Мужчина и его женщина. Часть 3: История хозяйки

  1. Мужчина и его женщина. Часть 1: Свод правил для женщины от её хозяина
  2. Мужчина и его женщина. Часть 2: Провинности и наказание
  3. Мужчина и его женщина. Часть 3: История хозяйки
  4. Мужчина и его женщина. Часть 4. Награда

Страница: 1 из 2

Я вошла в синем платье, вы помните это платье, мой господин: глубочайшее декольте, из которого прут наружу мои белые, нежные груди, и юбка с разрезом спереди — там прилагался кружевной подъюбник, но я его не надеваю, мой господин, чтоб лобочек сверкал, как вы любите.

Десять наших лакеев выстроились вдоль стены, как заведено, в форменных лосинах и жилетках поверх белоснежных футболок, на шеях — бабочки. Они мгновенно вылупились на мою пиздёшку, ведь вы, господин, запретили мне трусики. Четверо горничных — юные девушки с тугими причёсками, в чёрных мини-платьицах с фартучками и наколками в волосах — потупив взоры, стояли рядком перед ними. Шеи горничных туго охватывали широкие ошейники с кружевами по окантовке и кольцами для поводков спереди. Поводки свисали из моей руки, все четыре.

Я стала перед лакеями, сбоку от горничных, сексуально оттопырив в сторону бедро. Дождалась, пока смолкнут перешёптывания и мужские взгляды окончательно сосредоточатся на моей голой пизде. От удовольствия замирало сердце.

— Я пришла наградить вас, — сказала я.

Мужчины ответили волями и аплодисментами, горничные — слезами. Скушный ежедневные ритуал, выдавленные эмоции...

— Вы все сегодня были хороши, и вот вам высшая награда, — объявила я и натренированными движениями вынула из декольте сиськи, распределив так, чтобы платье поднимало их, огромные, и собирало в кучу. Впрочем, от возбуждения сиськи мои сами по себе налились и стали дико упругими и стоячими. — Любуйтесь грудями вашей хозяйки!

Под восхищённые взгляды лакеев я подошла к горничным.

— Девочки, вы были послушными. Я разрешаю вам поцеловать мои груди.

Они по очереди подходили, брали мои сиськи в свои маленькие ладошки и нежно целовали их, уделяя особенное внимание сосочкам. Последнюю я остановила:

— Камилла, ты отлично прибралась в спальне. Разрешаю поцеловать меня в пизду.

Я подняла и отвел в сторону одну ногу в ажурном чулке, один из лакеев мгновенно встал на чтвереньки, и я опёрлась туфлёй на шпильке о его спну. Моя пиздёшка раскрылась. Камилла послушно встала на колени и присосалась к половым губкам. Постанывая, она тщательно вылизывала меня и посасывала клитор. Я же обводила глазами лакеев — их хуи наливались и красиво оттопыривали лосины.

— Довольно, Камилла, — велела я, когда моя пиздёшка достаточно намокла, чтобы принять толстый хуй.

Горничная мгновенно поднялась и встала в ряд с остальными. Я пристегнула поводки к ошейникам и медленно, красиво раскачивая большими сиськами, пошла вдоль лакеев, останавливаясь перед каждым, и если он заслужил, передавала поводок одной из горничных. Признаюсь, одному из заслуживших я девушку не дала, а отдала соседу, потому что больно уж здорово топорщился его член. Счастливчики отвели своих девочек в сторонку, те тут же присели перед ними, спустили лосины и принялись отсасывать. Я же прилегла на низенькую тахту и стала любоваться, как ритмично двигаются их маленькие, гладко причёсанные головки. Оставшиеся лакеи тоже глядели на них и подрачивали.

Движением руки я подозвала того, с большим хуем, и приказала раздеться. У него было великолепное мускулистое тело, полувставший член был толстый и длинный, как палка копчёной колбасы.

— М-м... — протянула я и коснулась его наманикюренными пальчиками, — какой классный член.

Лакей шагнул ближе чтобы мне было удобней подрачивать его тёплый, упругий пенис. Он был у самого моего лица и одуряющее пах, похоже, парнишка нафантазировал, что я хочу ему отсосать. Член был такой приятный наощупь, такой толстый и так подрагивал в моей ладошке, словно живой, что я и в самом деле захотела взять его в рот, но удержалась, лишь приникла к стволу долгим поцелуем.

— Обалденный член! — продолжая дрочить одной рукой, второй я принялась массировать твёрдые яички. — И яйца великолепные. Много в них спермы? Всю мне отдашь.

— Как скажете, госпожа, — ответил дрожащий от возбуждения парнишка, сверкая глазами.

— Я не с тобой разговариваю, болван! Я с ним, — я потянулась губами к багровой головке пениса и подула на него. — Давай, хороший мой, поднимайся. Я для тебя приготовила узенькую, мокрую норку. Ты в неё залезешь, и тебе там будет хорошо. Посмотри, какая у меня красивая пизда!

Я раздвинула ноги и затеребила половые губки.

— Она хочет с тобой познакомиться поближе. Она хочет, чтобы ты её выебал.

— Я готов!

Я раздражённо подняла глаза на лицо лакея:

— Дебил. За что только тебя боги таким хуем наградили? Я и так вижу что он готов. На все двадцать пять сантиметров. Вставляй! Только смотри не порви меня.

Лакей мгновенно навалился на меня, сгрёб сиськи обеими руками и принялся мусолить, одновременно тыкаясь хуищем мне в промежность.

— Руки убрал, животное! — приказала я, отчаянно вертя задом и стараясь поймать пиздой долбящий в промежность хуй.

Лакей растеряно приподнялся.

— Ты мне противен, — сказала я, поймав хуй рукой и ловко запихивая его в себя. — Меня интересует только твоя колбаса. И только в пизде. Никакого удовольствия тебе я доставлять не собираюсь. Поэтому никаких отсосов, анналов и титфаков, понял, животное? Никаких поцелуйчиков и лапанья сисек. С тебя достаточно того, что ты видишь, как они болтаются. Будь благодарен, что я их вообще не спрятала. Но не ради тебя, уёбище, а ради твоей эрекции. Чего замер? Еби давай!

Он послушно задвигался, но очень осторожно. Моя пизда благодарно зачавкала.

— Ох, какой хуй! Ох, какой замечательный хуй! — стонала я, закатив глаза. — Резче давай! Глубже! Блядь, кто тебя ебаться учил? Двигай булками! Сильнее! О, хорошо... А... Дааа. Не останавливайся. Темп не сбавляй! Бля, бестолочь! И зачем тебе такой хуище, если ты им пользоваться не умеешь? Он у тебя что, ложится? Ладно, смотри!

Я свела руками груди, подняла их к лицу, облизала, потом посмотрела на него несчастными глазами ожидающей пощёчин жертвы, округлила вкусно напомажены ротик и тоненько застонала. Глаза лакея вновь засверкали, я почувствовала, как его хуй растёт в моей пиздёшке.

— Темп надбавь, — велела я и снова тоненько застонала. Мне даже притворяться не приходилось — реальное наслаждение наливалось внизу живота, в голове порхали бабочки, я чувствовала приближение оргазма. И тут этот кусок человека зарычал и крепко вдавил в меня пенис.

— Ты что, кончаешь? — взвизгнула я. — Вперёд меня?! В МЕНЯ?!!

Но он только рычал и раз за разом втыкал член, выплёскивая сперму в пизду. Наконец, обмяк, отдышался, со смачным всхлипом вынул перепачканный выделениями хуй.

— Блядь, — с омерзением сказала я. — Смотри, что ты наделал. Ну чисти меня теперь.

Он растеряно смотрел.

— Вылизывай, баран!

Он перепугано замотал головой.

— На конюшне запорю.

Парнишка заплакал, но уткнулся лицом мне в промежность и стал её вылизывать.

— Пальцами изнутри малафью свою достань, — велела я. — Не хватало ещё залететь от тебя.

К тому времени горничные уже были голенькие и стояли-лежали в разных позах на полу, а лакеи ебли их, радостно переглядываясь. Задорно подпрыгивали молоденькие грудки, звонко шлёпали по ядрёным жопкам яйца. Красота!

Остальные стояли спустив штаны и надрачивали без стеснения.

— Ганс, — позвала я своего любимого слугу (хуй его был коротковат, сантиметров восемнадцать, зато такой толстый, что пальцы не могли сомкнуться), сделала капризное личико. — Гансик, милый, я не кончила. Поможешь мне?

— Я к вашим услугам, госпожа!

— Но мне кажется, твой писюн, — я ткнула пальчиком в полувставшую сосиску Ганса, — меня не очень хочет.

— Его просто нужно немножко пососать, госпожа.

— Хорошо, сейчас я кликну девок.

— Ни одна девка не сможет так поднять мне хуй, как вы, моя госпожа! Ваши пухлые, нежные губки сводят меня с ума. Я дрожу от вожделения, лишь представив, как ваше прелестное лицо приближается к моему паху, как разлипают ваши напомаженные губки и как я засовываю ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх