Выпендриваться вредно

Страница: 1 из 4

Таня не была симпатичной девушкой. Даже точнее сказать, она была несимпатичной девушкой. Чуть уже, чем следовало бы, посаженные глаза, чуть длиннее, чем хотелось бы, вытянутый подбородок. Темные жесткие непослушные волосы, которым сложно придать форму. По отдельности, вроде бы все и ничего — носик курносик, губки как губки, ну и что, что тонкие, глазки как глазки, подумаешь, небольшие, реснички коротенькие и почти не видны. И в целом...

Однако.

Фигура у нее была просто сногсшибательной. Высокая — метр семьдесят шесть, — длинные стройные ноги, шикарная попа, гармонирующая со стройными ногами, великолепные изгибы талии, плоский животик, прямые плечи.

И умопомрачительная грудь. С крупными высоко посаженными сосками.

Нет, модели с такими фигурами не ходят по подиуму.

Но это их снимают Penthouse, Maxim и Playboy. Девушки с такой фигурой зарабатывают сотни тысяч долларов в порноиндустрии.

Девушки с такой попой и талией, показав себя в облегающем платье в социальных сетях, собирают миллионы лайков за считанные дни.

Девушек с такой грудью снимают на видео — как они стягивают с себя через голову футболку, и их грудь долго гиперсексуально танцует на теле. И потом эти короткие видео используются аниматорами для создания хентай, три-д анимашек и гифок, которые потом гуляют по сети и становятся аватарами у многочисленных участниц (да и участников) различных форумов...

Когда Таня решалась (правда очень редко из-за скромности) надеть что-то тесно облегающее ее верх и не скрывающее низ, мужики просто сворачивали шеи ей вслед и захлебывались слюной.

Возможно, через пару лет, Таня наберет пару-тройку-десяток килограммов, и все сразу изменится не в лучшую сторону. Вероятно, грудь опустится, соски поникнут носиками вниз, попа раздастся и «подцепит» целлюлит, и все будет уже не так порнушно. Но это возможно. И это всё потом. А вот сейчас! На ее фигуру невозможно было смотреть, не облизываясь.

Таня была скромной и стеснительной девушкой. Разговаривала всегда тихо, не повышая голос, никогда не выпячивалась, никогда не была лидером. Хотя обычно поддерживала любые шумные начинания, и соглашалась, если ее приглашали куда-нибудь.

Она довольно объективно относилась к себе, понимая, что мужчины если чего и хотят от нее, так это тело. Абсолютно трезво оценивая себя — несимпатичная, с шикарной фигурой порнозвезды, — она как могла пользовалась тем, что есть — все ее мужчины были приличные, симпатичные, небедные «хорошие парни». Хотя выгоды какой-либо от знакомства с этими хорошими парнями поиметь не получалось. Почему-то никто не оставался с ней больше двух месяцев. А порой это два-три свидания, раз-другой переспать, и ее мужчинам этого былодостаточно, становилось скучно, и ее бросали.

В ней отсутствовала зачем-то обязательная для мужиков стервозность и капризность. Хорошим парням это было не нужно. Им нужно было, чтоб горело, чтобы их обманывалии им изменяли, чтобы страдать, мучиться, ревновать...

И тем не менее потребительское отношение со стороны мужчин, как ни странно, не портило Танин характер. Она не становилась злее, хитрее или коварнее, не собиралась ненавидеть весь мужской род за свои неудачи личной жизни.

*************************************************************

В школе Игорь был хорошистом. Иногда троечником. Никогда отличником. Над ним всегда было здорово посмеяться, пошутить, приколоться. Он смешно обижался, но не был мстительным — ибо как? Хотя он и был домоседом, его иногда брали с собой тусоваться. Чтобы в меру поржать.

Мама кое-как устроила его в институт. Кое-как он его закончил. После института мама с огромным трудом и невероятными усилиями устроила его в финансовую компанию. И тут...

И тут у него «поперло» — на работе у него все стало складываться очень неплохо. Он быстро научился изображать крайнюю занятость, кипучую деятельность и важность, старался и был кропотливым и дотошным. Умелолавировал в компанейских интригах, интуитивно чувствуя с кем и против кого «дружить», хитро «постукивая» руководству. Несмотря на заурядный уровень своих профессиональных качеств.

Хоть и зарабатывал он не так уж много, и должность у него была так себе, тот факт, что он работал в финансовой компании сильно влияло на его самооценку, и сам себе он придавал высокий статус.

Вне работы он все больше раскрывался в худшую сторону, становился наглее, грубее. Он стал знатоком в любых вопросах — от рыбалки и сбора грибов, до искусства, спорта и автомобилей. На все вещи у него была своя точка зрения. Причем это было либо его точка зрения, либо неправильная. Ибо «если ты такой умный, то почему не работаешь в банке или крутой финансовой компании. Вот я... «. Естественно это все относилось к тем, кого он считал ниже себя по статусу. Ибо с представителями «высшего» статуса он был крайне любезен и заискивающе учтив.

*****************************************************************

Игорь не понравился Тане с первого взгляда. Вроде бы небедный, вроде как даже щедрый, безобидный, вроде и не к чему придраться. Однако что-то не то. Невысокий — ростом с Таню, — с брюшком, двойным массивным подбородком и мягкими влажными руками, которые тяжелее карандаша в жизни ничего не держали.

После знакомства с Игорем Таня поплыла по привычному течению своих отношений с мужчинами — как обычно довольно быстро согласившись разделить постель, она спокойно ждала, когда надоест ему, и он ее бросит.

Но он ее не бросал.

Объективно первый месяц их знакомства был замечательным — конфетно-цветочным. Он был заботливый, пунктуальный, чистый, аккуратный. Но почему-то ничего романтического и возвышенного к нему у нее все равно не просыпалось, и Амур не стрелял в ее сердце своими стрелами.

Второй месяц уже не был таким возвышенным, внимания было меньше, как-то само собой получалось, что ее мнение и желание в общем-то не так важны.

На третий месяц он предложил съехаться, и они стали жить вместе.

И вот тут-то он и начал проявлять себя во всей красе. О собрал в себе все отрицательные качества, которые бывают и высмеиваются у мужчин. Он чавкал. Он любил шумно отрыгнуть и рассмеяться над этим. Он разбрасывал носки-галстуки-рубашки вечером, и утром самостоятельно не мог найти их, а Танин поиск сопровождался его раздраженным ворчанием. Он оставлял после себя потоп и свинарник в ванной после принятия душа. Причем, если ему Таня скромно делала замечание по какому-либо поводу, он илиотшучивался и отмахивался, или никак не реагировал. И это было очень обидно, что ему наплевать на нее, обидно за его отношение к ней. О помывке за собой не то что посуды — чашки — речи не могло и идти. Ведь он такой важный. Хозяин. Мужчина в доме.

Так как он был ростом с нее, он уже пару раз ей намекнул, чтобы она не носила высоких каблуков, ибо тогда она выглядела выше. И она представляла, что эти намеки наверняка рано или поздно превратятся в правила.

Вдобавок ко всему, последней каплей, последним гвоздем было то, что он храпел. Он храпел всегда. На спине. На левом боку. На правом. Храпел неравномерно. Прерывисто. Громко. То затихая и умирая, то резко всхрапнув, снова возобновляя. Таня не могла привыкнуть к храпу. Она не высыпалась. Усталость и сонливость накапливалась. Ввыходные тоже особо было не выспаться, ибо тогда она лежебока.

В итоге так получалось, что с первого дня знакомства Таня только и думала, когда же они расстанутся. Сначала думала, что он ее бросит. Потом, что она решится, выскажет все и уйдет. Но он ее не бросал. А она, как и всегда по жизни, не могла решиться сделать дерзкий поступок. И несмотря на «последние капли и гвозди», скромно терпела. И через полгода она также скромно приняла его предложение выйти замуж. Хотя и предложением это было назвать сложно. Да, шикарные цветы, но затем просто его монолог, что он хочет, чтобы они поженились, что она ведь согласна, что они будут жить вместе, как, где... В общем, ее как обычно не спросили,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх