Сладкая парочка. Часть, которая не последняя

  1. Сладкая парочка. Часть первая
  2. Сладкая парочка. Часть непервая
  3. Сладкая парочка. Часть, которая не последняя

Страница: 1 из 4

Первый день в качалке пошёл на удивление легко. Безразличие окружающих, так расстроившее её поначалу, теперь играло ей на руку. Настасья чувствовала себя немного одиноко в этой занятОй толпе, но, с другой стороны, была полная свобода: только ты, лишний вес и тренажёр. Не зная, с чего следует начинать, Настя залезла на освободившийся велотренажёр и настроилась на езду до упада. Поигравшись с настройками, она получила от тренажёра среднее сопротивление и поехала. Ехала Настасья долго, сначала резво, потом сквозь усталость, затем исступлённо, а потом, впав в какой-то транс, ехала почти бессознательно. Очнулась настя от острого ощущения тошноты, хотя с утра она выпила только стакан воды. Сойдя на землю, Настя только сейчас ощутила сосущую усталость в мышцах и, покачнувшись, чуть не грохнулась на колени. Удержавшись, Настя почувствовала себя увереннее, но тут же её ждало новое испытание — в глазах стремительно темнело. Быстро потеряв представление, где верх, а где низ, Настасья замерла, в надежде, что вскоре это пройдёт. Стало страшно. А лёгкое прикосновение вкупе с негромким «Девушка, с вами всё в порядке?», вызвало головокружение и приступ тошноты, для победы над которым Насте даже пришлось зажать рот рукой. Крепкие руки тут же обняли её за плечи и потянули вниз. Настасье пришлось послушно присесесть, несмотря на занывшие колени и поплывшие перед глазами звёздочки. В голове стало жарко, но стучавшее без умолку сердце чуть успокоилось. Тошнота потихоньку отступала, пятнами окружающее пространство возвращалось в норму и Настя различила лицо, участливо смотрящее на неё. Это был молодой, гладко выбритый парень, с мягкими чертами лица и русыми волосами, собранными на затылке в обрубленный хвостик. Это настя разглядела потом. А с самого начала она увидела глаза. Небесно-бирюзовые, темнеющие к краю, с отслаивающейся радужкой, раскрывающейся подобно розе, они полностью поглотили Настю, лишили её дара речи. Больше не чувствуя дискомфорта, Настя пялилась в эти глаза.

— Ты в порядке? — спросил парень и Настя, очнувшись, отметила, что он одет в местную фирменную футболку, а значит, скорее всего, тренер.

— Да, всё в порядке, мне просто надо немножко посидеть, — ответила Настя, с огорчением понимая, что сейчас он на работе и, наверняка, сейчас его ждут.

Присев на лавочку и прислонившись к стене, Настасья смотрела, как парень вернулся к ожидавшей его женщине: вся в чёрной обтягивающей дорогущей форме, немолодая, но прекрасно сохранившаяся, с большими, круто вздёрнутыми сиськами, в перчатках без пальцев, типичная молодящаяся бизнес-вумен. И, как всякая молодящаяся бизнес-вумен, выглядела она просто потрясающе. Настя с замиранием сердца смотрела, как голубоглазик страхует её, поддерживает, показывает, как улыбается ей, пока играет мышцами, с какой нежностью он кладёт руку на её плечо, назначая дату следующего занятия. «А ведь он ей не тренер... « — горько подытожила Настасья и вдруг удивилась: с чего она расстроилась? Несмотря на «самоустранение» подруги, Настя твёрдо собиралась ни за что ни с кем не встречаться, сохранить девственность до старости и умереть с ней в один день. И умудрилась влюбиться в первого мужчину в качалке, заговорившего с ней. Это было так иронично, что Настасья прыснула. Тут же на душе полегчало, боль в икрах приутихла и захотелось жить. Когда же бизнес-вумен прошла мимо, Настя отметила, что дезодорант у неё так себе. Дорогой, возможно, но только этим и выделяющийся. Воодушевлённая, Настя решила продолжить с подъёмом веса. Решив, что лучше больше подъёмов с меньшим весом, Настя отрегулировала тренажёр под себя и, не доводя себя до изнеможения, приступила к занятиям.

