Кобыла

Страница: 1 из 2

«Дела давно минувших дней,
Преданья старины глубокой»

(А. С. Пушкин)

Зоя Федоровна Кобылянская (а среди женского персонала военного санатория, просто «Кобыла»), яркая сорокалетняя блондинка, с большими голубыми глазами и четко подведенными черной тушью узкими бровями, роста хорошей баскетболистки, значилась главным врачом санатория в далекой сосновой глуши между Хабаровском и Владивостоком. Как и когда она появилась здесь, никто не знал, кроме узкого круга девиц главного врача, с которым она ежедневно, перед ужином, весело плескалась в мягких волнах санаторного бассейна. Начальник санатория, вдовец, увешенный орденами и медалями полковник, отвоевавший в свое время в огненном Афгане, был не только ее любовником, но и покровителем, в результате чего любой диагноз главного врача критике окружающих не подлежал. Жена и дети полковника погибли в авиакатастрофе, и единственной женщиной, понимающей его горе, была мудрая Зоинька.

Мужчин, поступающих в санаторий, она быстро делила на «выживающих» и «трупы». К выживающим, независимо от возраста, она относила мужчин, у которых заметно рос бугорок между ее колен, которыми она крепко сжимала ноги пациента, стоявшего перед ней, когда она прослушивала его дыхание. К «трупам» относились мужчины без бугорка. Женский коллектив, при хорошем настроении (про себя) называл ее Зоинькой, а при плохом — «Кобылой». Но вслух, для всех она всегда была просто миленькой Зоей Федоровной. И действительно, ее большое фото на доске почета при входе в санаторий чем-то смахивало на Дину Дурбин из кинофильма «Сестра его дворецкого». Поэтому, приезжающие в санаторий слегка подлечиться, или просто отдохнуть, летчикам от полетов, подводникам от долгой изнурительной автономки, сразу бросалась в глаза санаторная красавица, и те, попавшие в разряд «выживающих», нередко делили с ней ложе любви в ее отдельном шикарном номере или в теплой, пузырьковой воде бассейна, после отбоя, когда санаторий уже спал. «Трупы» откуда-то получали на этот счет подпольную информацию и пристраивались подглядывать этот процесс, но Зоя, зная об этом, только распалялась, как костер, в который подлили вдруг бензин, вспыхивала и устраивала жгучий секс для подглядывающих прямо на лежачке у бассейна. И если эта информация доходила до ушей начальника, тот только улыбался, повторяя: «Вот стервоза! Ну, и дает, Зоинька!». И довольно потирал ладонями, понимая, что этого « выздаравливающего» пациента пора уже выписывать.

Так и текла бы жизнь чередом в этом замечательном санатории, если бы вдруг однажды на стол Командующего флотом не легли фото интимных сцен в санатории. Тот, хихикнул про себя, и, сделав грустную мину на лице, передал фото своему заместителю по воспитательной работе, чтобы тот разобрался и навел порядок в санатории. Грузный вице-адмирал, сел в свою просторную, черную машину, и следующим утром погнал в санаторий. Его водитель, Петя Колосков, парень тридцатилетнего возраста, прошедший в свое время огонь и воду в подводном флоте, откуда-то прознал, про причину их поездки и слащаво улыбался, умело вертя рулем, объезжая неповоротливые лимузины.

Увидев на доске почета Зойкин портрет, Петя усмехнулся, пробормотав: «Ох! И ты здесь?!» Зойку-стерву он знал давно. Та, в свое время, будучи врачом местной поликлиники в их гарнизоне, подрабатывала вечерами на дому, делая массаж желающим и тем, кому вообще очень хочется, но не с кем. Деньги так и сыпались в ее кошелек, одеваться она стала только в иностранные фасоны, что очень не нравилось местным подводницам, среди которых были женщины характером и покруче. Короче, однажды вечером Зойку подстерегли тайком возле ее дома и устроили «темную» так, что та мигом собрала шмутки и бегом на вокзал. Ехала она домой к маме в Москву, но приехала вдруг в этот санаторий под руку с седоватым полковником, ее попутчиком, до Владивостока. Он обещал ей должность главврача, которая была вакантной вот уже два года. Зойку не зря прозвали «Кобылой», так как иногда она запрягалась в работу так, как истая кобыла одна вместо двух горячих жеребцов.

Видя пот на ее лбу, полковник ухмылялся, думая, «во дает!». И он не ошибся. Зойка нередко подбрасывала его в кровати чуть ли не до потолка, пока он не просил ее умерить пыл. И главное, она знала тонкости секса. Это она научила его настоящему сексу с куниллингсом между ее чудных ног, которые всегда были у него на плечах, как, впрочем, и очень желающим но, за деньги. Она показала ему, как надо возбуждать клитор, доводя ее «сокровище» до бешеного оргазма, Он, простачок, и не знал, что такое точка «джи» у женщины, где искать ее и как развлекать эту необыкновенную точку. Короче, полковник через пару месяцев стал так искусно развлекать молодых медсестер, что те балдели, прыгая на нем, как наездницы в цирке, и не беременели, что они оставляли мужьям. Но, когда молодицы ему надоедали, то он приходил к Зойке и спал с ней не менее месяца, что резко снижало ее подработку, и она вынуждена была просить у него материальную помощь. Он, конечно, помогал ей, но предпочитал содержать любовницу за счет государства, что тоже отяжеляло его совесть, и он возвращался к молодухам. Но счастье не бывает бесконечным. И он тут же отметил это, рассматривая эротические позы его любовницы с очень достойными людьми, на фото, которых вдруг предъявили ему. Он понял, что ему грозит большой скандал и решил пожертвовать Зойкой во имя своей неприкосновенности и спокойствия, понимая, что замена ее всегда найдется.

— И что вы предлагаете сделать с этой кобылой?! — резко спросил его приехавший вице-адмирал, тыча в лицо начальника санатория эротические фото.

— Продвинуть ее по службе. В нашем санатории резко повысился процент выздоравливающих подводников и летчиков с ее приходом...

— Это само собой. Этим ребятам только и подавай горячую бабу...

— Вы не с этой стороны на нее смотрите. Вот у вас есть радикулит? — спохватился полковник.

— А у кого его нет? — переспросил вице-адмирал.

— Во! Я пропишу вам только три сеанса с главврачом, и ваша болячка исчезнет...

— Вы серьезно? — нахмурился адмирал.

— А вы попробуйте. Вот вам направление к ней, — полковник протянул адмиралу какой-то листок.

— Гм! — прочитал адмирал. — А, чем черт не шутит, может быть и вылечит?

— Обязательно вылечит. Вот список тех, кто вылечился и активно продолжает служить, — полковник протянул другой список, где было не менее пятисот фамилий...

— Добре. Не будем торопиться, — согласно кивнул адмирал.

На следующее утро он позвонил командующему флотом и доложил создавшуюся обстановку.

— Ладно. Подлечись, Петр Сафонович, но через недельку жду. Вы будете мне очень нужны, — ответил Командующий...

«Лечение» оказалось на удивление полезным. Адмирал, увлеченный активностью врачихи, так старался, что та намекнула на возможную беременность...

« У меня и так трое детей. Четвертый станет наверняка лишним. Да и жена станет допытываться, как это вдруг произошло. Может и медицинскую проверку организовать. Ах! Эти жены! Пушки — заряжены. Нет, не стоит овчинка выделки для меня. А вот всем остальным может пригодиться. Представляю: приедет мой московский шеф с проверкой, а тут нате вам — врач, кудесник. Оценки проверки станут для меня и флота сразу высокими». — думал адмирал, готовя эту далее более доработанную мысль весьма полезной ему и флоту.

Проверяющий уехал, и жизнь в санатории потекла обычным чередом. И вдруг через три месяца пришел результат доработанной мысли вице-адмирала. Оказалось, что отдел реабилитации в центральном госпитале флота решили увеличить и ввести должность его начальника в ранге подполковника. Когда это предложили внезапно Зое Федоровне, то она растерялась.

— Я же штатский человек, а там военная должность...

— Эх! Радость моя. Сегодня ты штатская женщина, а завтра призовут, наденешь форму майора и...

— Стоп! Но там же должность подполковника! — возразила Зоя Федоровна, гладя каленку своего ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх