Мама на полставки. Глава 1

  1. Мама на полставки. Глава 1
  2. Мама на полставки. Глава 2

Страница: 3 из 5

души отлично понимаю, что просто хочу её, сжимать её грудь в ладонях, зарываться лицом в волосы, вдыхать запах, кусать соски и трахать, трахать, трахать и ещё раз трахать, безудержно, жёстко, слушая стоны и ощущая биение сердца, поддаваясь низменному зову похоти.

Хочу, чтобы она сосала мой член, вообще не вынимала его изо рта, заискивающе смотрела в глаза, стоя на коленях, пресмыкалась во всём, теша моё самолюбие и низменные амбиции. Хочу видеть, как она отдаётся мне, вся, без остатка, хочу ощущать безграничную власть над ней, владеть, обладать ею, чтобы она стала моей собственностью, безотказной и безвольной куклой, которой я буду управлять ради развлечения. Но, я никогда не признаюсь в этом, всегда найду причину, а если её нет, высосу из пальца высокопарный бред, произнесу уверенным тоном и заставлю всех в него поверить, приняв за веский и неоспоримый повод поступить именно так и никак иначе. Это легче, чем заглянуть в свою душу и увидеть там бадью зловонных помоев, признаться самому себе, что облит этими помоями с головы до пят, и вся вода мира не сможет смыть эту пакость, намертво въевшуюся в кожу, проросшую в плоть до самых костей. Я назову себя свободно мыслящим человеком без комплексов и ограничений, личностью широких взглядов, скажу, что не признаю рамок безмозглого стадного социума.

Скажу, что весь из себя особенный, единственный из всех, кто видит истину, а все остальные блуждают впотьмах, спотыкаясь и ломая ноги о многочисленные предрассудки, которые тащат из прошлого на сгорбленных от такой тяжести спинах. Буду с презрением смотреть на тех, кто чтит мораль и честь, называть слабаками тех, кто искренне своих обидчиков, буду смеяться над теми, кто видит в людях добро и ждёт от окружающих только хорошего, в глубине души понимая, что сам я ни на что из этого не способен. Неожиданно осознал, что сижу и бездумно смотрю в пол. Опять задумался и замер, иногда случается, в последние дни чаще, видимо, сказывается нервное напряжение. Я с силой размял лицо ладонями, хлебнул вина и помотал головой, вытряхивая из сознания остатки неуместных мыслей. Я живу здесь и сейчас, в тех реалиях, которые сам для себя создал, так что, стоит принять себя таким, какой есть и просто получать удовольствие от жизни. Затолкал свои размышления поглубже, улыбнулся и пригладил волосы. Всё хорошо, всё в моих руках и я полностью контролирую ситуацию, разве не повод для гордости?

Ждать Светлану пришлось больше часа. Она добросовестно выполнила мою просьбу и не торопилась, я не был расстроен, потому что успел о многом подумать. Самое главное, что я решил для себя, так это то, как относиться к новоиспечённой родственнице. Своим согласием, она переступила через себя, пожертвовала принципами и убеждениями, чтобы заслужить прощение, буквально говоря, отдала себя в рабство, догадываясь, что её ждёт впереди. В свою очередь, я не стану глумиться над ней, нет, ноги целовать тоже не буду, но, быть более рассудительным постараюсь изо всех сил. Главное, не потерять голову и не торопиться, пусть всё идёт постепенно, как будто это настоящие отношения с незнакомой девушкой, которая может в любой момент уйти. Я не солгал, когда сказал, что она нравится мне, она и вправду очень красивая. Не смотря на свои тридцать четыре, а я убеждён, что для женщины это вовсе не возраст, она очень молодо выглядит, и это мне очень и очень нравится. Зрелая, сочная, такая аппетитная, когда привыкнет и раскроется полностью, станет ещё вкуснее, м-м-м... Только от мысли об этом, у меня встал. Я выбрал для общения со Светланой образ, придумал его, притворялся холодным и сдержанным, это был опрометчивый поступок, нужно сломать этот образ, пока не поздно. Пусть видит меня настоящего, не хочу постоянно притворяться и следить за собой, чтобы взгляд был спокоен, а голос холоден, ну его, такие роботы только в кино и бывают, просто постараюсь, стать серьёзнее, этого вполне хватит.

Когда женщина, запахнувшаяся в толстый махровый халат приятного, салатного оттенка вошла в кухню, я понял. Она не мылась и не отдыхала, она размышляла, и итогом этих размышлений стало решение. Не такое, какое она выдавила мне, когда я этого требовал, а искреннее и по-настоящему взвешенное, от чего, его принятие успокоило её. Я прочёл это в её глазах, в них больше не было смятения, она смотрела на меня с лёгкой опаской, но, без того непередаваемого чувства, как это было каких-то два часа назад. А ещё я понял, что ничего говорить не нужно, она и так всё поняла, и не возражает. Я подошёл и приобнял за талию, она не сделала попытку отшатнуться, лишь промедлила мгновение, а потом податливо прижалась грудью, почти как в первую нашу встречу, когда она обнимала меня, исступленно рыдая на плече. Смотрит в глаза, как же мне нравится, когда она смотрит мне в глаза, столько эмоций я вижу в этих карих, с лёгкой зеленцой озёрах. Прижал к себе сильнее и поцеловал, словно в первый раз, мягко и бережно, наигранно нерешительно, ведь она знает, что всё может быть совсем иначе. Ответила на поцелуй, неуверенно подняла руки и робко обняла за шею. Светлана ниже меня на полголовы, поэтому слегка привстала на носочки, прикрыла глаза, и я ощутил, что это именно поцелуй, а не механическое обмусоливание губ. Очень спокойный и вдумчивый поцелуй, я смаковал каждое его мгновение, раскрывая новые ощущения. Сравнивать могу только с Викой, а она целовалась страстно, немного диковато, то и дело, покусывая губы, свои и мои. Светлана же была нежна, не лезла языком, лишь губы и тёплое, размеренное дыхание через нос.

— Теперь я вижу, что мы пришли к пониманию. — Не удержавшись от улыбки, произнёс я, когда поцелуй закончился, и мы замерли, слегка касаясь кончиками носов.

Светлана промолчала, лишь облизнула губы, словно пробуя их на вкус, покраснела и убрала руки с моих плеч. Я тоже отпустил её талию, оглянулся назад, проверяя, не оставил ли где не потушенную сигарету и пошёл в спальню. Она вошла следом, всё такая же молчаливая и сосредоточенная, посмотрела на меня, неторопливо расстёгивающего пуговицы на рубашке. Её язык вновь скользнул по губам, она следила за моими пальцами, наблюдая, как они, одну за одной, освобождают пуговицы из петель, протяжно вдохнула, когда я скинул ткань на пол и подошёл к ней. Теперь мои пальцы были в другом месте, они взялись за пояс, завязанный бантом, потянули за один из концов и узел распался, повисая на петельках плотно запахнутого халата. Таковым он оставался недолго, пусть без спешки и суетливости, я всё же уверенно отогнул сначала один край, потом второй, сдвинул шире, ещё шире, заставляя соскользнуть по плечам по расслабленным рукам и оставить свою хозяйку полностью обнажённой перед моим заинтересованным, изучающим взглядом. Светлана выглядит просто великолепно, её фигуру не портит даже тоненький, почти незаметный в положении стоя слой жирка, такого нежного и мягкого жирка. Красивая грудь, вижу её впервые и уже в восторге, симметричная, великолепной формы, достаточно крупная, хоть и немного не дотягивающая до полноценного третьего размера.

Моё внимание очень её смущает, изо всех сил старается не показывать этого, но, горящие как маков цвет уши и покрытое пунцовым румянцем лицо говорят сами за себя. Я не прикасался к ней и пальцем, лишь смотрел, ощущая, что мой взгляд оказывает куда большее воздействие, нежели безудержные лапанья. Когда самец видит перед собой обнажённую, готовую к употреблению самку, он хватает её за жопу, мнёт сиськи, трётся о неё своим членом и норовит поскорее трахнуть, этого требует его природа, всё понятно и объяснимо, это можно принять без особого труда. Но, когда самец сдерживает себя, проявляет силу воли, позволяет себе вот так, спокойно и неспешно насладиться зрелищем, он превращается из самца в мужчину, а женщинам с мужчинами намного сложнее, нежели с самцами, они понимают это интуитивно и от того нервничают. Вот и сейчас, Светлана краснеет, решила прикрыть веки, но, поздно, её дыхание сбилось, я отчётливо слышу это в повисшей тишине. Улыбаюсь победно, переключаю внимание ...  Читать дальше →

Показать комментарии (12)

Последние рассказы автора

наверх