Во время занятий, Настя время от времени поглядывала за объектом своего интереса. Он действительно оказался тренером. И он к каждому своему подопечному относился с одинаковой нежностью. А ведь у него были не только женщины. Когда он в порыве радости обнял полноватого мужчину средних лет, уже тронутого облысением, за то, что тот всё-таки отжался в тридцатый раз, Настя окончательно запуталась на его счёт. И, не отвлекаясь на него больше, занималась до обеда.

Приняв в спортзале душ, Настасья вернулась домой к обеду. Пока обед томился на плите мама, бывшая на выходных, участливо и осторожно расспрашивала про первый день в качалке, и Настя понимала, к чему она ведёт. Поотвечав пятнадцать минут на ничего не значащие наводящие вопросы, Настасья просто сказала: «Смотри, мам» и, встав из-за стола, повернулась спиной к матери. Сцепив пальцы, Настя потянулась сначала вверх а затем максимально прогнулась в пояснице. Получилось у неё не очень, она даже до прямого угла не дотянула, но смысл был не в этом. Повернувшись лицом к маме, Настя села на пол и максимально развела ноги. Она не спеша потянулась сначала к одному носку, потом к другому, затем встала и спросила, глядя маме в лицо:

— Ну как? Видно? — мама, смутившись, отрицательно покачала головой, — Я уже научилась его прятать, не бойся.

Мама, ничего не ответив, вздохнула и пошла накладывать еду. Настя же села на место, ругая себя за глупую показуху с растяжкой. Потревоженные мышцы, натруженные в спортзале, неприятно загудели. Несмотря на это, Настя твёрдо решила не пропускать вечернюю пробежку. Усталость вызывала неприятное покалывание в желудке, и у Насти даже в голове не появилось мысли о конфетке или чём-то подобном, что она и отметила перед выходом на пробежку. Пробежка шла тяжело, мышцы саднило, но Настя наслаждалась своими мучениями, справедливо полагая, что эти ощущения ведут её к фигуре её мечты. Вернувшись домой, Настя без сил рухнула на кровать, не найдя в себе сил даже на проверку новостей и, засыпая, счастливо думала, что она нашла тот режим, который искала и завтра будет заниматься с тройным усердием. Но уже утром, открыв глаза, она подумала, что ещё никогда в жизни так не ошибалась.

Каждая мышца, которую вчера, на гребне энтузиазма, Настя решила привести в порядок, сегодня болела тупой, горящей болью. А при попытке подняться Настасья почувствовала себя анатомическим пособием — каждая мышца громко заявила о своём местоположении, форме и нежелании работать острой болью. Только титаническая воля, смертельная опасность или маленькая нужда могла поднять её. Собственно, именно последний вариант и имел место быть. Перекатами, поползновениями и увёртками Настя добралась до края кровати и свесила ноги. Боком, избегая напрягать пресс, она села, переждала тошноту, головокружение и прострацию и аккуратно шаркая ногами, направилась в туалет. Пережив ещё один приступ недомогания после приземления в туалете, Насте пришлось приступить к весьма специфической гигиенической процедуре, которую она забыла выполнить вчера. Этой процедурой было извлечение пениса на свет божий. Не чувствуя себя комфортно с ним, Настя бы оставила его завёрнутым внутрь навсегда, благо он не нёс никаких функций, но уже давно, при попытке мочеиспускания было обнаружено, что нет в теле неиспользуемого места. Пенис то ли давил на что-то, то ли ещё чего, но писать так было больно и очень непросто. Поэтому Настя отлепила полоски пластыря и смотрела, как бесстыдно из неё появляется мужской орган. Весь потный и раскрасневшийся от долгого пребывания внутри он был похож на сардельку. Настасья ощутила покалывание — видимо член умудрился затечь. Чтобы покалывание быстрее прошло и можно было приступить к тому, зачем, собственно, она сюда и пришла, Настя принялась разминать свою «третью ногу». Обхватив член кулаком, Настя слегка сжала руку и подвигала туда-сюда. Потом, обхватив ладонями с обеих сторон, она принялась его тереть. Затем рука, оголив член от крайней плоти, мяла головку и всю длину члена пальцами. При этом Настя не испытывала стыда или возбуждения. Она регулярно занималась тем, что делала сейчас, просто потому, что иначе её здоровью был бы нанесён ущерб. Как чистка зубов.

Закончив разминку, Настя закончила свои дела и ползком вернулась в свою комнату. В общих чертах она слышала про молочную кислоту и механизмы ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх