Дочки-матери. 32—34

  1. Дочки-матери. Главы 15—17
  2. Дочки-матери. 18—23
  3. Дочки-матери. 24-27
  4. Дочки-матери. 28—31
  5. Дочки-матери. 32—34

Страница: 1 из 5

32
Андрей проснулся от лёгкого шороха в комнате. Приоткрыв глаза, зажмурился от предрассветного сияния за окном, но успел заметить Корчагина, прыгавшего на цыпочках вокруг рюкзака. Сразу вспомнился вчерашний разговор. Катя с её затеей повторить опыт Вероники, Миша, не имевший ничего против.
Нахмурившись, Андрей перевернулся и усилием воли попытался уснуть. Но спать уже расхотелось.
«Оля бы точно такое не одобрила», — представлял он себе дочку, совокупляющуюся со здоровенным мужиком, да к тому же ещё в лодке.
— А ты куда смотрел, придурок? — прошипела бы бывшая.
Андрей тяжело вздохнул, закусил щеку. Он не был ханжой, чего уж греха таить, у самого рыльце в пушку. Но разница в его случае заключалась в чувствах и взаимности со стороны Насти. Для Михаила это был обычный охотничий азарт. Миша даже глазом не моргнёт, когда придёт время.
«Только и ждёт своего звёздного часа», — мрачно думал Андрей.
Но что поделаешь? Все ловушки расставлены, силки натянуты. Корчагин выходит на охоту.
Солнцев услышал аккуратный стук пяточек по лестнице, и сердце его ёкнуло. Дочь спускалась всегда характерно, придерживаясь рукой за поручень, бочком прицеливалась куда ступить. Наконец послышался шёпот Солнцевой, она была явно не в себе, восторженный голос её приобрёл хрипцу. А, может, это с утра она ещё не успела позавтракать?
Парочка вышла и затопала снаружи по траве, видимо, сбивая росу. Михаил тяжело ступал резиновыми болотниками, рядом перелётами шебуршала зелёная вишня.
Андрей сквозь сон, внезапно накативший, с тоской думал о правах феодала на первую ночь. Примерно так он себя и чувствовал — средневековым крестьянином, у которого только что силой забрали невесту.
###
Кто-то забрался под одеяло и, нырнув с головой, погрузился в процесс ощупывания причиндалов. Сначала тонкими руками, а потом и ротиком.
«Вероника», — мелькнула в затуманенном сознании догадка.
Он приподнял верхний край одеяла, чтобы лицезреть глубокий минет во всей красе. Ненасытная бестия жадной пираньей присосалась к члену, уткнулась носиком в волосатый лобок, обхватывая ствол у самого основания. Губки и даже зубки девушки елозили на быстро пробуждавшейся плоти. Пальчиками стянув кожу, пигалица держала твёрдую палочку в жёстком кольце, кончиком языка заигрывала с головкой.
Их глаза встретились: её — довольные, ухмыляющиеся, его — непроснувшиеся, раздосадованные.
Андрей вывернулся и сел, отстраняя от себя нахалку.
— Ну всё, хватит, — прохрипел он, прикрывая вздыбленный пах.
— Настя ничего не узнает, — восторженно прошептала пигалица. — Она тоже на рыбалку пошла.
Андрей озадаченным взглядом посмотрел на чудо в перьях, она сидела перед ним на коленках абсолютно голая. Трусики, шортики и маечка валялись на полу.
Не отказываться же от минета?
«Отсосёт, раз уж начала», — думал он.
Андрей отпустил руку, оттянул член в сторону девичьей головки, которая нежным ротиком накрыла самую чувствительную часть мужского достоинства.
Вероника принялась сосать с новой силой. Он только успевал придерживать её за уши и щипать носик, чтобы она не увлекалась зубками. Пальчиками она хватала яйца, оттягивала их и массировала, как доярка, привыкшая к вымене на ферме. Пришлось поумерить её пыл.
Он вытянул презерватив из сумки, стоявшей под кроватью, быстро раскатал по стволу и опрокинул пигалицу на спину. Она весело раскинула худые, как у лягушки, ляжки, открывая гладко выбритую розовую щель. Воткнувшись в неё, Андрей мигом влетел по самые яйца. Тугое влагалище звонко чавкнуло, пускай ствол внутрь, обильная смазка способствовала глубокому проникновение.
Ему не было нужды притворяться, он трахал грубо и цинично. Исключительно в целях доставления себе максимального удовольствия. Видимо, этот последний нюанс и вызвал удвоенную страсть со стороны прыгавшей под ним подстилки. Она не хотела мириться с положением заложницы чужой воли, пяточками и кулачками заколотила по спине и ягодицам Андрея, демонстрируя как ей хорошо. Её визг и хрипы дополнили картину. Андрей подбородком уткнулся в угол постели, двумя руками обхватил узкие бёдра, в центре которых играла маленькая бездонная дырка, и задвигался, как поезд, летящий под откос. Отбойным молотком он приколачивал визжащее детское тело пигалицы, насаживая узкий таз на член. Пальцы сомкнулись в замок на мягких ягодицах. Двумя ладонями, сведёнными в чашу, он встречал её мощными ударами.
— Кончи мне в попку, — послышался нетерпеливый настойчивый голосок под ним.
Он остановился и недоумённым взглядом окинул истерзанное раскрасневшееся тело под ним, наверху сияло довольная сытая рожица. Вся залитая собственной слюной и слёзками, Вероника большими круглыми глазами пялилась с мольбой на Андрея.
Её рука уже скользнула вниз и, достав распаренный измазанный белесоватой смазкой стальной член, направила его в узелок ануса.
Андрей хмыкнул, почувствовав, как резиновая трясина кратера медленно затягивает его.
«Ну и сучка!» — думал он, погружаясь в очень тугое кольцо сфинктера.
Вероника, вытянув пальчики в лодочку, задёргала ими на разбитом влагалище. Новые повизгивания возвестили об удовольствии, которое она извлекала из процесса.
«Ну как хочешь», — он опять обхватил девушку за кости таза и забил поначалу мелкими ударами, постепенно наращивая темп.
В этот раз он не ложился на неё, чтобы не мешать ей заниматься собой. Откинувшись назад на пятки, Андрей нашёл нужным подложить подушку под попу Вероники. Её тугое очко постепенно расслаблялось, становясь почти таким же глубоким и бездонным, как влагалище.
— Какой ты там хороший! — напомнила егоза об удовольствии, получаемом столь странным способом. До сих пор её глазки были наполовину прикрыты, но сейчас она выгнула шею, заглядывая под себя, где мощный торс прибивал её в анус.
— Трахни меня сильнее, ещё сильнее! — Вероника ожесточённо закусила нижнюю губку, стеклянный взгляд, устремлённый перед собой, невидящий, блестел похотливым глянцем.
Он ускорился, мощнее забил бёдрами.
— Я хочу кончить вместе с тобой, — её натянутые пальчики быстрее затеребили разбухшую складочку в основании лобка.
Андрей почувствовал, как бескомпромиссно сжимается анус Вероники.
«Как тиски», — думал он.
Зрачки девушки поплыли вверх под опавшими веками, ротик приоткрылся, она хватала воздух, как рыба, выброшенная на берег.
«Вот сучка!» — он в который раз пришёл в невольный восторг, созерцая перед собой развращённую природу девушки, бившую ключом. Её задница крепко сжимала член, будто родной кулак. Горячая разбитая дырка тёрлась об лобок, орошала его бесцветными выделениями. Наконец грудки горели твёрдыми пупырышками сосков, подрагивали нежными припухлостями жировых тканей, разъехавшихся по ребристой грудной клетке.
Закинув пяточки Андрею на плечи, Вероника дала себя прихлопнуть яйцами. Внезапно таз её задрожал, передав волну по телу. Выгнув спину колесом, она кончала с широко открытыми глазками, распахнутыми по блюдечку. Высунув язычок, завернув его вверх, хаотично натирала клитор. Андрей насадил курочку на вертел и застыл в оргазме. Тугой анус едва пропускал мощные струи спермы, хлынувшие внутрь.
Дверь скрипнула. В комнату вихрем влетела Настя Корчагина. Лицо её, перекошенное от ярости, не предвещало ничего хорошего. В правой руке она держала чёрный кожаный ремень, пряжка опасно болталась на другом конце. Замахнувшись, она со всей силы ударила по обескураженным любовникам.
— Сука! Ненавижу! — из Настиных глаз прыснули слёзы.
Удар пришёлся по стене и лишь частично задел живот Вероники. Пигалица попыталась закрыться руками. Андрей тем временем перехватил ремень, намотал конец на кулак. Одновременно он пытался достать член из тугого ануса, но тот ни в какую не расслаблял хватку. Взорвавшись внутри, ствол расширился на конце от притока крови. Оргазм продолжал будоражить паховую область Андрея, подрагивая непроизвольными сжатиями под яичками. Солнцев со всей отчётливостью вдруг ...  Читать дальше →
Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх