отправлялся на заброшенный участок реки с пляжной отмелью и густыми камышами. Добирался я туда всегда на велосипеде, это занимало минут пятнадцать. Там я наконец попадал в сказочную глушь.

Вокруг ни души, рыба охотно хватает червяка, солнце медленно опускается за спиной. «Что ещё нужно для счастья?» — убеждал я себя, отказываясь верить в существование других вариантов.

В глубине души я томился ожиданием встречи с незнакомкой, которая осчастливит меня, влюбится так же искренне и безумно, как и я. Полюбит меня взаимно с первого взгляда.

Я всегда был очень влюбчивым и застенчивым мальчиком. Во время полового созревания стыдливость расцвела ярким маком. По любому поводу и без повода я краснел на каждом шагу, избегал прямых взглядов с одноклассницами, сверстницами, даже взрослыми тётями (которых-то чего уж, спрашивается, бояться?) Особенно волновался я, когда незнакомые девушки помладше или постарше строили мне глазки. Тогда сердце колотилось глухо и редко, как кролик в картонной коробке, тело становилось ватным. В такие моменты я не слышал и не понимал ничего, что говорили рядом. Перед глазами застывал образ обворожительной девушки, обратившей на меня внимание. Фантазия взлетала выше крыши и парила над облаками, я сам витал в облаках, представляя себя с девушкой. Всё это оставалось за семью замками, под неприкосновенным покровом стыда и беспомощности.

Поэтому деревня казалась мне спасительным вариантом, одиночество на природе гарантировало душевный покой, мягкое томление без ярких потрясений.

###

В тот день я как всегда пришёл на любимое место к пяти часам. Лёгкий бриз колыхал бурые головки камыша, я выбрал местечко потише и сделал первый заброс. Поплавок застыл на воде, сносимый медленным течением он замер в определённый момент, слегка опустившись.

Поведение снасти на реке уже давно не смущало меня. Я рыбачил и в сильный ветер, и при большой волне. Бывали зацепы и за камыш. Всё, что меня волновало, так это удобное расположение удочки в рогулине, чтобы в случае неожиданной поклёвки успеть подскочить и достать рыбу.

Усевшись на бережок, густо поросший невысокой травой, я обнял колени руками, мысли тут же улетели в сказочные дали. Я мечтал не только о девушках, иногда мне представлялся образ героя, который тайно совершает благородные поступки, как Робин Гуд или Батман. Этим героем, конечно же, был я, только никто не знал об этом. А наградой неизменно становилась благосклонность таинственной незнакомки.

Я, наверное, просидел в мечтаниях не более десяти минут, когда за спиной неожиданно послышался отдалённый звук мотора. Он медленно приближался, судя по усиливающемуся гулу. С неприятием потревоженного человека я наполнился новыми мыслями.

«Кто бы это мог быть и зачем пожаловал в такую глушь? Неужели мест больше нет? И что здесь делать машине?» — думал я.

Просёлочная дорога проходила в ста метрах от реки. Судя по звуку, машина остановилась как раз за моей спиной. Послышались женские голоса, обрывки фраз постепенно начали доходить до меня:

— Хоть бы они лежали где-нибудь на траве.

— Да лежат, куда они денутся.

— Слушай, может, они и не здесь вовсе.

Наконец к пляжу с правой стороны от меня вышли три девушки. Они были постарше меня лет на семь-восемь, взрослые все тёти по сравнению со мной. Девушки сразу заметили, что я пялюсь на них, и я быстро отвернулся к воде, уставился на поплавок, будто свет клином на нём сошёлся. Я таращился на поплавок, а перед глазами застыла картинка из трёх весьма симпатичных зрелых девушек, выскочивших из леса. Я говорю «зрелых», потому что, увидев их, я сразу почувствовал разницу в возрасте. В восемнадцать даже незначительная разбежка в два-три года кажется пропастью, а здесь были все семь-восемь лет.

«Они наверняка уже позаканчивали институты и устроились на работу», — думал я.

Две из них были в юбках, одна в джинсах. Та, что в джинсах держалась бойко. У неё были короткие чёрные волосы, фигура подростка и почти полностью отсутствовали признаки грудей под водолазкой.

Другая девушка была фигуристой пшеничной блондинкой с пышными волнистыми локонами, спадающими на плечи. У неё наоборот большие мячики грудей подпрыгивали под тонкой майкой, выделяя девушку в компании подруг.

Третья была самой маленькой из всей компании, тоже крашеная блондиночка с ровными волосами до плеч. Миниатюрная и нереальная, она, как куколка, запрыгала по отмели.

Все эти нюансы внешности девушек запечатлелись в моей памяти, как на фотоплёнке, и я изучал их в подробностях, пялясь на поплавок.

Девушки бегали по песку, возвращались к лесу, шарили по траве. Они искали ключи.

— Ничего нет, — раздосадовано провозгласила миниатюрная девушка.

— Давайте ещё раз пройдёмся по песку, — скомандовала чёрненькая.

Они отправились прочёсывать берег, всматриваясь в траву, песок, постепенно приближаясь ко мне. Я заёрзал, обеспокоенно поглядывая в их сторону, пытаясь собраться с мыслями, ведь контакт с каждым их шагом становился всё более неизбежен.

«Наверняка сейчас начнутся расспросы, — думал я. — Не видел ли я здесь ключей, не находил ли случайно в траве железных звенящих палочек».

Ведь моё безучастное поведение на берегу можно было легко принять за врождённый идиотизм.

Так я себя чувствовал. Хуже дерева, дуба, который толстенным стволом и густой кроной возвышался за моей спиной.

— Ну всё, мы пришли, — растерянно пролепетала блондинка с большой грудью.

Они действительно остановились в двух шагах от меня. Я невольно подскочил, отряхивая попу, поворачиваясь к ним лицом, глуповато улыбаясь при этом.

— Здрасьте, — вырвалось у меня.

Наверное, фальшь моих реакций добила их окончательно. Они уставились на меня подозрительно.

— Здравствуйте, — завела тягучую песню учительницы начальных классов черноволосая барышня в джинсах.

Она уже сложила руки крест-накрест, выставила ножку вперёд.

— Вы здесь ключи не находили случайно? — спросила она, игриво улыбаясь, будто и не спрашивала вовсе, а играла со мной в игру «угадайка».

«Ах ты, шалун! — читалось в её взгляде. — Признавайся, куда спрятал ключи!»

— Нет, — робко ответил я, смущённый нетривиальным интересом к моей персоне всех трёх барышень.

— Вы уверены? — спросила миниатюрная ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх