Двое

Страница: 2 из 3

— все мне говорят, что мне надо поменять.

— То есть тебе похер на этого твоего Виталика, тебе не похер на себя? — спросил я, доедая свой ужин.

— Ну просто Виталик — он не первый, кажется что не мудак, а на самом деле...

— По моему, Виталик — первый мудило, остальные ничего были.

Я помыл за собой посуду, сел рядом с Женькой и мягко ее приобнял за талию. Почему то вдруг стало ее очень жалко, какое-то непонятное чувство, которое впервые посетило меня в отношении Женьки. Хрупкая девушка, чуть вздрагивающее под ладонью бедро, рельеф трусиков под халатом... Я тут же отогнал от себя мысли и убрал руку.

— Со мной никто не хочет... — продолжала добивать себя Женька.

— Я с тобой хочу. — вдруг выпалил я и заткнулся, чувствуя, как сильно краснею. Зачем сказал, сам не знаю.

— Ты?! Ха. Три раза ха. — вдруг улыбнулась Женька. — Сережа, я тебя знаю как облупленного. Ты меня жалеешь, а это неправильно. Не надо меня жалеть. Но спасибо за поддержку. Ты по-прежнему лапа.

— Давай еще выпьем и пойдем спать.

Я выдохнул, налил в оба стакана немного, на палец, чокнулись — «за нас», выпили. Потом наскоро прибрались на кухне, и пошли спать — каждый в свою комнату.

Ночью я долго не мог уснуть. Из головы не вылезал образ расстроенной, беззащитной Женьки. Я вдруг впервые увидел в ней не друга, а женщину, которая нуждается в утешении и в защите. И еще я думал, что за те 5 лет с небольшими перерывами, которые мы живем под одной крышей, я не разу ее не видел не то, что обнаженной, а даже в нижнем белье. И дело даже не в том, что она очень тщательно от меня скрывалась, а в том, что мне это было абсолютно неинтересно. С такими мыслями мне удалось наконец уснуть.

Следующие несколько дней не происходило ровным счетом ничего. Пока Петрович сдавался в столице, отдел жил своей офисной жизнью, начало работы в девять, окончание — в шесть, с часу до двух — обед, который мы с Женькой неизменно проводили вместе. Вместе приезжали в офис, вместе уезжали домой.

— Мне Виталик звонил. — между прочим сообщила мне Женька, когда мы вечером ехали домой.

— И че? — напрягся я. Хотя мы к прежнему разговору не возвращались, а сам я не хотел поднимать этот вопрос, боясь нарушить какую-то особую гармонию, которая установилась между нами. По крайней мере — мне так казалось.

— Да ничего, предлагал помириться, был дураком и все такое.

Дальше я спрашивать не стал, просто боясь получить ответ. Тема Виталика начала меня напрягать. Это что, ревность?! Я ревную Женьку?!

Судя по всему, она его отшила, потому что на свидания никуда не убегала и, наверное, со стороны мы выглядели идеальной семейной парой.

Вернулся Петрович, весь довольный, отчет прошел как по маслу, претензий к нам было мало. Шеф буквально сразу же после появления в отделе объявил о премии по результатам контракта. Премию Петрович выдал наличными, «из внутренних резервов». Это было в пятницу, впереди выходные, настроение у всех было отличным.

— Как тебе Ирка? — вдруг спросила Женька.

Она пришла ко мне в кабинет, попить вместе чай. От неожиданности я поперхнулся печеньем.

— Да ничего такая, а что?

— Ну я видела, как ты на нее смотрел, хочешь, я помогу тебе?

Женька неоднократно давала дельные советы в моих отношениях со слабым полом, один раз даже все чуть было не закончилось очень даже серьезно, но свадьбы все-таки не случилось. Долгая история, не суть.

— Да не, — отмахнулся я. — Не хочу.

— Почему?

— Не знаю, просто не хочу. Считай, что лень.

Женька очень внимательно посмотрела на меня, но больше ничего не сказала.

— Давай тортик сегодня купим? У нас же премия. Кино посмотрим вечером? — предложила она.

— Годится, что за фильм? Ты уже выбрала, или так, наугад?

— Вечером выберем.

— Ок

Тортик выбирала Женька, я еще взял бутылку красного полусухого. Мне всегда нравилась фантастика и боевики, а Женьке — мелодрамы, потому остановились на компромиссе — какая-то драма, которая только что вышла в качестве. Кино смотрели в зале, то есть в моей комнате. В процессе Женька не переставая жевать торт, прилегла мне на плечо, ноги поджав под себя. Обычная ее любимая поза, ничего особенного, мы часто так сидели, но сейчас я просто чувствовал тонны гормонов, которые выплескивались в мою кровь.

Очень хотелось сильно прижать девушку к себе, зарыться носом в ее одуряюще пахнущие волосы и дышать, дышать...

Когда пошли титры Женька почему-то осталась лежать, а я не смел пошевелиться, кляня себя за все.

— Ты правда меня хочешь? — ее шепот в комнате показался оглушительным.

— Да. — коротко ответил я внезапно хриплым голосом.

— Почему ты раньше ничего не говорил?

— Не знаю. Как ты это себе представляешь? Женька, знаешь, я хочу тебя вые... — на этом слове я споткнулся. — хочу, вобщем.

— Выебать... — прошептала Женька, будто примеряя этот матерный глагол по отношению ко мне и к себе. Лица ее я не видел, но я заметил, что уши у нее заметно порозовели.

Она придвинулась ко мне ближе и ткнулась носом в мою однодневную щетину.

— Лапа, — обдала она мою щеку своим горячим дыханием. — Знаешь, я боюсь. Вдруг у нас ничего не получится? Вдруг? Ведь... это совсем другое... — Женька тщательно подбирала слова. — Я боюсь потерять эти пять лет.

Взгляд вопросительный или даже просящий. Она уже все решила и хотела только чтобы я подобрал аргументы в пользу единственно правильного по ее мнению решения.

Вместо ответа я чуть коснулся губами ее влажных губ. Она не отстранилась, но и не ответила мне, только взгляд стал еще серьезней. Ей видимо на самом деле важно было услышать какие-то правильные слова от меня. Господи, малыш, да откуда я их найду? У меня вообще мозг уже отключился от близости с тобой!

— Ну... Жень, ведь мы всегда можем прекратить? Просто давай договоримся, что если нам покажется, что нам друг с другом стало хуже, чем раньше — просто сделаем вид, что ничего не было?

— Нет, не получится. — покачала головой Женька. — Тут как прыгаешь в омут, или все или ничего. Мы не сможем сделать вид, что ничего не было. — Женькин горячий шепот и жаркое дыхание выдавали ее внутреннее состояние с потрохами.

В следующее мгновение мы слились в поцелуе. Ее губы плотно слились с моими, моя рука как-то сама легла на Женькину грудь, сильно сминая ее под футболкой, мы оба пытались исследовать друг друга своими языками, сильно мешая друг другу. Дышать можно было только носом, а его явно не хватало в этой эротической схватке. В какой-то момент, Женька сдалась и резко отпрянула от меня, тяжело пытаясь отдышаться.

— Иди сюда, — позвал ее я. — я и так очень много времени потерял.

— Не ты один. — отозвалась Женька. Она взялась за края футболки, намереваясь стянуть ее, но остановилась. — выключи свет, я стесняюсь.

Я потянулся к выключателю и погасил общий свет. эротические рассказы Теперь нас освещал только светло-голубой свет от экрана телевизора. Я быстро скинул с себя одежду и наблюдал, как раздевается Женька. Половина Женьки мне была видна только в виде силуэта, но мне хватало и того, что было освещено экраном. Сняла футболку, при этом аккуратные холмики ее груди потянулись за туго обтягивающей тканью, а потом задорно выпрыгнули обратно. Потом очередь пришла за юбкой. Помогая себе покачиванием бедер, она сняла и ее тоже, оставшись в одних трусиках со смешным рисунком — какие-то цветочки.

— Ты можешь на меня так не пялиться? В краску вгоняешь, честное слово.

— Ты красивая, не могу не смотреть. Иди сюда. — повторил я.

Закусив нижнюю губу и лукаво улыбаясь, она медленно подошла ко мне и оседлала меня в районе бедер, а ее тут же обхватил руками за ягодицы, обтянутые тонкой тканью трусиков. Потом снова был долгий и чувственный поцелуй, в ходе которого я полностью отдал инициативу Женьке, просто наслаждаясь,...  Читать дальше →

Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх