Аналико. Третий день испытаний

  1. Аналико. Собеседование
  2. АналиКо. Первый день на новой работе
  3. Аналико. Второй день испытаний
  4. Аналико. Третий день испытаний

Страница: 1 из 3

На завтра Катя немного припозднилась и ей пришлось занять очередь из девушек в кабинете у Светланы. Насмотревшись на других, стоящих на кушетке на четвереньках, она спокойнее отнеслась к тому, что другие видят, как ее саму накачивают водой. С несколькими из присутствующих девушек она уже была знакома. Понимание того, что все они находятся в равном положении, кроме, пожалуй, Кристины, которую накачивали гораздо сильнее остальных, помогало ей расслабиться без стеснения.

На этот раз она решила усерднее подготовить себя расширителем. И, освободившись от воды, уселась на корточки и принялась раскрывать себя. Достигнув же предела, она не встала, а стала выжидать, благо ее никто не торопил. Когда же она почувствовала, что ее попка готова продолжать, она стала очень медленно и осторожно крутить кольцо расширителя дальше. Изо всех сил стараясь расслабить мышцы и постанывая от напряжения, она раскрывала себя все сильнее.

Достигнув нового предела, она остановилась. Сидя на корточках зажмурившись и тяжело дыша, она держалась руками за стоящий рядом стол и ждала, когда мышцы попы адаптируются и позволят ей встать. Ждать пришлось довольно долго. Зато, когда она все-таки тяжело поднялась, продолжая держаться за стол, и взглянула на Светлану, ожидая приказа предъявить попу на осмотр, та лишь одобряюще кивнула.

Петра Сергеевича в кабинете не оказалось. Зато коробка стояла на столе, как и вчера. Катины руки сами потянулись к ней за ее новым гладеньким толстеньким вибрирующим и пульсирующим приятелем. Теперь она умеет управляться с этой штукой и может побаловать себя, пока не придет Петр Сергеевич!

Но вчерашнего устройства в коробке не оказалось. Лежало же в ней что-то, что походило на него лишь отдаленно: трусики теперь были из плотной ткани с ремешком, планка стимулятора клитора изогнулась и получила наконечник усыпанный мягкими пластиковыми ворсинками, а главное — сама шишка! Вчера шишка была толстой, гладкой и небольшой длины. Эта же...

Катя задумчиво стояла и двумя руками держала длинный и толстый продолговатый предмет, все поверхность которого была усеяна большими полукруглыми выступами. «Не собирается же Петр Сергеевич засунуть в меня это?» — с ужасом думала Катя. Эту увесистую шишковатую штуку было жутко даже просто держать в руках! А если она еще и шевелиться будет?

— Привет! — Поздоровался с ней Петр Сергеевич, войдя в кабинет.

— Здравствуйте! Что это?

— Это? Новая модель устройства, которое мы сейчас разрабатываем.

— Да Вы что? Вы хотите засунуть этот ужас в меня? — Глаза Кати округлились, а голос задрожал.

— Естественно. — Спокойно ответил Петр Сергеевич. — Я введу эту часть устройства в твое заднее отверстие и мы исследуем эффект от его работы.

Он показал на стоящий рядом с коробкой прибор, на котором лежал моток проводов, заканчивающихся белыми круглыми датчиками:

— А вот этот прибор поможет нам зафиксировать реакции твоего тела.

— Вы что, шутите?

— Ничуть. Успокойся, пожалуйста.

— Как тут успокоиться? Это же безумие! Это невозможно!

— Вполне возможно. Ты справишься, не бойся...

— Нет! Этого невозможно! Я не могу на такое согласиться! Вы что?

— Катюш, я понимаю твои опасения. Уверяю тебя, все будет хорошо. — Петр Сергеевич повысил голос. — А теперь давай прекратим этот спор и садись в кресло!

— Я не буду этого делать! Нет! — Катя была на грани истерики.

— Ну так я тебе помогу.

Петр Сергеевич достал из кармана мобильный телефон:

— Семен? Приветствую, это Петр Сергеевич. Зайди, пожалуйста, ко мне, снова нужна твоя помощь.

Затем он снова посмотрел на Катю:

— Катюш, садись, пожалуйста, в кресло! У тебя все равно нет выбора!

— Я не буду этого делать! И Вы меня не заставите!

— Посмотрим...

Через минуту открылась дверь и вошел охранник, обычно сидящий на входе:

— Забастовка? — Усмехнувшись спросил он Петра Сергеевича.

— Ну да. — Улыбнулся тот в ответ. — Молодо-зелено! Помоги-ка мне...

Вдвоем они схватили Катю за руки.

— Нет! — Взвизгнула та и принялась отбиваться.

Двое крепких мужчин без труда подтащили девушку к креслу и усадили на него. Катя извивалась и лягалась, но ее руки быстро закрепили ремнями на подлокотниках. А потом мужчины поймали и ее дрыгающиеся ноги и также зафиксировали их на подставках.

— Семен, спасибо. — Поблагодарил помощника Петр Сергеевич.

— Не за что, всегда рад помочь! — Улыбнулся тот и неспеша удалился.

Катя продолжала биться на кресле:

— Я не согласна! Немедленно отпустите меня! Я не буду этого делать!

— Катюш, как я уже сказал, у тебя нет выбора. Я понимаю твое состояние, но сейчас тебе лучше бы успокоиться и настроиться на работу!

Петр Сергеевич вернулся к столу и придвинул его ближе к креслу. Катя замерла и стала наблюдать за ним. Он взял датчики и стал крепить их к Катиному телу: один на лобок, второй между грудей, еще два на лоб и два на виски. Он включил прибор:

— Начинаем наблюдение за твоими реакциями. Постарайся расслабиться.

Руки Петра Сергеевича сжали Катины груди и стали массировать их. Его сильные теплые ладони нежно мяли ее холмики, сжимая их то совсем слабо, то гораздо сильнее. Его пальцы дразнили ее сосочки, то слегка теребя их, то стискивая и немного оттягивая. Возмущение и протест Кати слабели, уступая месту расслаблению и удовольствию. Она закрыла глаза и слегка улыбнулась: это было неожиданно нежно и очень приятно! Она уже привыкла подчиняться этому мужчине и сейчас ей даже нравилось, как он ласкает ее, пристегнув к креслу. Ее соски затвердели в его опытных руках, а киска увлажнилась.

Петр Сергеевич нажал на какую-то кнопку на приборе:

— Дальше...

Одной рукой он продолжал ласкать ее нежные холмики, а вторую положил на ее киску и стал пальцами дразнить там. Катя задышала чаще — он здорово умеет это делать! Внутри нее разгорался огонек удовольствия...

Вдруг ласки прекратились.

— Продолжаем. — Негромко проговорил Петр Сергеевич и снова нажал кнопку на приборе.

Он подошел к Катиной промежности и стал раскручивать расширитель, ослабляя натяжение мышц. Катя замерла и задрожала от облегчения. Из ее губ вырвался слабый стон. Насколько, все-таки, легче, когда твою попку не распирает!

Но когда Петр Сергеевич взял со стола свой жуткий прибор, она снова заволновалась:

— Не надо! Пожалуйста! Я не смогу! Прошу Вас, не делайте этого!

— Ты справишься! — Ободряюще ответил он ей.

Он отделил бугристый снаряд с торчащей из его основания изогнутой планкой от трусиков и стал смазывать его. Затем взял его двумя руками и поднес к Катиной промежности:

— Выбора у тебя нет, так что в твоих интересах помочь мне!

Катя в ужасе зажмурилась и стала ждать, постаравшись расслабиться. Вот эта штука коснулась ее незакрывшейся дырочки... Вот она начинает погружаться в нее, медленно растягивая...

Натренированный анус девушки раскрывался без значительного сопротивления, пока в него не уперлись первые выступы. Петр Сергеевич на секунду остановил погружение, а затем нажал посильнее. Мышечное кольцо растянулось сильнее и стало постепенно обтекать бугры выступов. Девушка застонала от напряжения.

Когда Катя почувствовала, как в нее входят полукруглые выступы, она застонала. До этого она принимала только гладкие предметы: члены, расширитель, шишку. Теперь же в нее погружалось то, что было очень толстым и очень неровным!

Постепенно бугристый ствол прибора погрузился в отверстие полностью. Петр Сергеевич отошел к самописцу, чтобы снова нажать кнопку, для отметки момента изменения стимуляции. Все равно растянутое отверстие не смогло бы вытолкнуть заполнивший его предмет. Затем он вернулся и прижал его одной рукой, во вторую взяв пульт управления:

— Продолжаем тест...

Прижатые к клитору ворсинки зашевелились. Тело Кати слабо задрожало. Ее очень сильно распирало изнутри ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх