Страсть без остатка на банковском счету. Глава 1

  1. Страсть без остатка на банковском счету. Глава 1
  2. Страсть без остатка на банковском счету. Глава 2

Страница: 1 из 2

В зеркалах большого светлого холла появилось отражение троих высоких мужчин. Твёрдой походкой они шли к лифту. Один из них, тот, что шёл впереди, самоуверенно улыбнулся своему отражению: это была улыбка превосходства над окружающим миром. Дорогой костюм отлично сочетался со статной фигурой этого молодого бизнесмена. За его правым плечом — еще более молодой референт с толстой папкой и портфелем в руках. За левым — подтянутый седовласый мужчина средних лет, являющийся главным юридическим консультантом фирмы. Остановившись у дверей лифта, они смотрели прямо перед собой и одновременно с этим чувствовали сияние на лицах друг друга. Хотя сияние, в большей степени, было сдерживаемым: внешне ничто не выдавало восторга этих людей. А восторгаться было чему: только что они подписали окончательный контракт на выгодных для себя условиях, отобрав у конкурентов большущий лакомый кусок.

Гордая и солидная троица вошла в лифт, который в этот поздний час был свободен от других посетителей 97-этажной московской высотки делового центра.

— Мы долго шли к этой сделке и одержали победу, — сказал тот, чья самоуверенная улыбка минуту назад отражалась в зеркале.

На дисплее в порядке убывания стали меняться цифры.

— Поздравляю вас, Виктор! — проговорил седовласый юрист и протянул ему руку.

— Это я вас поздравляю! Одному мне это было бы не под силу. Почти всё, что было реализовано по этой сделке, было реализовано вами. Особенно меня порадовал ты. — Виктор перестал жать руку юристу и протянул её референту.

Молодой человек с кожаной папкой и портфелем ответил крепким рукопожатием, но немного робко отвел глаза. Он знал цену похвалы своего руководителя, а также знал, какие за похвалой последуют бонусы. Москва — удивительное место. Здесь трудно без денег, но если они есть, доступно многое.

Можно сесть на задний диван представительского авто, а можно — за руль спорткара или штурвал вертолета. Можно поехать куда угодно и что угодно купить. Можно куда угодно попасть и с кем угодно встретиться. Всё, о чем может мечтать искушенный жизнью человек, — в открытом доступе. Здесь почти нет запретов. Зарабатывай, крутись, и всё станет твоим.

Но референт всё же был еще не так искушен; в первую очередь, эти приоритеты уважал Виктор. Деньги — его важнейшая жизненная философия. Он вообще не понимал, как можно жить в бедности, когда вокруг столько возможностей. Для него являлось дикостью нытьё большинства людей о недостатке финансов, когда при наличии даже небольшого усердия можно самого чёрта на рога поставить. Разумеется, не у всех есть те или иные таланты, не у всех имеются стартовые капиталы, коммерческая хватка и связи, но Виктор уверен, что, даже будучи полным «нулём», можно выкрутиться и подняться! В свои тридцать пять он заработал не один миллион долларов и останавливаться не желал.

Да, взлету его капиталов поспособствовала семья. В середине 90-х отец, научный сотрудник именитого ВУЗа, начал успешно вести коммерческую деятельность. Мать Виктора занимала не самую низкую должность в органах казначейства и обладала связями. Всё это имело место, но Виктор никогда не стоял в одном ряду с лодырями и бездарными мажорами, прожигающими родительские деньги. Он всегда тянулся к отцу, а тот, в свою очередь, не мог игнорировать интерес единственного сына к сфере бизнеса.

— Этим контрактом мы даже не столько утерли нос — мы многим перекрыли кислород! — сказал юрист и осторожно добавил: — Число наших врагов пополнится, а те, что уже есть, станут злее.

— Всем нашим врагам я лишь могу посочувствовать и предложить работу, — с полным спокойствием ответил Виктор.

— Какую работу? — встрепенулся референт.

— Как какую? Нужно же кому-то подметать дворы и мыть наши машины.

Пространство несущегося вниз лифта наполнилось смехом.

— Шутки шутками, но в данный момент нами оттяпан реально огромный кусок. По моим подсчетам, мы уже имеем девяносто процентов всего рынка, а три года назад едва выходили на семь. Это сильный скачок. Конкуренты — одно, но наш рост может заинтересовать много кого еще. В том числе — представителей власти. Им мы можем как полюбиться, так и не понравиться.

— Если ты воображаешь себе трудность, ты её с большой вероятностью встретишь, — твердо сказал Виктор. — Лично я ни трудностей, ни проблем не вижу. Просто мы активно работали мозгами, креативили и трепетно подходили к делу. А все, кто остался или останется не у дел, пусть винят только себя. Три года назад, если честно, у нас вообще не было шансов по сравнению с ними. А теперь пусть проваливают с рынка и ищут себе другие занятия. А что касается представителей власти — наплевать. Мы делаем своё дело и перед законом чисты.

Седовласый юрист, не ответив, отвёл взгляд. Он был наилучшим образом осведомлен о делах фирмы и понимал, что это не совсем так. Ничего такого ужасного, но при желании подкопаться могли, и серьёзно.

— Чё приуныли?! — ободряюще воскликнул Виктор. — Давайте привыкать к большим победам и принимать их без подоплеки. Как есть, так есть, а если что-то пойдет не так и мы не в силах будем это изменить — значит, нет и повода расстраиваться. По крайней мере, мы делаем всё, как надо. Ну же, веселей, ребята! В ближайшие выходные предлагаю отпраздновать. Где и как — пока не знаю, но ничего не планируйте.

Спустя пять минут Виктор сидел на заднем диване своего «S-класса», листал на экране макбука новостную ленту «Яндекса» и обдумывал слова юриста. Каким-то странным образом он безошибочно домыслил то, о чем тот не договорил в лифте: действительно, когда речь заходит о больших суммах, а число крупных заказчиков ограничено, выживать становится труднее, и тот, кто прорывается вверх, оказывается объектом ненависти. Вообще, по сути своей, ненависть, как и любое другое сильное чувство, — штука продуктивная. Это как чистая энергия, дающая силу для нового старта. Главное — как этой ненавистью воспользоваться: можно ненавидеть и становиться лучше, обгоняя, уходить вперед, а можно ненавидеть и сжигать самого себя. А еще можно ненавидеть и стремиться во что бы то ни стало уничтожить объект ненависти. Однако ненавидеть и ничего не предпринимать нельзя. Остается гадать, как поведут себя окружающие его ненавистники. Можно лишь рассчитывать на благоразумие каждого из них и не забыть позаботиться о своей безопасности, обустроить её чуть лучше, чем она есть сейчас. Конкуренты — не голь подзаборная, что на выдумки хитра, а гораздо более изощренные товарищи с широкими возможностями.

Закрыв крышку макбука и отложив его в сторону, он взглянул за окно автомобиля. порно рассказы Огни вечерней Москвы привычно мелькали полным цветовым спектром. Минуту назад Виктора внезапно покинуло чувство истомы, и пустота тотчас заполнилась слабой тоской. То, что происходило с ним в последние полгода, уже понемногу тревожило. Он никогда в жизни так сильно не заострял внимание на своем внутреннем состоянии, а теперь почему-то стал его контролировать. Постоянно тестировал себя, задавал кучу разных мысленных вопросов и ставил перед собой новые простые задачи — в общем, неустанно оценивал свое состояние.

— Давай обратно в «Сити», — сказал Виктор, поймав взгляд водителя в салонном зеркале.

На ближайшем перекрестке «Мерседес» плавно развернулся.

— К «Меркурию»? — уточнил водитель. Виктор дождался, когда тот снова посмотрит в зеркало, и кивнул.

С точки зрения бизнеса, год начался успешно. На асфальте таяла мартовская снежная каша, а личное состояние с января выросло почти на полмиллиона долларов, плюс добавились кое-какие активы.

В лобовом стекле замелькали огни «Сити», и Виктор на секунду закрыл глаза, моментально провалившись в странное состояние между сном и явью. Такие странные провалы, опять же, не новы: за полгода с ним уже не раз такое бывало.

Когда машина остановилась на светофоре, он открыл глаза и растерянно посмотрел на тротуар. Под светом фонарей ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх