Кристина. Часть 2

  1. Кристина. Часть 1
  2. Кристина. Часть 2

Страница: 1 из 5

4. Show must go on

Подполковник Н. с супругой в тот день оказались не единственными нежданными гостями: пока Кристина была в ванной, раздался звонок в дверь.

— Теть Люб, откройте, пожалуйста! — крикнула девушка.

Тетя Люба ломанулась в прихожую, и вскоре Кристина услышала ее радостные восклицания:

— Ой, Ларочка! Вот это сюрприз! Леня, привет! Проходите, дорогие! А мы тут с Кристинкой втроем хозяйничаем. Старшие на дачу до вечера укатили!

Затем, в прихожую подтянулся и дядя Игорь.

— О! Сколько лет, сколько зим! Леонид Борисович! Лариса! Салют, товарищи! — внушительным басом приветствовал новых гостей подполковник.

По звучавшим именам Кристина догадалась, что новыми визитерами были еще одни давние друзья их семьи.

***

Обоим супругам было около пятидесяти. Лариса Ивановна была известным в их небольшом городе врачом-офтальмологом, Борис Леонидович работал ведущим инженером-конструктором на совместном российско-германском предприятии. Единственный сын заканчивал обучение за рубежом. Их интеллигентная семья всегда жила в достатке, с комфортом, но при этом без излишней кичливости. У них была большая сталинская квартира и загородная дача с плетеным креслом-качалкой и небольшой коллекцией французского сухого. Супруги были завсегдатаями театральных постановок, где любили под буфетный коньяк и бутерброды с икоркой неспешно и снисходительно беседовать с себе подобными о новых тенденциях в искусстве и возмутительно завышенных ценниках на продукцию немецкого автопрома. Отпуск они проводили преимущественно в странах западной Европы. Словом, эта семья являла собой подлинный образчик того, что в развитых странах называется средним классом. В местных же широтах подобный уровень достатка и сопутствующая ему культура потребления был скорее редкостью, поэтому здесь они выглядели со стороны как состоятельные, если не сказать, богатые люди, живущие в атмосфере успеха и роскоши. Одновременно с этим эта пара создавала впечатление крепкой, целостной семьи, где основой является взаимная нежность и забота. Практически так оно и было, за исключением одной детали...

Леонид Борисович был патологическим бабником. На работе он перетрахал чуть ли не всех свободных женщин, а также парочку замужних. Свою парикмахершу он давно сделал своей постоянной любовницей. Когда однажды он заскочил в цветочный магазин прикупить букетик для жены, то выходил оттуда с номером телефона милейшей флористки в кармане. Через пару дней в гостиничном номере ее главный цветок уже доставался ему в самых разнообразных позах... Никакой очевидной красоты в этом невысоком, полноватом еврейском мужчине не было. Остатки некогда богатой курчавой шевелюры на лысеющей голове, густые черные брови, длинный чуть загнутый нос, густые усы, большие, вечно влажные губы... Все по отдельности ну никак не могло быть привлекательным! Но в целом это лицо источало любовь к жизни, радостное ее приятие во всех аспектах. Черные живые глаза улыбались практически постоянно, смотрели в мир с азартом и вечно молодым задором.

Этот, в сущности, уже не очень молодой мужчина, был всегда на подъеме, всегда в движении, постоянно готовый удивляться и радоваться прелестям жизни, коими в первую очередь для него были именно женщины. Его харизма, умение мгновенно расположить к себе, помогали ему соблазнить почти любую женщину. А после первого секса с ним, все они без исключения уже сами просили о следующих встречах. Но тут работала уже чистая физиология. Природа наградила его не только достоинством потрясающих размеров, но и потрясающе сильной и продолжительной эрекцией. До заветной точки женского тела, о которой большинство мужчин и даже женщин ничего не слышали, его громадный изогнутый вверх член дотягивался, будучи введен во влагалище зачастую лишь наполовину. Контролировать собственный оргазм он научился еще в юности, поэтому стальная эрекция могла сохраняться фантастически долго. Так что повторить умопомрачительный опыт с половым гигантом хотели все...

Свою жену Леонид Борисович любил. По-настоящему. Они были в браке уже много лет, и все это время Лариса была для него надежной опорой, настоящим другом, разделяла его интересы, радовалась успехам и поддерживала, когда были проблемы. Как женщина она также привлекала его и по сей день. Конечно, она уже не была той юной девчонкой, которой он когда-то давно сделал предложение после первой проведенной вместе бурной ночи на крымской комсомольской турбазе. Ее некогда худенькое, почти детское тело, не утратив гармоничных пропорций, женственно округлилось, налилось, словно спелый плод. Ее полнота не была чрезмерной, а напротив, лишь придавала дополнительной притягательности в его глазах. Крайне отзывчивые на ласки маленькие груди, круглый, но ничуть не провисший животик, широкий после родов таз, большая попа, чудесные полные ножки — все это неимоверно возбуждало его. При этом Лариса хорошо следила за собой, посещала спортзал. Ее тело всегда было ухоженным, макияж — стильным, одежда — модной. А главное — она все так же, как и в молодости, самозабвенно кончала от его члена, нередко заливая всю кровать. Он обожал смотреть, как его любимая жена, брызгая растраханной писькой, бьется в сексуальном экстазе, утратив контроль над своим зрелым сочным телом, таким знакомым и по-прежнему желанным.

— Письке хорошо? — ласково спрашивал он, поглаживая текущую щелочку и нащупывая чувствительный язычок клитора.

— У-у-у! — скулила его «писька», — очень хорошо, хочу еще!

Уговаривать его не приходилось. Он просто вводил свой длиннющий изогнутый агрегат туда, где всегда было мокро, уютно, тепло и отзывчиво. И вскоре та, что была записана в его паспорте на странице «семейное положение», кончала в четвертый раз за последние полтора часа. Их супружеский секс был на зависть многим парам!..

Однако, одной женщины Леониду Борисовичу было, мягко говоря, мало. Жизнелюбивый, веселый, открытый, он видел прекрасное практически в каждой женщине старше 16-ти и моложе 60-ти. Собственно говоря, именно способность разглядеть в любой женщине Женщину, почувствовать уникальную чувственную особенность, свойственную лишь Ей, и позволяла ему забираться к ним в трусики без нудных ухаживаний и пошлых признаний. Секс с каждой из них, разумеется, также был очень разным.

К примеру, у него на работе буквально в соседних кабинетах трудились две совершенно разные барышни. Новенькая секретарша Юля, только закончившая с красным дипломом университет, в первый же свой рабочий день отсосала ему в туалете, после чего встала, одернула деловую юбку и вернулась на рабочее место. Позднее, когда уже редкий день Леонида Борисовича начинался без ее минета, она рассказала, что на «белковую диету» еще на первом курсе ее подсадили пьяные старшекурсники. К концу второго семестра в ее нежном маленьком ротике побывало все мужское население их общежития, включая брутального дяденьку коменданта. Против полового акта тоненькая хрупкая Юля ничего не имела (в этом Леонид Борисович в том же служебном сортире убедился неоднократно), но для достижения не менее яркого оргазма ей совсем не обязательно было присутствие в вагине полового члена. Во время минета она двумя тоненькими пальчиками легко и не по одному разу доводила себя до высшей точки удовольствия. Главным условием был отсос как таковой. Ее трусики промокали насквозь, когда она еще только расстегивала ширинку на очередных мужских брюках. В каких-либо серьезных отношениях Юля ни с кем не состояла. «С этим я не тороплюсь», — как-то сказала она ему, пальчиком стирая с нежного подбородка мутную капельку...

В соседнем кабинете сводила дебет с кредитом 58-летняя черноволосая, черноглазая и чернобровая Регина Львовна, вдова майора КГБ, старейший сотрудник предприятия и большая ценительница куннилингуса. Бывало, что она звонила ему в кабинет по внутренней связи и говорила что-то в таком духе:

— Леонид Борисович, вы не могли бы зайти? У меня дыра в отчете, а заткнуть нечем.

— Регина ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх