Листочки

Страница: 1 из 3

Том недовольно посмотрел на Майкла. Невысокий и темноволосый с вечно не сходящей с губ ухмылкой, делавшей вытянутое лицо похожим на высокомерного и смеющегося над всеми греческого фавна, тот невольно оказался напарником. Он не слишком нравился чернокожему здоровяку, хотя бы потому, что имел дурную привычку вечно появляться там, где его, в общем-то, не ждали, а тем более не приглашали.

— Зачем они тебе?

Том пожал плечами.

— Сам не знаю. А вдруг что интересное? Вижу — лежат, вот и решил взять почитать, может, что интересное найду.

Объясняя причину он аккуратно сложил вчетверо несколько старых листочков, пожелтевших от времени словно древнеегипетский пергамент, на которых, впрочем, вполне различимо проступала вязь букв, некогда вбитых в бумагу при помощи печатной машинки.

— А почему все не взял? — не унимался Майкл. — Через час или два вместе с кирпичом и остальным мусором перекидаем и перемешаем, а потом и вовсе увезём — и конец какой-то неизвестной истории.

— Ну и ладно, — довольно равнодушно отозвался рабочий и тщательно сложенные листы положил в грудной карман рабочего комбинезона мышиного цвета. — Мало ли кругом разного мусора.

— На всякий пожарный, — Майкл нагнулся, подобрал и бросил в дальний угол пачку старой бумаги и подвинул ногой туда же пару картонных ящиков, на которых они лежали. — Если что, можно ведь и завтра выбросить. А вдруг что ценное?

Том рассеянно кивнул головой и ещё раз окинул взором предстоящий объект работы. Когда-то в двухэтажном здании, больше похожем на барак кипела жизнь, теперь же он, опустевший и одряхлевший, смиренно ждал своей незавидной участи.

— Слышал, что во время войны, той, большой с япошками, тут находилась какая-то военная лаборатория, — заметил Майкл и они оба невольно посмотрели на длинные вереницы клеток. Большие вольеры, совсем как в зоопарках сменяли просторные, а то и совсем маленькие клетки с проржавевшими, порой согнутыми металлическими прутьями. Теперь совершенно пустые они производили странное, тягостное впечатление, как пустые заброшенные дома или же големы, лишённые души. — Похоже, испытывали на животных что-то. Эти бедняги всегда за нас отдуваются. Может, вирусы прививали, какие опасные. Как бы нам ещё какую заразу не подхватить.

Тому стало немного не по себе от слов приятеля, но мысленно согласился с ним. Минутой же позже оба строителя присоединились к десятку других чернорабочих.

Вечером, как только Том вернулся домой, после короткого ужина, он вспомнил про подобранные листы бумаги и решил посмотреть, что же всё таки было на них написано. Так как листочков оказалось совсем немного, он быстро смог разложить их в порядке очередности, что оказалось сделать совсем не сложно. Каждый лист был помечен датой в самом крайнем правом углу. По мере того, как Том перекладывал чьи-то старые записи, он уже понял, что в руки ему попало нечто интересное.

Даже не заметил, как сзади подошла Джин, вовсе не прячась, и вздрогнул, когда она обняла его за плечи.

— Какой-то ты сегодня не такой, как всегда, — проворковала она на удивление приятным голосом, несмотря на заметную хрипотцу при произношении. — Может, сходим куда? Не хочешь? Чем днём занимался?

— Разбирал с ребятами одно старое здание под реконструкцию. Когда-то его забросили военные, а потом вспомнили, что оно есть и перепродали кому-то задёшево, а новый застройщик решил, что дешевле будет отремонтировать, чем сносить.

— Смотрю, нашёл там что-то?

Том кивнул головой и снова принялся собирать головоломку. Ему всё больше и больше казалось, что он коснулся запретной тайны.

Джин, невысокая и стройная некоторое время постояла рядом, а потом махнула рукой.

— Ну и ладно. Расскажешь потом, что тут такого интересного. Интересней чем я, — направилась в гостиную, легла на диван и включила телевизор.

К тому времени, как устав ждать его, она успела заснуть, так и не уменьшив звук очередного шоу, Том понял, что в руки ему попали короткие фрагменты некогда большого дневника, скорее даже не дневника, а записок из пережитого.

«... Последние новости из Европы и Азии заставляют меня поторопиться. Нацисты всё дальше и как-то очень легко продвигаются в Польше, а японцы, хоть и застряли в Китае, творят на захваченных территориях неописуемые зверства. Не знаю, сколько времени осталось в запасе, но совершенно уверена, что обе оголтелые стаи набросятся скоро и на нас. Всё больше приходит понимание, что попала я во времени небывалого катаклизма, что столкнулись, и увидела вселенское зло, вырвавшееся наружу. Говорят яппи и наци создали как бы новую формацию людей. Сильных и беспощадных. Которых трудно победить обычному человеку. Так даже сами офицеры из охраны говорили. А мы что можем им противопоставить? Америка перевооружается, но не так быстро как хотелось бы, а дух наших солдат слаб. К тому же — сколько продлится война? А если намного больше, чем предыдущая? Только супер солдаты помогут нам победить врага.

Я слышала, что русские в своё время добились определённого успеха в решении вопроса. Что всё-таки достигли результата, а это означает, что он возможен. Получили неких гибридов — быстро растущих, невероятно сильных, жестоких и выносливых. Где-то в сибирских лагерях или ещё где, точно пока не установлено.

Получается, что после ряда тестов по селекционированию они всё же поймали нужную комбинацию с неизвестными носителями Х и добились успеха.

Я думаю, что смогу достичь того же.

Сегодня вновь обошла свои владения и осталась довольна увиденным. Мой маленький кабинетик вместе с лабораторией отделяет от вольеров лишь тонкая кирпичная стена. В клетках же визжали и бесновались отобранные экземпляры. Какие они всё же глупые! Радовались бы, что не попали к другим, хотя и я официально должна была колоть им некую смертельную сыворотку. А выживших отправлять в барокамеру.

Нет же, не понимают своей удачи, скалят зубы и кричат на меня.

22 сентября

Вчера провела чудный вечер с Эвардом. Сначала мы смотрели синема, потом зашли в шикарный ресторан. Он так трогательно ухаживал за мной! Я уверена, что когда он вернётся из командировки по побережью, то обязательно попросит моей руки. По-другому быть просто не может.

Когда же пришла домой, то вдруг разрыдалась. Я так не хочу его потерять! Все говорят, что мы очень красивая пара. А сколько таких пар разобьёт, искалечит пламя войны, стоит только ей хоть немножко обжечь нашу благословенную землю?

И вдруг окончательно поняла, что я одна и должна помочь остановить надвигающееся безумие. Что, может, я одна способна сделать больше, чем дивизия морских пехотинцев и сохранить жизней столько, сколько не сможет и дюжина лазаретов.

Если, конечно, всё получится.

Я должна положить начало новому этапу могущества своей страны, создав расу выносливых и могучих созданий, помощников в грядущих битвах.

Несколько успокаивало и дарило веру в успех то обстоятельство, что до меня такие случаи бывали и бывали не один раз. Я тщательно изучила множество достоверных известий из Африки, которые вряд ли когда будут приданы широкой огласке. Десятки, а то и сотни свидетельниц рассказывали о нападениях на них в джунглях приматов с одной целью — изнасиловать выбранную жертву, самку совершенно иного вида, чем они. К счастью, половые органы обезьян настолько малы, что в этом смысле не могут нанести серьёзных травм. Так пенис гориллы достигает в длину всего трёх сантиметров, а орангутанга — четырёх. Самой же большой опасностью при контактах такого рода можно считать любовные объятия или неожиданные приступы гнева.

Шимпанзе насколько я знаю, превосходит человека по отношению силовых показателей раз в шесть. Поэтому многие жертвы, несчастные африканки погибли не от проникновения внутрь, а от того, что начали сопротивляться. Им просто переломали кости. Не зря в Конго девочек наставляют не оказывать сопротивления таким насильникам, хотя после овладения ими обезьяной ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх