Долгожданное удовлетворение или первая измена. Часть 2

  1. Долгожданное удовлетворение или первая измена. Часть 1
  2. Долгожданное удовлетворение или первая измена. Часть 2

Страница: 1 из 2

Машина мягко остановилась, щелчок расстегиваемого ремня вытолкнул Ксению из полудремы. Она открыла глаза и часто-часто заморгала. Тонкие утренние лучи заспанного солнца падали на лицо сквозь окно машины.

Машина стояла на просторном мощенном дворе частного дома. Она видела в зеркало заднего вида как закрываются автоматизированные ворота. Солнце неторопливо расплывалось по небу, карабкаясь вверх по крыше небольшого, но красивого и современного дома с огромными окнами.

Видимо, алкоголь, приятное чувство удовлетворенности, и мягкое покачивание машины убаюкали её, и она задремала в пути. Она почувствовала его ладонь на внутренней части бедра. Горячее дыхание защекотало ушко.

— Мы приехали, малышка.

Она повернулась к нему и их взгляды встретились. Несколько секунд Ксения смотрела в его глубокие, как осенний пруд глаза. Он смотрел на нее чуть прищурившись, в его глазах разгоралось желание, и он немного закусил нижнюю губу. Его вид заставлял ее трепетать, он казался сном, ставшим явью. Каждая черточка его лица была идеальной. Она перевела горящий взгляд на его приоткрытые губы. Поймав направление ее взгляда, Андрей резко прильнул к ней и немедленно завладел ее ртом, глубоко проникая языком и лаская ее губы и язык. Пальцы внизу нашли влажную пещерку и синхронно с языком проникали внутрь, ласкали, играли и дразнили. Ксения жадно ответила на поцелуи и призывно расставила ножки, облегчая ему доступ к ее щелочке.

Он оторвался от нее не сразу, несколько раз отстранившись на мгновение, снова жадно бросался на ее губы. Наконец глубоко втянув воздух он хрипло прошипел:

— Пошли в дом.

По кошачьи ловко он вынырнул из машины, быстро обошел, и открыл дверь с ее стороны, притянул Ксению к себе. Подхватил и приподнял, она, поняв его намерение обхватила его ножками вокруг бедер. Ее грудь, практически обнаженная в разорванном пеньюаре оказалась на уровне его губ, и он тут же с рыком уткнулся лицом между двух мягких холмиков выводя на трепещущей груди цепочки своих горячих поцелуев. Она откинула голову, невольно любуясь свежим утренним янтарным небом сквозь подрагивающие ресницы. Поддерживая ее руками под попкой он быстро понес ее в дом.

Андрей пронес ее через круглую светлую гостиную, взлетел на второй этаж по широкой деревянной лестнице, открыл дверь спальни ногой и дойдя до широкой кровати разно опустил на нее Ксюшу.

Из огромного зеркала напротив кровати на Ксюшу смотрела растрепанная девушка в разорванном пеньюаре, больше похожем на обрывки ткани, чем на элемент одежды. Коленки и стопы были испачканы. Не смотря на возбуждения, и слегка мутное осознание происходящего, Ксюша критически отнеслась к увиденному.

— Андрей...

Она немного отстранила его от себя. Он нежно взял ее подбородок двумя пальцами.

— Что?

— Мне нужно в душ...

Он мягко рассмеялся, рука с подбородка опустилась на левую грудь, он покрутил сосочек между пальцами.

— В душ, так в душ.

Он приобняв проводил ее до ванной.

— Я подойду через минуту. Чувствуй себя как дома.

Он прикрыл дверь. Ксюша осмотрелась. Хотя в голове все еще был туман, она с интересом оценила обстановку. Просторная ванная комната с окном, выложенная кремового цвета плиткой. На полу белый пушистый коврик для ванной. Немного криво сложенная стопка полотенец, на металлическом поручне черный мужской банный халат. Одна электрическая зубная щетка в стакане перед умывальником. На полочках мужские одеколоны, средства для бритья и лосьоны. Перед окном глубокая ванна. Слева большая, высокая — от пола до потолка, стеклянная душевая кабина. Аккуратно, красиво, но ни следа другой женщины.

Ксюша выбрала душевую. Сгребла с бортика ванной шампунь, жидкое мыло, сняла с крючка его мочалку и слегка пошатываясь зашла в стеклянную кабину. Уже внутри стянула с себя пеньюар. Трусиков не было, видимо так и остались лежать разорванными в машине. Бросила обрывки одежды в угол просторной кабины. Жалко, но пеньюар скорее всего придется выбросить.

Теплые струи воды приятно заструились по телу и волосам. Простояв так минуту, Ксения почувствовала, что сознание начинает проясняться.

Она была в чужом доме. Наедине с чужим мужчиной. Этот мужчина побывал во всех ее укромных местечках меньше часа назад. Он ласкал ее тело, тело, которое принадлежало только Вадику. Ведь так звучала их венчальная клятва. «Навечно твоя... душой и телом...», и никак иначе.

«Что же я делаю? Что уже наделала?», — стучало в голове. Эти мысли вводили в ступор. Она представила Вадика, вспомнила его улыбающееся лицо. Он стоял перед ней как живой, на нем свадебный фрак, в петлице белая роза. Губы задрожали.

Звук открывающейся двери вырвал из ступора. Она обернулась и увидела Андрея. Обнаженный по пояс, сложенный как греческий бог. Черные чуть вьющиеся волосы контрастируют с мраморной кожей. Он вошел в кабину прямо в джинсах и заключил ее в объятия. Струи воды и его руки скользили по ее коже.

— Андрей, постой, подожди...

Он не сразу ответил, покрывая влажную шею поцелуями.

Ксюша невольно закрыла глаза. Еще немного, и она не сможет сопротивляться.

— Андрей, послушай... Послушай меня, пожалуйста!

Нехотя оторвавшись от приятного процесса, Андрей посмотрел на нее.

— Что такое, девочка?

Она судорожно выдохнула и сделав шаг назад, прислонилась спиной к кафельной дальней стене кабины. Руки и ноги плохо слушались, губы подрагивали.

— П-послушай, я... Мне очень жаль, но я не могу. Я... не такая, как ты мог подумать...

— Не какая, Ксюша? Разве ты не привлекательная девушка? Или не страстная, сладкая...

Ну разве так можно? Даже сейчас он говорит таким голосом, что по коже мурашки.

— Нет, подожди! Я не... Ты не понимаешь. Я замужем, и все, что происходит — большая ошибка.

Какое-то время он молчал. Был слышен лишь звук льющейся воды.

— И что? Это мешает тебе остаться здесь и сейчас... со мной?

— Я не должна...

...

— Ты хочешь уйти.

Он не спрашивал, он утверждал. Почему-то от этих слов ей стало горько. Почему-то захотелось его разубедись и снова ощутить его страстный поцелуй на своих губах. Она слегка качнула головой, стряхивая наваждение. И ответила не вполне искренне:

— Да,... прости.

Андрей смотрел ей в глаза какое-то время. Ей показалось, что сейчас он уступит, скажет что-то, выйдет. Но вместо этого, он в резком тигрином пряжке преодолел расстояние между ними. Его руки опирались на стену слева и справа от ее лица.

— Но я ведь вижу, что не хочешь.

Его близость оказывала пьянящий эффект. Ксюша открыла рот, чтобы возмутиться и что-то ответить. Открыла и снова закрыла.

Он смотрел прямо в глаза. Она почувствовала себя кроликом, сжавшимся перед удавом. Удав слегка нагнул голову набок:

— Счастливые замужние женщины не сидят в одиночку в баре, заплаканные, в 5 утра.

Ксюша разозлилась:

— Это не твое дело.

— Не мое, верно.

Ей стало стыдно. Андрей был тут не причем, а она на него срывается.

— Прости.

Его лицо было близко. Слишком.

— Я буду говорить открыто: мне все равно замужем ты или нет. Если это так, я не понимаю, как он мог отпустить тебя одну. Или заставить грустить. Если ты не хочешь быть тут, я не буду держать силой. Но я не хочу, чтобы ты уходила, Ксюш. Я хочу тебя.

Она неловко прикрыла грудь и бедра руками. Но оторваться от зеленых глаз не могла. Андрей, видимо, прекрасно знал, какой эффект оказывает его взгляд и даже не думал отводить его.

— Скажи, что не хочешь остаться. Скажи это.

Он говорил спокойно, но в голосе слышалась целая буря сдержанных эмоций.

Ксюша вдруг осознала, что не может этого сказать. Мысли, которые, казалось, начали проясняться, снова поблекли и медленно затухали в одурманенном сознании. Бешенное желание, которое разжигал его голос, взгляд; все, что делал этот великолепный мужчина, каждый его жест, изгибы ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх