Безвыходных положений не бывает

Страница: 1 из 4

«Господи, как давно я не ездила на электричке...» — подумала Марина и с облегчением вышла из вагона. Небольшой состав, постояв буквально минуту, тронулся дальше в путь, оставив ее одну на старом полустанке.

Как только поезд отошел от импровизированного перрона, она перешла рельсы и чуть пройдя по растрескавшемся бетонным плитам, с густо проросшей в щелях травой, спустилась по старой металлической лестнице к началу грунтовой дороги. Сегодня к несчастью, перрон, собственно как и дорога, были абсолютно пустыми. Буквально пару дней назад, когда они с Сергеем приехали к его маме погостить, тут были машины встречающие односельчан, и благодаря этому, они с мужем относительно легко добрались до глухой деревеньки, где жила ее свекровь. Но в тот раз был выходной, и хоть кто-то ездил в город за покупками. Сегодня же был вторник и вокруг было пусто. Марина вздохнула, и сделала первый шаг по полевой дороге.

С Сергеем они были женаты уже пятый год. Они оба были поздними детьми в семье, Сергею — 27, ей — 24. При этом, маме Сергея было уже 72, а родителям Марины обоим по 68. Сергей уважительно и терпеливо относился к частым визитам тестя с тещей. Само собой, Марине ничего не оставалось, как с пониманием относиться к тому, что они с мужем раз в год навещали его маму, которая отказывалась переезжать поближе к сыну в город и жила в глубинке, до которой приходилось добираться полдня. В этом году, буквально перед отпуском подвела машина. Что-то сломалось и ее пришлось оставить в ремонте. Поездку отменить было невозможно и добирались они на электричке. По приезду оказалось что в доме сгорел холодильник. Муж остался в срочном порядке ремонтировать, а Марина поехала назад в город за припасами, лекарствами и прочими мелочами о отсутствии которых заранее никогда не предугадаешь. На проходящую электричку он подбросил ее на старом мотоцикле взятом у кого-то из соседей, а вот встречать ее никто не собирался. Электрички шли каждые полчаса, на какой она вернется было неизвестно, поэтому муж тщательно объяснил ей как в случае чего добраться до деревни, посадил в вагон и упылил на мотоцикле назад.

Сделав необходимые покупки, Марина вернулась и обнаружила, что обратный путь ей придется проделать пешком. «Ну ничего страшного... « — подумала она, поддерживая себя, — «десять километров всего... полтора часа и на месте.»

На улице было уже не жарко, солнце потихоньку клонилось к закату, сумка была не тяжёлая и девушка легко зашагала по дороге. «Так, сейчас вдоль этого поля... потом на холмик, мимо рощицы... не пропустить поворот на поле с пшеницей влево!» — Марина шагала вдоль поля попутно вспоминая отданные ей инструкции.

Природа была великолепная, над полем звонко носились птицы, головокружительно пахло полевыми цветами. Легкий ветерок ласкал ее лицо, время от времени норовя повернуть прядь густых каштановых волос, и накинуть их ей на нос или в глаза. Идти было не особенно тяжело — Марина мысленно похвалила себя за то, что не стала одеваться в джинсы. Легкое, светлое, ситцевое платье больше подходило для прогулки в такой приятный день. Единственное чего она не предусмотрела, так это обувь. Надо было все-таки одеть что-то на сплошном каблуке, а не на шпильке. То, что было уместно в городе, на полевой дороге стало заметно мешать — тонкий каблучок местами зарывался в землю, и идти становилось все тяжелее. Марина решительно скинула туфли, и пошла босиком. Нежные ступни, не привыкшие к такому обращению давали о себе знать, больно реагируя на каждую соринку и камушек, попадающийся под ноги. Идти стало проще, но временами больнее и скорость упала.

Пройдя до конца поля, Марина увидела скошенный в начале лета луг, и успевшая уже отрасти трава показалась ей более удобной для движения. Она попробовала — и ей понравилось. Молодая травка была шелковистой, и приятной на ощупь. Скошенный множество раз, луг был чист от камней и ничего не мешало двигаться быстрее. Полевая дорога, правда, стала отклоняться немного в сторону, но Марина следила за ее движением, и даже когда она пропадала ненадолго, буквально через 100—200 метров снова оказывалась на виду. Перейдя луг, она увидела рощицу, а затем и поле. « Ну вот... вот и пшеница... « — улыбнулась она себе, — «Сейчас влево, а потом к лесу, а за ним деревня». Девушка вышла дорогу, одела туфли и пошла вдоль поля. Марина выросла в городе, и к сожалению не отличила пшеницу от ржи.

Примерно через час, Марина в первый раз удивилась. Лесок, который показывал ей Сергей почему-то оказался дальше, чем ей казалось. Поле с пшеницей давно кончилось, а дорога несколько раз нырнула через неприметные овраги. « Может, я на мотоцикле их не заметила?» — со слабой тревогой проскочила мысль, — « Странно, иду я довольно быстро... какие же тут десять километров?». Она не успела закончить мысль, как вышла к обрыву большого оврага, а дорога по которой она шла, вела видимо на покос или пасеку, которой уже не было. Сделав круг, дорога закончилась прямо на обрыве.

— Заблудилась! — Марина невольно возмутилась вслух.

Ей стало обидно. Ноги понемногу начинали ныть. И осознание, что все это время она шла возможно не в ту сторону сильно подпортило настроение. Возвращаться было до обидного лень. Марина подошла к обрыву и вгляделась вдаль.

— Ну вот же она! — Марина отчетливо видела вдалеке край строений, выглядывающих из-за леса. — С другой стороны обошла что ли?

Она недовольно оглянулась назад, откуда пришла, посмотрела на Солнце, которое уже было довольно низко и, приняв решение, решительно пошла вдоль обрыва, выискивая глазами возможность спуститься, и срезать путь напрямик.

На пересечение оврага ушел почти час. И Марина начала спешить. Навскидку, до строений было еще километров шесть-семь, а уже начинались сумерки. Девушка торопливо шагала по абсолютно заросшей дороге в сторону леса, где как ей казалась, находится нужная деревня. Неожиданно, за поворотом дороги, прямо на дороге показался огромный механизм. Старый, ржавый комбайн стоял вплотную к оврагу, а своими косилками-веялками залез прямо в терновник по другой стороне дороги. Марина нерешительно остановилась. Подошла к зарослям колючего кустарника и сразу отмела возможность продраться через них. У оврага протиснуться или спуститься тоже не получилось. Марина занервничала, и не желая терять драгоценное время начала протискиваться между корпусом, и какими-то железками. Стараясь не испачкать светлое платье, она отталкивала какие-то ржавые, искореженные от времени железки, упиралась в них руками, и потихоньку продвигалась на другую сторону. Уже одолев неожиданное препятствие, она оперлась на последнюю горизонтально расположенную железку, которая преграждала ей путь на уровне пояса. Марина нагнулась, уперлась одной рукой, другой придерживая подол платья, и уже подняла ногу чтобы перешагнуть, как раздался отвратительный скрежет, сверху сыпануло железной трухой, и ей на спину упала неясно как державшаяся труба. Марина от неожиданности взвизгнула, присела от страха, и это смягчило удар. Шаткая конструкция осела к земле, прижав испуганную девушку между железными конструкциями. После удара, металл повело в сторону, и Марина не удержавшись на ногах повисла на части комбайна.

Через мгновенье, не дыша от страха, она открыла глаза и прислушалась к себе. Немного саднила рука, которой она приложилась при падении, начинал болеть живот. Марина аккуратно оперлась руками в металл и попыталась приподняться. Тщетно. Марина тяжело задышала. Упершись руками, она смогла ослабить нашим на живот, но при этом уперлась в железо спиной — это было все свободное пространство. Холодея от ужаса, она попыталась протиснуться вперед — но не могла совсем немного протиснуться бедрами. Попробовала назад — не давала ее женская гордость третьего размера. Она сосредоточенно пыталась выбраться, уже не заботясь о чистоте платья, но увы. Через полчаса безуспешных попыток она так и застыла — наклонившись вперед, зажатая между ржавым железом.

— Господи, господи... — На глаза навернулись ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (28)

Последние рассказы автора

наверх