Дочки-матери. 28—31

  1. Дочки-матери. Главы 15—17
  2. Дочки-матери. 18—23
  3. Дочки-матери. 24-27
  4. Дочки-матери. 28—31
  5. Дочки-матери. 32—34

Страница: 1 из 3

Корчагин нашёл Солнцева на кухне, тот уже закончил приготовления салата и картошки, унылым взглядом обводил поле боя, нервно сминая полотенце в руках.
— Чего такой грустный? Случилось чё? — Миша прищурился, ухмыляясь краешком губ.
— Да, можешь быть доволен. Вероника меня изнасиловала.
— Даже так, — Корчагин удивлённо повёл взглядом по кухонной идиллии.
Все кастрюльки и сковородки, начисто вымытые, лежали на своих местах. Сарказм Андрея с густым налётом раздражения вызвал у Миши лёгкое замешательство.
— Она что, плохо тебя обслужила? — он бросил осуждающий взгляд на Солнцева.
— Отлично обслужила, по первому разряду.
— Тогда я что-то не понимаю. Ты чем-то недоволен?
— Это ведь ты её подговорил? — Андрей презрительно скривил губы.
— И что? — Корчагин расцвёл в улыбке. Он наконец смекнул, что к чему.
— Нафига было это делать? — Андрей улыбнулся. Его взгляд смягчился.
— Ну надо ж ей сначала по очереди с нами попробовать, перед тем как сразу с двумя, — Миша подмигнул. Его правый глаз сощурился медленно и качественно, как в замедленной съёмке. Губы при этом съехали набок в ухмылке, вся правая сторона лица сморщилась вокруг глаза.
— Так вот к чему всё идёт! — Солнцев окончательно подобрел, его белые зубы обнажились в улыбке.
— А то! — Миша походкой главнокомандующего шагнул к кастрюле, прошвырнулся по кухне, заглядывая в салатницы. — Молодец, — похвалил он. — Настя сказала, что ты картошку лучше всех чистишь, — он захмыкал в нос, бросая косой взгляд на смущённого Андрея.
— А что она ещё рассказывала? — спросил тот, аккуратно откладывая кухонное полотенце в сторону.
— Про тебя или вообще? — Миша наклонился к окну, окинул взглядом пустынную дорогу.
Андрей хмыкнул, отворачиваясь. Задумчивая улыбка заиграла на его лице.
— Вероника — трепло несусветное, — произнёс он с расстановкой. — Ты веришь всему, что она говорит или выборочно? — он перевёл взгляд на Корчагина.
— Выборочно, конечно, — Миша улыбнулся с хитрецой. — Знаешь, как у нас говорят: доверяй, но проверяй.
— Это точно, — Андрей покачал головой. — Сказала мне, что мама её шалавой обозвала. Болтает, наверное, сейчас в саду всё, что в голову взбредёт, — Солнцев стиснул зубы, сощурился.
— Пускай болтает, — Миша с весёлой улыбкой на лице заглянул в другое окно, выходящее в сад. — Страна должна знать своих героев. Сколько раз ты её чпокнул, пока нас не было, а? — Корчагин заглянул в хмурое лицо Солнцева, пытаясь угадать. — Два? Да-а-а, вижу, что два. Ей одного всегда мало было. Вот погоди, чпокнем её как-нибудь вдвоём, посмотрим, что она запоёт, — он направился к выходу из кухни, обернулся. — Шалавой, говоришь, назвала? Мамочка у неё тоже не промах. Видел я однажды эту маму. Какая яблонька, такое и яблочко, — довольный он вышел на крыльцо.
Солнцеву было не до смеха.
«Болтливость Вероники до добра не доведёт», — мысленно смирялся он с предвестником грозы.
29
Вероника высоко подлетала на качелях, откидываясь спиной назад. Её волосы разлетались на ветру, почти касаясь травы. Она радостно улыбалась, прокручивая в голове секс с дядей Андреем.
«Дядя Миша всё равно круче!» — думала она, ухмыляясь.
На тропинке между кустов появились Солнцева с Корчагиной. Вероника остановила разбег.
— Ну что там, дядя Миша подарки купил? — спросила она Катю, которая первая подошла к качелям.
— Неа. Я же говорила, что Настя не должна с нами ездить, — ответила та с придурью, которую переняла от Вероники.
Девчонки рассмеялись. Настя стояла в сторонке, прислонившись к дереву, скрестив руки на груди. Она была себе на уме.
— А мы тут с дядей Андреем картошки нарубили, — Вероника бросила озорной взгляд в сторону недовольной Корчагиной.
— Прямо-таки нарубили? — отозвалась та едко.
— Весело было, — Вероника подмигнула.
— Врёшь ты всё и не краснеешь. Не было у вас ничего, — Корчагина ощетинилась. Губки приоткрылись, глазки гневно сверкнули.
— А вот и было, а вот и было, — Вероника продолжила разгон для отрыва, взлетела вперёд, провалилась назад.
— Чем докажешь? — Настя сделала шаг к качелям, остановилась напротив.
— Задницу будешь целовать? — Вероника подмигнула Солнцевой, та захрюкала, отворачиваясь.
— Буду, — лицо Насти Корчагиной омрачилось, глубокая морщинка появилась над переносицей.
— У него на лобке под волосами родинка, — Вероника высунула язык, отвернулась, ища поддержки у Солнцевой. Та хихикала в кулачок, поглядывая на разъярённую Настю Корчагину. Никогда раньше она не видела гнев пантеры.
— Ну ты и шлюха, — выплюнула Настя, сверкая глазками.
Развернувшись, она устремилась в дальний конец сада, скрылась за кустами.
Катя Солнцева хлопала ресничками. Её ротик приоткрылся.
— Ничего себе. Зачем ты так? — нахмурившись, спросила она.
Вероника тяжело поднялась с качелей. Оглядывая сад, она отряхивала попу, гладила себя по бёдрам. Веселье как рукой сняло.
— Сама не знаю, — растерянно пробормотала она. — Он на меня набросился, как только вы уехали.
Катя печально покачала головой.
— А я думала, он Настю любит, — сказала она и вздохнула.
В этот момент из-за кустов показалась Настя Корчагина. Она быстрым шагом шла к девушкам, явно с серьёзными намерениями.
— Настя, ну не переживай ты так, — жалобно взмолилась Вероника. — Все мужики козлы. Ты разве не знала?
Корчагина приблизилась к Веронике вплотную, её заплаканные глаза метали искры.
— Настя, прости меня. Он сам захотел, — шептала Вероника. Её виноватый взгляд опустился под ноги.
— Это неважно. Можно тебя кое-о чём попросить? — Корчагина бросила отчаянный взгляд в сторону Солнцевой, будто призывая её в свидетельницы.
— Конечно. Знаешь, и в попу меня не надо целовать, — Вероника с надеждой взглянула подруге в глаза.
— Это тоже неважно. Поможешь мне кое-в чём? — та неловко улыбнулась.
— Для тебя — всё, что угодно, — Вероника расцвела в улыбке.
Долго шушукались подруги в саду, дело вновь приобрело весёлый озорной характер. Солнцева смеялась до слёз, ожидая пикантного развития.
30
Вечерело. Вероника Алашеева демонстративно взяла Михаила под руку и потянула к озеру. Катя следовала по пятам, ей было велено «погулять где-нибудь» и не путаться под ногами, «когда пух полетит». Так Вероничка обрисовала сложный манёвр Корчагиной.
Оставшись на даче с Солнцевым, Настя тут же приступила к реализации задуманного. Она поднялась в девичий покой, достала из шкафа наряды, припасённые Катей: обтягивающее чёрное платье, чулки. Трусики и бюстик ей не понадобятся, она ведь не собирается раздеваться, всё должно быть спонтанно, хоть и вполне ожидаемо.
Скинув с себя шортики, трусики и маечку с бюстиком, Корчагина засмотрелась на отражение в зеркале. Её точёная фигурка играла плавными изгибами, бархатная кожа переливалась тенями на свету заходящего солнца. Представив предстоящее, Настя невольно содрогнулась. Ухмылка возникла на сосредоточенных губах, тело моментально покрылось пупырышками. Её будут трахать, жёстко и больно. Как она сама захочет того, не много, не мало. Бурые сосочки залились твёрдостью, восстали под тянущейся тканью. Задница едва уместилась под нижним краем платья, чулки ажурными чёрными резинками соединялись с манящим верхом. Настя нырнула носочками ступней в сандалики и решительно ступила к двери.
Андрей Солнцев возился в саду, ему вдруг пришла в голову мысль собрать небольшую печку из кирпичей. Появление Насти в сексуальном наряде вызвало в нём внутренний переполох, который он поспешил тщательно завуалировать. Задрожав на ветру, Солнцев расплылся в вороватой улыбке. Что если соседи увидят, или Корчагин с Вероникой и Катей воротятся домой раньше времени?
— Я попросила Веронику, погулять пару часиков вокруг озера. Катя тоже знает, — Настя облизнула губки, её глазки блеснули.
Солнцев кивнул. Он не отрываясь следил за плавными движениями пантеры.
«Где она только раздобыла такой наряд?» — дивился ...  Читать дальше →
Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх