Пороги любви. Часть1

Страница: 1 из 6

Наконец-то мне подфартило, и моя начальница, начмед, во время новогоднего корпоратива обещала дать летом отпуск на две недели! Всё дело в том, что в нашем отделении гнойной хирургии постоянно не хватало хирургов, а летом всё-таки время отпусков, и работа не такая напряжённая, поэтому Елена Николаевна дала добро на отпуск. Я сразу же позвонил жене, чтобы обрадовать её этим известием, Сказать, что она была рада — не то слово, она закричала УРА, оглушив меня своим криком, и бросила трубку.

Вечером придя домой, я застал её в прихожей, примеряющей на голое тело ультракороткий сарафан, который еле прикрывал её умопомрачительную круглую попку, по которой я хлопнул, когда она наклонилась, чем вызвал её истошный испуганный крик, так как она не заметила моего присутствия. Попеняв мне, она продолжила красоваться перед зеркалом, а я с удивлением смотрел, как спереди её грудь буквально вываливалась из тесного сарафана, и только каким-то чудом её торчащие из под тонкой ткани соски не оказывались наружу.

Её манипуляции возбудили меня, несмотря на то, что перед уходом на работу я вволю насладился её восхитительным телом, оттрахав её рачком и залив её киску своей спермой — она по рекомендации и с помощью гинеколога обезопасилась от нежеланной пока беременности с помощью внутриматочной спирали, поэтому я смело кончал в неё без страха за последствия. Наблюдая за стриптизом в исполнении жены, мой член зашевелился в штанах, и было отчего! Её голые, длинные, белоснежные стройные ноги манили к себе как магнит, и несмотря на то, что я был голоден как волк, решил заняться с ней любовью сейчас. Она недовольно буркнула в ответ на мои попытки склонить её к сексу, сказав, что я ей мешаю и сейчас не до меня.

Нехотя отпустив её, я сказал ей, что она наверно, сошла с ума, забыв куда мы едем. А собирались мы поехать на родину, в Армению, откуда мы с женой перебрались в Россию три года назад по программе переселения соотечественников. Она же, сверкая глазами, ответила, что ещё не болеет склерозом и прекрасно отдаёт себе отчёт в своих действиях. Меня разозлил её ответ, и я не преминул напомнить ей, что местные мужчины, хотя и успели в последнее время привыкнуть к оголённым женским ножкам — городские женщины раскрепостились в плане одежды, и всё же будут уделять ей повышенное внимание в связи с этим, так как несмотря на раскрепощённость в одежде, женщины не были так доступны как в России. А она продолжила препираться со мной, наверное, чтобы позлить меня ещё больше, лукаво промолвив, что в России уже отвыкла от назойливого мужского внимания и явных попыток съёма для секса, поэтому ей очень хочется снова ощутить это непередаваемое чувство желанной самки для спаривания.

Она очень разозлила, но вместе с тем и возбудила меня своими словами, поэтому я загнул её раком, и несмотря на её попытки вырваться, вытащил свой раскалённый член из штанов, и улучив момент, вогнал его в её на удивление влажную вагину. Она ругалась, вырывалась, но я крепко держал её за талию и натягивал её соблазнительную попку на свой дымящийся ствол, с каждым разом врываясь в неё с большей силой. В конце концов она смирилась, и назвав меня грубым животным, молча терпела, пока я не излился в её горячую вагину. Когда я отпустил её, она развернулась ко мне лицом, и придерживая свою заполненную спермой щёлку ладошкой, промычала:
— Скотина! — и проковыляла в ванную. Я же вдогонку крикнул:
— Сучка похотливая! Если так будешь там одеваться, то же самое тебя ждёт там, только ебать тебя будут незнакомые мужики! Она встала у двери в ванную и проговорила:
— Если тебе этого так хочется, ну и ладно!
— Ты дура? Я тебя предупреждаю, что тебя ждёт то же, что и сейчас, если ты будешь провоцировать тамошних армян своим блядским видом, а ведь там сейчас появилось много иранцев, которые очень охочи до доступного женского тела.
— Я это знаю, но неужели ты не сможешь постоять за свою жену, как всегда?!
— Я-то постою за тебя, но если ты вырядишься в таком виде и будешь красоваться без меня, пеняй на себя!
— Значит, будь внимателен, и защищай меня, если понадобится, любимый! — проворковала она и примирительно поцеловав в губы, проскользнула в ванную.

Меня зовут Андрей, мне 30 лет, я чистокровный русский, мои предки оказались там во времена Екатерины Великой, сославшей на Кавказ множество старообрядцев целыми селениями. И с тех пор в Армении появилась большая русская диаспора, которая, получив земли в её разных областях, жила замкнуто, соблюдая все свои обычаи и традиции, стараясь при этом сохранять чистоту крови, для этого браки происходили между селянами или другими представителями старообрядческих общин, коих там было несколько.

У меня была старшая сестра, которая вышла замуж за соседского парня на два года старше неё, и жила с нами со своими двумя детьми и мужем, так как в избе её мужа было очень тесно — у него было четыре брата и сестры, плюс их дети. Моя мать, когда мне было 13 лет, как-то на ушко шепнула мне, что надо выбираться отсюда в поисках лучшей доли в столицу, Ереван, а для этого надо сначала поступить в хороший вуз. С тех пор я решил для себя стать хирургом, и денно и нощно грыз учебники по химии, биологии и физике.

В школе я был отличником, закончив которую вопреки воле отца поступил в медучилище, работая параллельно санитаром в областной больнице. Через два года я подал дела в медицинский институт, с трудом, но всё же поступив на факультет лечебного дела. Учёба там была очень сложной и тяжёлой, многие мои однокурсники, поступившие по блату, вылетели с первого же курса, а я и там отличился, тоже став отличником.

Внешне я не был похож на ботана, пойдя в отца его высоким ростом под 190 см и крепким телосложением, сильно отличаясь от своих однокурсников гренадерскими данными и славянской внешностью. У меня было очень много друзей армян, с которыми я общался на армянском языке, которым я владел так же хорошо, как и русским, в отличие от других моих сельчан, что мне очень помогало в жизни, а иногда приводило к смешным и курьёзным случаям.

Мне очень нравилась Диана, моя однокурсница, которая была младше меня на три года. Она была армянкой, но внешне была больше похожа на русскую, скорее на хохлушку. Принадлежность к армянской нации указывали её густые, иссиня-чёрные волосы, которые эффектно оттеняли несвойственную армянкам белую кожу и ярко-синие, глаза. А вот форма огромных глаз миндалевидной формы была, конечно, чисто армянской. Всё остальное — курносый маленький носик и славянские скулы говорили о том, что в её крови наверняка была и русская кровь, о чём я однажды шутливо подколол её, сказав, что её прабабушка в своё время очень удачно и главное, результативно, покувыркалась на сеновале с бравым русским казаком, иначе откуда взялись её белая кожа, синие глаза, курносый носик и статная, высокая, славянская фигура.

Она сильно обиделась на меня, и после этого демонстративно избегала меня, когда мы оказывались вместе на студенческих вечеринках, коих я всячески избегал, посвящая почти всё свободное время учёбе, но при этом регулярно посещая спортзал, где каждодневно изнурял себя полуторачасовыми силовыми упражнениями. Как говорится, в здоровом теле здоровый дух, и незаметно, через полтора года, я стал пожинать плоды своих физических нагрузок, особенно летом, когда мои бугрящиеся мышцы, перекатываясь под майкой на голое тело, привлекали восхищённые женские взгляды местных жительниц.

Я частенько выслушивал в свой адрес лестные для моих ушей высказывания армянок о моей фигуре, а несколько раз слушал их предположения о том, что скорее всего, и мой член такой же крепкий и большой, как и я, и что они не прочь попробовать его в себе. Надо сказать, что почти все русские, живущие там, не знали армянский язык, а меня ещё скорее всего принимали за приезжего, поэтому, отпуская в мой адрес свои мнения и высказывания, представительницы женского пола были уверены, что я не понимаю, о чём идёт речь, я же включал дурку и проходил как ни ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх