Игра для жены

  1. Игра для жены
  2. Игра для жены. Часть 2
  3. Игра для жены. Часть 3
  4. Игра для жены. Часть 4

Страница: 1 из 2

0. Истории из своей жизни с женой у меня настолько невероятные, что начав публиковать их на одном из сайтов, испытал обиду, когда почитал рецензии, мол, враньё, и прекратил выворачивать душу перед анонимами. А тут, относительно не так давно, проездом, завалился ко мне мой друг. Сто лет не виделись! Пробыл он у меня неделю, вместо планировавшихся трёх дней. Разговоры. Накопилось на душе много чего, и у меня и у него. Сами знаете, как это бывает, когда на душе такое, что поведать можно далеко не каждому. Короче, пока мы с ним усидели мои припасы спиртного, я успел поведать ему свою драму жизни, а он рассказал мне про его собственную. На трезвую такое рассказать о себе и о своей любимой — язык и не повернётся. Потому, поднабравшись, особой неловкости за свои откровения уже не испытывали. Скорее, некоторый стыд за вынесенное из себя, и радость облегчения на душе от этого. Поскольку встречаемся крайне редко, да и истории оказались в чём-то схожи, а душу кому-то, сочувствующему, понимающему, излить было нужно, при расставании мы испытывали лишь лёгкий налёт неловкости за свою слабинку, что выговорились и чувство абсолютного доверия друг к другу, как к хранителю тайны друга. Позже, Переваривая в голове рассказ друга, я поймал себя на том, что просто вижу образы перед глазами, словно роман прочитал какой, или кино посмотрел. Позвонил ему, благо обменялись новыми номерами, то сё, а после и сказал про то, что его рассказ всё не идёт у меня из головы. Он мне ответил, что и у него то же самое: просто, аж встаёт, как вспомнит, что с моей женой другие мужики вытворяли. Вот тогда мы с ним и договорились, что я напишу про их, с женой, историю, а он, если захочет, про мою. Без реальных имён, разумеется, мало ли кто из знакомых узнает нас или себя по повествованию. На том и завершили разговор на эту тему. Прошло около месяца, прежде чем начал. Так, набрасывал сцены, и стирал — слишком пошло было, так о тех, кого любят — нельзя. Руки чесались, но робел, страшновато было выносить этот сор, да и не писатель я, к слову сказать, и опасался, что снова скачусь на пошлую лексику, и получится разнузданная порнуха. Хотелось же показать, что не маньяки мои друзья, а нормальные, достойные люди, со своими ранимыми душами, но и со своими тараканами в голове, заставляющими их ради ощущения сладостного возбуждения идти на неординарные поступки. Писал и переписывал массу раз. Ушло на это больше года. В конце концов, написал от первого лица, потому, что сам-то я не профессиональный литератор, и за плечами только десять классов, а так мне легче писать. Так что, не обессудьте, если что не так или коряво вывел. А теперь представляю вам и саму его историю.

1. Шёл 1987 год. Упав на меня грудью, жена рыдала грудным голосом. Член словно пожимала невидимая рука, выдаивая последние капли семени.
Телефон — враг супружеского ложа, зазвонил на этот раз с опозданием, и не успел испортить нам удовольствие. Я подумал об этом с непонятным злорадством, а также с удовлетворением, что сегодня мне, наконец, удалось уговорить жену и сфотографировать то, как она опускается, садясь на мой член, поглощая его до того, как раздались трели звонка. Давно мечтал иметь такие фотографии! Опоздал ты, братец телефон, со своими несвоевременными звонками! Я уже успел снять всё, что хотел!
Светлана с неохотой выпрямилась и дотянулась до аппарата. Она слушала монолог в трубке, слегка раскачиваясь на мне. Она продолжала сидеть верхом во время разговора, и я ощущал, как вновь возбуждается, наливается теплом ее низ, от такой шалости, и в ответ на это моя плоть начала просто каменеть.
Звонил ее отец. Я сразу понял это по фразам ни о чём. После того, как его дочь стала жить у меня, выйдя замуж, а сын остался на сверхсрочную службу, он оказался в своей квартире один, а когда выпивал от тоски, то звонил Светлане, просто так, и хотя сообщить было нечего, подолгу изливал душу. Теперь снова был такой звонок. Меня все это, уже становящееся чем-то вроде традиции, порядком раздражало и потому я, с внутренней усмешкой, чтобы вынудить любимую поскорее закруглить разговор, попробовал следующее: я начал вновь ритмично двигать своим тазом. Мой расчёт оказался верным: от невозможности сосредоточиться и на разговоре и одновременно на ощущениях внутри себя, у жены вскоре начали путаться мысли. Она попыталась подняться с меня, но я удержал Светку, пересилив её сопротивление. Светка замерла на минуту с прижатой к уху трубкой и прикрытыми глазами, а после сделалась совершенно пунцовой лицом и обмякла, сдавшись моему напору. Жена сидела на мне, и, возбужденно дыша ртом, неожиданно для меня, за считанные секунды пришла в сильнейшее возбуждение. Таким сильным я его у жены прежде никогда не видел. Светка нежным, грудным голосом начала говорить отцу нежности, и при этом сама начала всё более страстно двигаться и натыкаться на мой член. Во влагалище хлюпала столь обильная смазка, что я свободно сновал в ней, будто ставшей просторней. Светка слушала в трубке голос и с безумным жаром отдавалась, пока прогнувшись и закусив губу, с гримасой боли, не достигла оргазма. Отец, при её долгом молчании видимо решил, что что-то со связью, и положил свою трубку.
Светка, придя немного в себя, рухнула на бок и отвернувшись от меня, тихонько заплакала. Мне стоило многих усилий, чтобы жена перестала дуться и все объяснила, хотя я уже стал догадываться о том, что произошло. Наконец, любимая, полунамеками, обрывками фраз, которые у неё язык не поворачивался произнести от стыда, дала понять мне, что от нежных слов отца в трубке, наложившихся на мои ласки, и у нее до такой степени начали путаться мысли, что на минуту ей показалось, будто это её отец, преодолев сопротивление дочери, а не я овладел ею. Внутри у меня бурчало задетое самолюбие, но искренние переживания жены по поводу случившегося пробудили во мне нежность и сочувствие. Да и стыд за необдуманность действий, если честно, тоже.
Все закончилось тем, что она, наплакавшись, успокоилась, и только тогда, призналась мне:
— Понимаешь что произошло?! Я разговаривала с отцом, а ты всё продолжал, и у меня мысли просто начали путаться настолько, что в какой-то момент мне показалось, будто я сейчас с ним! Я стала вырываться, ведь стыдно это делать с отцом! А ты что сделал! Ты пересилил моё сопротивление и взял силой! Тебе никогда не понять того, до какой степени стыдно понимать, что внутри меня родной отец, и вопреки отвращению испытывать при этом сладостное ощущение. Хотелось от стыда за себя, за то, что мне сладко с ним, просто провалиться сквозь землю! И от этих мыслей каждое новое движение мужчины внутри становилось немыслимо волнующим и вызывало такой восторг наслаждения, что я просто провалилась во тьму, перестала существовать. Была только вагиной, с её ощущениями и член отца, который вагина ласкала, как только могла, целиком отдаваясь ему. Никогда не думала, что стану настолько развратной!

— Перестань! Почудилось тебе, и всё! — ответил я с некоторым внутренним испугом, который старался скрыть.

— Ты так и не понял! Я от девчонок слышала, что такое бывает, но мне и в голову никогда не приходило, что сама не удержусь от сладкого искушения поддаться насильнику отцу, и сама отдамся ему, да ещё со всей страстью! И самое стыдное, что, как ни старалась избежать этого, а всё равно испытала наслаждение от этого «секса с ним»! Теперь ты понял? С ум сойти! Оказывается внутренне, я самая грязная из всех шлюх! Внутренне я оказалась такой, грязнее которой не бывает! Которая может даже с отцом, и получает от этого вместо отвращения — величайшее за всю жизнь наслаждение!
Я, только краснел, ругая себя за то, что поддался искушению попробовать такое. Раньше я слышал от ребят о том, как они верныех жён напяливали на свои члены, заставляя во время траха разговаривать с ними. Их восторженность рассказов и соблазнила попробовать нечто подобное со своей женой. Решение оказалось спонтанным. Просто, пришло на ум, про телефон, а возбуждение и любопытство, посмотреть на то, как Светка ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх