Одноклассники. Разделённые одной партой

Страница: 1 из 6

В год десятилетия окончания школы, Володька Герасимов, мой школьный закадыка, за три весенних месяца обзвонил всех, кого смог найти и сообщил, что встреча одноклассников нашего выпуска состоится в первую субботу июля. Тем же уведомительным способом, он назначил себе в помощники пару-тройку девчонок, с которыми крутил романы в годы нашей школьной юности, что бы было не скучно договариваться с кухней и дискотекой. Слава Богу, чаша организационных мероприятий миновала меня, и я попал на мероприятие с корабля на бал.

На этот раз всё было организовано по-взрослому. Выездной бар, фуршет, островок диджея. Особенно радовало наличие бар со спиртным, ведь десять лет назад, бдительные родители и учителя, конфисковали большую часть с таким трудом купленного и припрятанного нами бухла.

Встречал всех наш любимый и всегда уважаемый Ильич, в годы нашей юности учитель истории, а сегодня директор и организационный меценат мероприятия.

К этой встрече у меня был особый интерес. Уж очень хотелось увидеть Ленку Юдашкину, принцессу мальчишеских грёз, королеву школьного миньета. С девятого класса Ленка ласкала своим чудесным ротиком наши подростковые писюны, снимая напряжения в чреслах и поднимая настроение. Поговаривали, что она баловалась этим ещё с седьмого класса со старшеклассниками, а к девятому и мы с Вовкой стали членами её кружка. Её благосклонностью пользовались многие парни школы. Но когда мой член оказывался в чарующих объятиях её пухленьки губ, обласканный движениями розового язычка, я забывал периодическую систему Менделеева и теорию происхождения видов Дарвина, приключения прогрессора Мак Сима Каммерера и красного джеймс-бонда Эмиля Боева. Мысленно благодарил даосских монахов подаривших миру фейерверк. Ибо только он, может сравниться с той гаммой чувств и оттенков, что испытывал я, когда сперма упругими толчками выстреливала в рот Юдашкиной. Тогда я считал, этот миг счастья дарован только мне, а остальные врут. Делится своими впечатлениями, я не хотел даже с Вовкой. Он, похоже, тоже.

После окончания школы стремление к высшему образованию и последующая карьера далеко разбросали друг от друга наших одноклассников. Юдашкина тоже уехала из города в поисках счастья.

Только дружба с Вовкой прошла испытание временем. Бабник и сибарит, он был в очередной раз несчастлив в третьем браке. А я так и не женился за эти десять лет, каждый раз возвращаясь в родной город, на пару с Вовкой искал приключения на чью-то задницу или передницу.

— Невероятно! Боб, как ты смог всех нас разыскать?! — восхищался я, потягивая коньяк из пластикового стаканчика.

— Ну, положим не всех... но и это было довольно не просто...

И отвечая на мой немой вопрос, заговорщически подмигнул.

— Надеюсь, что придёт... Ну, вот я же говорил.

«Смотри, кто движется навстречу, идет как во сне».

Фигурно переплетая ножки, к нам приближалась наша принцесса

— Привет, мальчики! Как же я рада вас видеть! — чмокнула каждого в щёку.

Крутанулась вокруг своей оси, распространяя шлейф каких-то волнительных слегка пряных ароматов.

— Ну, а вы меня?

Указательными пальцами обеих рук проткнула грудь каждого из нас и лукаво глядя то на меня, то на Вовку, прочертила острыми ноготками траектории заинтересованности вниз до линии ремня.

— Ленка!!! — только и смог выдохнуть я.

Как же она была хороша! Почти не изменившись за эти годы, её красота и привлекательность стала более выраженной. Ещё в далёкие школьные годы Юдашкина была рано созревшей девочкой с оформившейся грудью второго размера, крутыми бёдрами и вызывающей попкой. Теперь же добавив к своему вайтлсу по одному размеру она на долгие годы обрела ту неуловимую манкость самки, обеспечивающее стопроцентное внимание любого самца. Про таких обычно говорят: «девочка — девушка — молодая женщина — молодая женщина — бабушка умерла».

На встречу Лена явилась в белом. Белая юбка обтягивала упругие загорелые ляжки, придавая походке молодой женщины соблазнительную жертвенность — в такой юбке далеко не убежишь от возбуждённого накачанного тостерном самца. Контуры трусиков под юбкой провоцировали сиюминутное желание узнать цвет и фактуру ткани.

«Чем вы гладите тонкое женское бельё? — Я? — Да. — Рукой...», прошептал на ухо гениальный соблазнитель женских сердец Жванецкий.

Белоснежная блузка свободного кроя практически не обрисовывала силуэт женщины, только не могла скрыть высокую грудь. Ткань была непрозрачной, да этого и не требовалось, чтобы выглядеть вызывающе голой в глазах публики.

Единственное, что изменилось в образе одноклассницы — волосы. В безвозвратно растаявшем прошлом это были две девичьи косы тёмно-коричневого цвета. Теперь же прелестную головку Лены украшала хаотическая копна светлых волос жемчужного оттенка, глядя на который вспоминался стопроцентный медляк школьных дискотек — «The Girl With The Pearl's Hair (вегр. «Gyöngyhajú lány») « группы Omega... Скорпионз отдыхает.

Уверенная в своей неотразимости, она приняла от бармена маргариту, приказала нам никуда не уходить, ждать её и убежала делать «чмоки-чмоки» девчонкам нашей параллели, что группировались возле стенда с школьными фотографиями нашего выпуска.

— Старичок, всё отлично, — зашептал в ухо Боб, — у меня хата уже заряжена. Оттопыримся по полной. Девка — огонь! Мы уже четыре месяца с ней теребонькаемся. Она всё время о тебе спрашивала. Извини, что не рассказал раньше.

Сказанное не сразу дошло до моего сознания. Это был удар — «мечта валилась в пропасть». Я конечно не ханжа, и понимал, что эти десять лет Лена провела не в монастыре. Однако, Вовкины слова «мы уже четыре месяца с ней», подействовали не хуже удара под дых. Делить «мечту» даже с лучшим другом не хотелось. Настроение улетучивалось как воздух из пробитого колеса. Что бы не развивать радостную для Вовки тему, я перевёл взгляд в зал. У одного из фуршетных столов Ильич о чём беседовал в двумя выпускницами. В одной я без труда узнал нашу отличницу Ирку Волкову. Крупная интересная женщина в строгом деловом костюме, она держала за талию девушку той выразительно очерченной красоты, что свойственна женщинам Кавказа. Незнакомка вежливо прислушивалась к остротам директора и смотрела... на меня.

Жгучая брюнетка с выдающимися четко очерченными формами. Тяжелая округлая грудь вызывающе натягивала лиф... Помните мадам Коко Шанель — «В гардеробе каждой женщины обязательно должно быть маленькое черное платье». У незнакомки оно было. Лиф с запахом, расклешённая юбка сзади буквально лежала на круглой попке. Точёные, чуть полноватые ножки, дразнили шоколадным загаром. Длинные чёрные волосы волнами струились по плечам.

Перехватив мой взгляд, брюнетка что-то шепнула Зайцевой, улыбнулась Ильичу и направилась в нашу сторону.

— Здравствуйте — загадочно улыбалась незнакомка.

— Ааа, хм-м, Рады приветствовать вас на нашем скромном торжестве, — сделал стойку Вовка с трудом оторвав взгляд от декольте брюнетки. И возвращаясь на позиции записного ловеласа продолжил, — Извините, прекрасная пери, вы случайно не правнучка царицы Тамары?

— Вы меня не узнаёте... — констатировала она, глядя мне прямо в глаза.

Боб всегда соображал быстрее меня.

— Валька? Ха... Валька Оганесян! Это — ты? В самом деле — ты?

— Ну, вообще-то не Валька, а Варсик и тем не менее, да — это я.

— Варсик? Хмм... Как? Какими судьбами? Как ты узнала? Ты же уехала в девятом — пританцовывал вокруг — а ты ничего, секси.

— После восьмого. Мне Ира сообщила о встрече, мы всё это время переписывались.

«Странно, но я её совсем не помню» думал я, глядел на незнакомку, которая, оказывается, была моей одноклассницей.

— А вот и я, — бабочкой-капустницей нарисовалась Ленка, пронзая незнакомку тревожно-оценивающим взглядом.

— Элен, помнишь Вальку Оганесян?

— Что-то не припоминаю, — соврала наша школьная пассия.

— А я тебя помню, Лена. И все школьные мальчики, уверена,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (12)
наверх